Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Ангус, наверно, заметил, как я дергаю головой из стороны в сторону, 

потому что однажды, когда я только начал это делать, он меня спросил: 

- Зачем ты это делаешь, Алан? 

- Просто так, - ответил я. 

- Послушай, - сказал он мне, - мы же приятели. Зачем ты двигаешь 

головой? Тебе больно? 

- От этого боль проходит. 

- А! Вот в чем дело! - воскликнул он. - Каким же образом она проходит? 

- Я ничего не чувствую. Голова кружится - и все, - объяснил я. 

Он больше не сказал ни слова, но немного погодя я услышал, как он 

говорил сиделке Конрад, что нужно что-то предпринять. 

- Он терпеливый парнишка, - говорил Ангус. - Если бы ему не было плохо, 

он не стал бы этого делать. 

Вечером сестра сделала мне укол, и я спал всю ночь, но на следующий 

день боль продолжалась; мне дали порошок аспирина, велели лежать спокойно и 

стараться заснуть. 

Я выждал, пока сиделка вышла из палаты, и начал снова мотать головой. 

Но она ожидала этого и все время наблюдала за мной через стеклянную дверь. 

Ее звали сиделка Фриборн, и все ее терпеть не могли. Она была 

исполнительной и умелой, но делала только то, что полагалось, и ничего 

больше. 

- Я не прислуга, - сказала она одному больному, когда тот попросил ее 

передать мне журнал. 

Если к ней обращались с какой-нибудь просьбой, которая могла задержать 

ее хоть на минуту, она отвечала: 

- Разве вы не видите, что я занята? 

Она быстро вернулась в палату. 

- Несносный мальчишка! - сказала она резко. - Сейчас же прекрати это! 

Если еще раз вздумаешь трясти головой, я скажу доктору, и он тебе задаст. Ты 

не должен этого делать. А теперь лежи спокойно. Я послежу, как ты себя 

ведешь. 

И крупными шагами она направилась к двери, плотно сжав губы. У порога 

она еще раз оглянулась на меня: 

- Запомни, если я тебя еще раз застану за этим занятием, тебе 

несдобровать! 

Ангус проводил ее сердитым взглядом. 

- Слыхал? - спросил он Мика. - А еще сиделка! Подумать только! Черт 

знает что... 

- Она, - Мик презрительно махнул рукой, - она сказала мне, что я болен 

симулянитом. Я ей покажу симулянит. Если она еще раз меня заденет, я найду 

что ей ответить, - вот увидишь. А ты, Алан, - крикнул он мне, - не обращай 

на нее внимания! 

У меня началось местное заражение в бедре - там, где гипс врезался в 

тело, - и через несколько дней я почувствовал, что где-то на ноге лопнул 

нарыв. Тупая боль в пальце в этот день была почти невыносима, а тут еще 

прибавилось жжение в бедре... Я начал всхлипывать беспомощно и устало. А 

потом заметил, что Ангус с беспокойством смотрит на меня. Я приподнялся на 

локте и взглянул на него, и в моем взгляде он, должно быть, прочел 

овладевшее мной отчаяние, потому что на его лице внезапно появилось 

выражение тревоги. 

- Мистер Макдональд, - сказал я дрожащим голосом - не могу я больше 

терпеть эту боль. Пусть перестанет болеть. Кажется, мне крышка... 

Он медленно закрыл книгу, которую читал, и сел, поглядывая в сторону 

двери. 

- Куда девались эти проклятые сиделки? - крикнул он Мику диким голосом. 

- Ты можешь ходить. Пойди и позови их. Пошли за ними Папашу. Он их разыщет. 

Малыш достаточно натерпелся. Хотел бы я знать, что сказал бы его старик, 

будь он здесь. Папаша, поезжай и приведи кого-нибудь из сестер. Скажи, я 

звал, да поживей. 

Вскоре пришла одна из сиделок и вопросительно посмотрела на Ангуса: 

- Что случилось? Он кивнул в мою сторону: 

- Взгляните на него. Ему плохо. 

Она приподняла одеяло, посмотрела на простыню, снова опустила его и, не 

говоря ни слова, выбежала из палаты. 

Помню, как вокруг меня стояли доктор, старшая сестра, сиделки, помню, 

как доктор пилил и рубил гипс на моей ноге, но мне было невыносимо жарко, 

перед глазами все плыло, и как пришли отец с матерью, я не помню. Я 

запомнил, правда, что отец принес мне перья попугая - но это уже было неделю 

спустя. 

 

 

ГЛАВА 7 

 

Когда я снова стал различать палату и ее обитателей, на кровати Ангуса 

лежал незнакомый человек. Пока я неделю метался в бреду, Ангуса и Мика 

выписали. Ангус оставил мне три яйца и полбанки пикулей, а Мик попросил 

сиделку Конрад передать мне, когда я приду в себя, банку с лесным медом. 

Мне их очень недоставало. Казалось, сама палата стала иной. Люди, 

которые теперь лежали на белых постелях, были слишком больны или подавлены 

непривычной обстановкой, чтобы разговаривать друг с другом; и они еще не 

научились делиться яйцами. 

Папаша стал совсем мрачным. 

- Здесь все переменилось, - говорил он мне. - Помню, в этой палате 

велись разговоры, каких я никогда раньше и не слыхивал. Умнейшие парни 

собирались здесь. А сейчас - взгляни на эту мелюзгу - двух грошей не дашь за 

них всех, вместе взятых. И всего-то животы у них болят, а глаза заводят, 

будто чахоточные. Все только и думают о своих болячках, а тебя и слушать не 

хотят, когда вздумаешь пожаловаться на свои горести. Если бы я не знал, что 

в любую минуту могу помереть, то попросил бы старшую сестру отпустить меня 

отсюда. А она прекрасная женщина, доложу я тебе. 

Человек, лежавший на кровати Ангуса, был очень высокого роста, и в 

первый день, когда он появился в палате, сиделка Конрад, поправляя его 

постель, воскликнула: 

- Боже мой! Ну и высоченный же вы! 

Ему это доставило удовольствие. Он улыбнулся со смущенной гордостью и 

оглянулся вокруг, чтобы убедиться, все ли мы слышали, затем улегся 

поудобней, вытянул свои длинные ноги так, что закутанные одеялом ступни 

высунулись между прутьев спинки, и положил руки под голову. 

- Вы умеете ездить верхом? - спросил я, почувствовав уважение к его 

огромному росту. 

Он окинул меня беглым взглядом, увидел, что перед ним ребенок, оставил 


Страница 22 из 77:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21  [22]  23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"