Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

походку; и порой казалось, что идущая позади сиделка приводит ее в движение, 

дергая за шнурок. 

Когда она наконец появилась в дверях палаты, больные уже закончили 

утренние разговоры и сидели или лежали в ожидании ее прихода, подавленные 

строгостью безукоризненно застеленных кроватей и размышляя о своих недугах. 

Мик, за глаза всегда готовый отпустить шутку по адресу старшей сестры, 

теперь, когда она приближалась к его постели, поглядывал на нее с 

почтительным страхом. 

- Ну как вы себя сегодня чувствуете, Бэрк? - нарочито бодро спросила 

она. 

- Отлично, сестра, - ответил Мик весело, но сохранить этот тон ему не 

удалось. - Плечо все еще болит, но уже становится лучше. А вот руку я еще не 

могу поднять. С ней что-нибудь серьезное? 

- Нет, Бэрк, доктор этого не находит. 

- Черта с два добьешься от тебя толку, - прошипел Мик, разумеется, 

когда она уже не могла его слышать. 

Старшая сестра, подходя к моей кровати, всегда принимала тот вид, с 

которым взрослые утешают или смешат ребенка, чтобы произвести впечатление на 

окружающих. Я всегда чувствовал себя так неловко, словно меня вытолкнули на 

сцену и заставляют декламировать. 

- Ну, как себя чувствует сегодня наш храбрый маленький мужчина? Мне 

говорили, что ты часто поешь по утрам. А для меня ты когда-нибудь споешь 

песенку? 

Я так смутился, что ничего не ответил. 

- Он поет песенку "Брысь, брысь, черный кот!", - сказала сиделка, 

выступая вперед, - и поет очень приятно. 

- Наверно, ты когда-нибудь будешь певцом, - заметила старшая сестра. - 

Ты хотел бы стать певцом? 

Не дожидаясь ответа, она повернулась к сиделке и продолжала: 

- Почти все дети хотят быть машинистами на паровозе, когда вырастут. 

Вот, например, мой племянник. Я купила ему игрушечный поезд, и он так любит 

играть с ним, милая крошка. 

Затем она снова повернулась ко мне: 

- Завтра ты ляжешь спать, а когда проснешься, твоя ножка будет в 

премиленьком белом коконе. Правда, это будет красиво? - Потом, обратившись к 

сиделке, она добавила: - Операция назначена на десять тридцать. Сестра 

подготовит его. 

- Что такое операция? - спросил я Ангуса, когда они ушли. 

- Да ничего особенного, просто займутся твоей ногой... подправят ее... 

В это время ты будешь спать. 

Я понял, что он не хочет объяснить мне, в чем дело, и на секунду меня 

охватил страх. 

Однажды отец не стал распрягать молодую лошадь, а просто привязал вожжи 

к ободу колеса и пошел выпить чашку чая; лошадь, оборвав туго натянутые 

вожжи, помчалась через ворота, разбила бричку о столб и ускакала. Отец, 

услышав грохот, выбежал из дому и постоял с минуту, рассматривая обломки, а 

потом обернулся ко мне (я, разумеется, выскочил вслед за ним) и сказал: "А, 

наплевать! Пойдем допивать чай". 

Когда Ангус запнулся и оборвал свои объяснения, мне почему-то 

вспомнилось это восклицание отца, и сразу стало легче дышать. 

- А, наплевать! - сказал я. 

- Молодчина, так и надо, - похвалил меня Ангус. 

 

 

ГЛАВА 5 

 

Меня лечил доктор Робертсон - высокий мужчина, всегда одетый 

по-праздничному. 

Всякую одежду я разделял на два вида: праздничную и будничную. 

Праздничный костюм можно было надевать и в будни, но лишь в особых случаях. 

Мои праздничный костюм был из грубой синей саржи - его доставили из 

магазина в коричневой картонной коробке; он был завернут в целлофан и 

издавал необычайно приятный запах, свойственный новым вещам, 

Но я не любил носить этот костюм, потому что его нельзя было пачкать. 

Отец тоже не любил свой праздничный костюм. 

- Давай-ка снимем эту проклятую штуковину, - говорил он по возвращении 

из церкви, куда ходил редко, и то по настоянию матери. 

Меня удивляло, что доктор Робертсон выряжался по-праздничному каждый 

день. Но не только это озадачивало меня; я пересчитал его праздничные 

костюмы и обнаружил, что у него их четыре. Из этого я сделал вывод, что он, 

вероятно, человек очень богатый и живет в доме с газоном. Люди, у которых 

перед домом был разбит газон, а также все, кто разъезжал в шарабане на 

резиновых шинах или в кабриолете, обязательно были богачами. 

Я как-то спросил доктора! 

- У вас есть кабриолет? 

- Да, - ответил он, - есть. 

- На резиновых шинах? 

- Да. 

После этого мне было трудно с ним разговаривать. Все, кого я знал, были 

бедные. Богачей я знал по именам и видел, как они проезжали мимо нашего 

дома, но они никогда не смотрели на бедных и не разговаривали с ними. 

- Едет миссис Карузерс! - кричала моя сестра, и мы все устремлялись к 

воротам, чтобы посмотреть на коляску, запряженную парой серых лошадей и с 

кучером на козлах. 

Казалось, что мимо нас проезжает сама королева. 

Я вполне мог представить себе, как доктор Робертсон беседует с миссис 

Карузерс, но мне трудно было привыкнуть к тому, что он разговаривает со 

мной. 

У него было бледное, не знавшее загара лицо с сизым отливом на гладко 

выбритых щеках. Мне нравились его глаза - светло-голубые, окруженные 

морщинками, особенно заметными, когда он смеялся. Его длинные узкие руки 

пахли мылом, и прикосновение их было прохладно. 

Он ощупал мою спину и ноги, спрашивая, не больно ли. Потом выпрямился, 

посмотрел на меня и сказал сестре: 

- Искривление весьма значительно, поражена часть спинных мышц. 

Еще раз осмотрев мою ногу, он потрепал меня по волосам и сказал: 

- Мы все это скоро выпрямим. - И обратился к сестре. - Необходимо 

выровнять берцовую кость. - Он взял меня за лодыжку и продолжал: - Эти 

сухожилия придется укоротить, а стопу поднять. Мы сделаем надрез вот у этого 

сустава. - Он медленно провел пальцем по коже над коленом. - Выравнивать 

будем здесь. 

Это движение его пальцев я запомнил навсегда: он провел линию там, где 


Страница 14 из 77:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13  [14]  15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"