Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

потом лег шрам. 

Утром накануне операции он остановился около моей кровати и сказал 

сопровождавшей его старшей сестре: 

- Мальчик, по-моему, совсем освоился: у него очень веселый вид. 

- Да, да, он славный мальчуган, - подхватила сестра и добавила обычным 

нарочито веселым тоном: - Он даже поет "Брысь, брысь, черный кот!". Не 

правда ли, Алан? 

- Да, - сказал я, как всегда смущаясь от ее приторного голоса. 

Доктор с минуту смотрел на меня в раздумье, потом неожиданно нагнулся и 

откинул одеяло. 

- Перевернись на живот, чтобы я мог осмотреть твою спину, - сказал он. 

Я перевернулся и почувствовал, что его прохладные руки скользят по моей 

кривой спине, тщательно ее ощупывая. 

- Хорошо, - произнес он, выпрямляясь и придерживая одеяло, чтобы я мог 

снова лечь на спину. 

Когда я повернулся к нему лицом, он взъерошил мне волосы и сказал: 

- Завтра мы выпрямим твою ногу. - И с улыбкой, которая показалась мне 

странной, добавил: - Ты храбрый мальчик. 

Я принял эту дань уважения без малейшего чувства гордости, недоумевая, 

за что он меня похвалил. Мне очень захотелось, чтобы он узнал, какой я 

замечательный бегун. Я наконец решился сказать ему об этом, но он уже 

повернулся к Папаше, который, сидя в своей коляске, ухмылялся беззубыми 

деснами. 

Папаша прижился в больнице, как кошка в доме. Это был старик пенсионер 

с парализованными ногами. Он передвигался по палате и выезжал на веранду в 

кресле-коляске, к колесам которой были приделаны специальные рычаги. Худыми 

жилистыми руками он проворно нажимал на рычаги и быстро ездил по палате. Я 

завидовал ему и в мечтах уже видел, как я ношусь по больнице в таком же 

кресле, а потом завоевываю первое место в спортивных колясочных гонках и, 

проезжая по стадиону, кричу: "Дай дорогу!" - как заправский велогонщик. 

Во время врачебного обхода Папаша занимал свою излюбленную позицию - у 

моей кровати. С нетерпением поглядывая на врача, обходившего палату, он 

сидел, готовый, как только тот остановится перед ним, поразить его 

сочиненной заранее тирадой. В такую минуту заговаривать с ним было 

бесполезно - он ничего не слышал. Но в другое время он говорил без умолку. 

Он всегда был готов ныть и жаловаться и терпеть не мог ежедневных ванн. 

- Эскимосы же не моются в ваннах, - оправдывался он, - а их и топором 

не убьешь. 

Сестра заставляла его принимать ванну каждый день, а он считал это 

вредным для своей груди. 

- Сестра, - говорил он, - не сажайте вы меня под вашу брызгалку, этак я 

схвачу воспаление легких. 

Когда он закрывал рот, морщины на его лице становились глубокими 

складками. Его куполообразная голова была покрыта тонкими седыми волосками, 

такими редкими, что они не могли прикрыть блестящую кожу, усеянную 

коричневыми пятнышками. 

Мне он был неприятен - но не из-за внешности, которая казалась мне 

интересной, а потому, что я считал его грубым и его манера выражаться 

смущала меня. 

Как-то раз он сказал сестре: 

- У меня сегодня не было выделений из кишечника, сестра. Это не опасно? 

Я быстро посмотрел на нее, чтобы увидеть, как она воспримет эти слова, 

но она и бровью не повела. 

Его постоянные жалобы раздражали меня - по моему мнению, ему хоть 

изредка для разнообразия следовало бы говорить, что он чувствует себя 

хорошо. 

Иногда Мик спрашивал его: 

- Как здоровье, Папаша? 

- Хуже быть не может. 

- Ну, пока ты еще не умер, - весело говорил Мик. 

- Умереть-то не умер, да только по тому, как я себя чувствую, это может 

случиться в любую минуту. - Папаша мрачно покачивал головой и отъезжал к 

постели какого-нибудь новичка, которому еще не успели надоесть его 

причитания. 

К старшей сестре он относился с почтением и старался не вызывать ее 

неудовольствия; объяснялось это главным образом тем, что она обладала 

властью отправить его в приют для престарелых. 

- А в таком заведении долго не протянешь, - говорил он Ангусу, - 

особенно если ты болен. Раз ты человек старый и больной, то правительство 

наше так и норовит от тебя избавиться, и чем скорее, тем лучше. 

Поэтому, разговаривая со старшей сестрой, он всячески старался 

задобрить ее и внушить ей, что страдает множеством недугов, которые 

оправдывают его пребывание в больнице. 

Однажды, когда она спросила его, как он себя чувствует, он сказал: 

- Сердце у меня в нутре мертвый-мертво, как у дохлого барана. 

Я сразу же представил себе колоду мясника, а на ней влажное, холодное 

сердце, и мне стало не по себе. 

Я сказал Ангусу: 

- Сегодня я себя хорошо чувствую, очень хорошо. 

- Вот это дело, - ответил он. - Никогда не вешай носа. 

Ангус мне нравился. 

Утром при обходе старшая сестра спросила у Папаши, который подкатил 

свое кресло к камину, обогревавшему палату: 

- Кто помял занавеси? 

Открытое окно, на котором они висели, было возле камина, и легкий 

ветерок относил их к огню. 

- Это я сделал, сестра, - признался Папаша, - боялся, как бы не 

загорелись. 

- У вас грязные руки, - сердито сказала сестра, - все занавеси в темных 

пятнах. Извольте впредь просить сиделку, чтобы она их отдергивала. 

Папаша заметил, что я прислушиваюсь, и немного погодя сказал: 

- Знаешь, старшая сестра - прекрасная женщина. Вчера она спасла мне 

жизнь; она, кажется, расстроилась из-за этих занавесей, да только, будь я 

дома и будь это мои занавеси, я бы их все равно примял. С огнем шутки плохи. 

- Мой отец видел, как сгорел дом, - сказал я. 

- Да, да, - нетерпеливо произнес Папаша, - но сейчас дело не в этом. 

Судя по тому, с каким видом твой отец расхаживал по палате, он, наверно, 

много чего насмотрелся. Пламя могло лизнуть занавеску, и она бы разом 


Страница 15 из 77:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14  [15]  16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"