Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

грустном настроении. 

Перед тем как отправиться в усадьбу, он повязал шею красным платком, 

надел широкополую шляпу и оседла гнедую кобылу, по кличке "Баловница", 

которая начала брыкаться, стоило только коснуться ее бока каблуков 

Высотой она была ладоней в шестнадцать и прыгала не хуже кенгуру. И 

вот, когда гости уселись на просторной веранде, попивая прохладительные 

напитки, отец галопом вылетел из-за деревьев, испуская оглушительные вопли, 

словно лесной разбойник. 

Вспоминая об этом, он рассказывал мне: 

- Значит, выезжаю я из-за поворота к жердевым ротам - земля перед ними 

плотная, и, хоть усыпана гравием, опора есть. Я всегда говорю, что лошадь с 

пастбища наверняка себя оправдает, Баловницу я только что объездил и она 

была свежа, как огурчик. Ну, конечно, она на препятствие слишком рано - 

неопытная была и - я вижу: сейчас зацепит. Ворота были высоченные хоть ходи 

под ними. Конюхи боялись, что Карузерс кого-нибудь уволит, если поставить 

ворота пониже. Да с него бы и сталось. - Отец сделал презрительный жест и 

вернулся к своему повествованию: - Чувствую, что Баловница прыгнула, и 

приподнимаюсь, чтобы уменьшить свой вес. Между моим телом и седлом можно 

было просунуть голову. Но меня беспокоили ее передние ноги. Если они 

перейдут, то все в порядке. 

Черт возьми, ну и дрыгала же эта лошадь! Разрази меня гром, если вру! 

Она извернулась и выжала еще два дюйма прямо в воздухе. Правда, задними она 

все-таки зацепилась, но, едва приземлившись, через два скачка снова вошла в 

аллюр. А я сижу в седле как ни в чем не бывало. 

Ну, осадил я ее прямо перед верандой и поднял на дыбы под самым носом у 

гостей Карузерса. А они, не допив своих стаканов, повскакали с мест так, что 

все стулья поопрокидывали. 

Ну, а я вонзил каблуки в бока Баловницы. Она как метнется в сторону и 

завизжит, что твой поросенок. Хотела прижать меня к дереву, вредная тварь. Я 

ее повернул, хлопая шляпой по ребрам, а она боком прямо на веранду и давай 

лягаться, как взмахнет копытами, так и разнесет в щепу стол или стул. Кругом 

летят стаканы с грогом, женщины пищат, мужчины бегают, а некоторые с 

геройским видом загораживают дам, те за них цепляются - ну, словом, корабль 

идет ко дну, спасайся кто может, и давайте умрем достойно! Черт возьми, вот 

был ералаш!.. 

Дойдя до этого места в своем повествовании, отец начинал смеяться. Он 

смеялся до слез, так что ему приходилось даже осушать их носовым платком. 

- Да, черт подери... - говорил он, переводя дыхание и заканчивая 

рассказ. - Прежде чем мне удалось сладить с Баловницей, я сшиб с ног сэра 

Фредерика Сейлсбэри, или как его там, и он полетел вверх тормашками прямо на 

выводок павлинов. 

- Папа, это было на самом деле? Все это правда? - как-то спросил я 

отца. 

- Да, черт возьми, правда... Впрочем, погоди... - Он нос и потер рукой 

подбородок. - Нет, сынок, это, пожалуй, и неправда, - признался он. - Что-то 

похожее было на самом деле, но когда об одном и том же рассказываешь много 

раз подряд, то стараешься, чтобы получилось занятней и смешнее. Нет, я не 

врал. Я просто рассказал смешную историю. Ведь хорошо, когда удается 

рассмешить людей. На свете и так слишком много всякой всячины, наводящей 

тоску. 

- Это вроде рассказа об олене? - спросил я. 

- Да, - ответил он, - вроде того. Я ездил на нем верхом, вот и все. 

Мистер Карузерс протестовал против моего отца из-за того, что тот 

прокатился на его олене. 

- Олень все ходил и ходил по кругу, бедняга, - рассказывал отец, - а мы 

с ребятами влезли на забор, и, да олень пробегал подо мной, я взял да и 

прыгнул ему на спину. Конечно, это они меня раззадорили. - Он умолк; 

рассеянно уставился вдаль, потер подбородок и, слегка улыбнувшись, добавил 

"черт возьми!" тоном, который не оставлял сомнений в том как отнесся олень к 

своему непрошеному наезднику. 

Отец ни разу не рассказывал мне подробностей той проделки, - очевидно, 

он считал ее ребячеством. И когда я продолжал его расспрашивать: "А олень 

побежал?" - он ограничивался тем, что коротко отвечал: "Да еще как!" 

Я решил расспросить об этом эпизоде Питера Финли. По моему мнению, отец 

не хотел вспоминать о приключении с оленем потому, что олень его сбросил. 

- Олень задал отцу трепку? - спросил я Питера. 

- Нет, - ответил он, - твой отец задал трепку оленю. 

Впоследствии мне кто-то рассказал, что олень обломил об отца рог. Это и 

вызвало недовольство мистера Карузерса, который собирался, когда олень 

сбросит рога, повесить их в гостиной над камином, как он это проделывал 

каждый год. 

После смерти мистера Карузерса миссис Карузерс куда-то отправила оленя. 

Но когда я подрос настолько, что стал тайком забираться в парк, еще можно 

было деть глубокий след, протоптанный оленем там, где он ходил и ходил по 

кругу. 

Вот почему, а также потому, что все в Туралле, за исключением моего 

отца, относились к миссис Карузерс с трепетом, я с таким благоговением 

рассматривал лежавший передо мной ящик и ценил его гораздо выше любого 

подарка, который мне когда-либо приносили. Он имен такую цену в моих глазах 

не сам по себе (коробка из под свечей на колесиках доставила бы мне гораздо 

больше удовольствия), но в нем я видел свидетельство того что миссис 

Карузерс знает о моем существовании и считает меня важной персоной, 

достойной получить от нее подарок. 

Ведь кроме меня, никто во всей Туралле не получал подарков от миссис 

Карузерс. А она была обладательницей коляски на дутых шинах, пары серых 

лошадей, целого выводка павлинов и бесчисленных миллионов. 

- Мама, - сказал я, глядя на мать и все еще крепко держа ящик, - когда 

миссис Карузерс отдавала Мэри подарок, Мэри ее потрогала? 

 

 

ГЛАВА 6 

 

На следующее утро мне не принесли завтрака, но я и не хотел есть. Я был 


Страница 19 из 77:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18  [19]  20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"