Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

кастрюлю, смотрели на эту утреннюю церемонию с грустью, к которой нередко 

примешивалось раздражение. Потом они откидывались на подушки, охая и жалуясь 

на дурно проверенную ночь. Многие делились емкими запасами с этими 

несчастливцами. 

- Вот три яйца, - говорил сиделке Ангус. - Одно для Тома, одно для 

Мика, одно для меня. Я их все надписал, и скажи повару, чтобы он не варил их 

вкрутую. 

Яйца всегда возвращались крутыми. Рюмочек для них не полагалось, и 

горячее яйцо приходилось держать в руке. 

Мать присылала мне каждую неделю десяток яиц, и мне доставляло большую 

радость, если я мог крикнуть соседу по палате: "Том, я положил яйцо и для 

тебя!" Мне нравилась улыбка, которая при этих словах появлялась на его лице. 

Мой десяток быстро исчезал, и тогда Ангус брал меня на свое попечение. 

- Ты слишком щедро швыряешься яйцами, - говорил он в таких случаях. - 

Побереги хоть несколько штук для себя. Мои запасы кончаются. 

Я старался сообразить, кому из больных следует дать яйцо, и вдруг 

вспомнил о новичке - сейчас при свете дня он уже не казался таким страшным. 

Я проворно сел и посмотрел на его кровать, но он лежал, укрывшись одеялом с 

головой. 

- Что это он делает? - спросил я Ангуса. 

- Ему все еще мерещится бог весть что, - ответил Макдональд, 

разворачивая маленький кусочек масла, который он достал из ящика. - Ночью он 

чуть совсем не рехнулся. Раз даже соскочил с кровати. Мик говорит, что 

сейчас он слаб, как котенок. 

Мик сидел и зевал, сопровождая каждый зевок болезненным стоном. 

Почесывая грудь, он поддакнул: 

- Куда уж слабее... И не удивительно... Из-за этого типа я полночи глаз 

не сомкнул. А ты как спал, Мак? 

- Плохо. Опять боли мучили. И никак не разберу, что это такое. Они не 

от сердца, потому что болит справа. Я говорил врачу, а он мне так ничего и 

не объяснил. Дождешься от них! 

- Факт, - подтвердил Мик. - Я всегда говорил, что только тот разумеет, 

кто сам болеет. А я ночью надавил на свою руку, и мне бог знает чего стоило 

не закричать. А этот малый, - он показал на новенького, все еще лежавшего 

закутавшись в одеяло, - думает, что он спятил. Неплохо, видать, проводил 

время, пока дошел до эдакого состояния. Как бы там ни было, я готов 

променять мою руку на его мозги. 

Я любил слушать эти утренние разговоры, но часто мне трудно было 

понять, о чем идет речь. Мне всегда хотелось разузнать обо всем как можно 

подробней. 

- А зачем вы надавили на свою руку? - спросил я. 

- Зачем? - воскликнул в изумлении Мик. - То есть как "зачем"? Я-то 

откуда знаю? Я думал, что это моя здоровая рука. Пресмешной ты паренек, как 

я погляжу. 

Человек, лежавший на соседней кровати, застонал. 

Обращаясь к этой бесформенной куче постельного белья, Мик сказал: 

- Да, брат, плохи твои дела. Завтра на твоей могилке вырастут 

маргаритки. Хочешь не хочешь, всему хорошему на свете приходит конец. 

- Не говори с ним так! - с негодованием воскликнул Ангус. - Ты его черт 

знает как напугаешь. Дать тебе яйцо сегодня? 

- Дай пару, а я тебе верну на той неделе, когда моя старуха придет 

навестить меня. 

- А что, если она не принесет тебе ничего? 

- Все может случиться, - ответил Мик уныло. - Смешно, но никогда 

человеку не удается найти жену, которая была бы так же хороша, как его мать. 

Сколько раз я это видел. Женщины сейчас все на один манер. Все они портятся 

на глазах, это каждый скажет. Бывало, зайдешь в материнскую кладовую - черт, 

чего там только не было! Мышь и та не могла бы протиснуться между банками 

варенья и маринадов, и бутылками томата, и имбирного пива. И все это она 

делала своими руками. А теперь - попроси любую женщину сварить тебе банку 

варенья... - Он презрительно махнул рукой и сказал уже совсем другим тоном: 

- Она принесет яйца. Дай парочку, я сегодня чертовски голоден. 

Неожиданно пьяница приподнялся и, словно собираясь спрыгнуть с кровати, 

отбросил одеяло. 

- Эй, укройся сейчас же! - приказал Мик. - Достаточно ты ночью 

накуролесил. Хватит. Если сам не перестанешь, тебя привяжут. 

Тот поправил одеяло и схватил себя за волосы, но скоро отпустил их и 

сказал Мику: 

- У меня все еще стоит во рту вкус этого лекарства, прямо с души 

воротит. 

- Хотите яичко? - крикнул я ему срывающимся от волнения голосом. 

- Малыш спрашивает, не съешь ли ты яйцо на завтрак, - пояснил Мик. 

- Да, - сказал он, снова вцепившись в волосы. - Съем, непременно съем. 

Мне надо восстановить силы. 

- Он съест, - сказал Мик, - давай яйцо. 

Я вдруг проникся симпатией к новому соседу и решил попросить мать 

принести мне столько яиц, чтобы и на него хватило. 

После завтрака сиделки, торопливо переходя от одной кровати к другой, 

расстилали стеганые одеяла, убранные накануне. Они наклонялись над каждой 

кроватью, и больные смотрели на них со своих подушек. Но сиделки глядели 

только на свои хлопочущие руки и не замечали больных. Они взбивали подушки, 

подтыкали простыни, разглаживали все складки и морщинки, готовя палату к 

обходу старшей сестры. 

Если сиделки не очень торопились, они не прочь были перекинуться с нами 

шуткой. Среди них были милые и славные женщины, которые любили посудачить с 

больными, называли старшую сестру "старой наседкой" и предупреждали шепотом 

о появлении сестер. 

Любимицей Ангуса была сиделка Конрад - молоденькая толстушка, которая 

охотно смеялась, разговаривая с больными. Ангус, если кто-нибудь приносил 

ему апельсины, всегда откладывал один для нее. 

- Вот славная девчушка, - сказал он как-то, когда она, проходя мимо, 

улыбнулась ему. - Клянусь богом, я сейчас скажу ей, чтобы она пошла 

посмотреть семейство Бланш. 

В то время в город должна была прибыть на ежегодные гастроли 


Страница 12 из 77:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11  [12]  13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"