Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Но даже на краю небес 

Все тот же был зубчатый лес. 

Тогда на землю я упал; 

И в исступлении рыдал, 

И грыз сырую грудь земли, 

И слезы, слезы потекли 

В нее горючею росой... 

Но, верь мне, помощи людской 

Я не желал... Я был чужой 

Для них навек, как зверь степной; 

И если б хоть минутный крик 

Мне изменил - клянусь, старик, 

Я б вырвал слабый мой язык. 

 

16 

 

Ты помнишь детские года: 

Слезы не знал я никогда; 

Но тут я плакал без стыда. 

Кто видеть мог? Лишь темный лес 

Да месяц, плывший средь небес! 

Озарена его лучом, 

Покрыта мохом и песком, 

Непроницаемой стеной 

Окружена, передо мной 

Была поляна. Вдруг во ней 

Мелькнула тень, и двух огней 

Промчались искры... и потом 

Какой-то зверь одним прыжком 

Из чащи выскочил и лег, 

Играя, навзничь на песок. 

То был пустыни вечный гость - 

Могучий барс. Сырую кость 

Он грыз и весело визжал; 

То взор кровавый устремлял, 

Мотая ласково хвостом, 

На полный месяц, - и на нем 

Шерсть отливалась серебром. 

Я ждал, схватив рогатый сук, 

Минуту битвы; сердце вдруг 

Зажглося жаждою борьбы 

И крови... да, рука судьбы 

Меня вела иным путем... 

Но нынче я уверен в том, 

Что быть бы мог в краю отцов 

Не из последних удальцов. 

 

17 

 

Я ждал. И вот в тени ночной 

Врага почуял он, и вой 

Протяжный, жалобный как стон 

Раздался вдруг... и начал он 

Сердито лапой рыть песок, 

Встал на дыбы, потом прилег, 

И первый бешеный скачок 

Мне страшной смертью грозил... 

Но я его предупредил. 

Удар мой верен был и скор. 

Надежный сук мой, как топор, 

Широкий лоб его рассек... 

Он застонал, как человек, 

И опрокинулся. Но вновь, 

Хотя лила из раны кровь 

Густой, широкою волной, 

Бой закипел, смертельный бой! 

 

18 

 

Ко мне он кинулся на грудь: 

Но в горло я успел воткнуть 

И там два раза повернуть 

Мое оружье... Он завыл, 

Рванулся из последних сил, 

И мы, сплетясь, как пара змей, 

Обнявшись крепче двух друзей, 

Упали разом, и во мгле 

Бой продолжался на земле. 

И я был страшен в этот миг; 

Как барс пустынный, зол и дик, 

Я пламенел, визжал, как он; 

Как будто сам я был рожден 

В семействе барсов и волков 

Под свежим пологом лесов. 

Казалось, что слова людей 

Забыл я - и в груди моей 

Родился тот ужасный крик, 

Как будто с детства мой язык 

К иному звуку не привык... 

Но враг мой стал изнемогать, 

Метаться, медленней дышать, 

Сдавил меня в последний раз... 

Зрачки его недвижных глаз 

Блеснули грозно - и потом 

Закрылись тихо вечным сном; 

Но с торжествующим врагом 

Он встретил смерть лицом к лицу, 

Как в битве следует бойцу! .. 

 

19 

 

Ты видишь на груди моей 

Следы глубокие когтей; 

Еще они не заросли 

И не закрылись; но земли 

Сырой покров их освежит 

И смерть навеки заживит. 

О них тогда я позабыл, 

И, вновь собрав остаток сил, 

Побрел я в глубине лесной... 

Но тщетно спорил я с судьбой: 

Она смеялась надо мной! 

 

20 

 

Я вышел из лесу. И вот 

Проснулся день, и хоровод 

Светил напутственных исчез 

В его лучах. Туманный лес 

Заговорил. Вдали аул 

Куриться начал. Смутный гул 

В долине с ветром пробежал... 

Я сел и вслушиваться стал; 

Но смолк он вместе с ветерком. 

И кинул взоры я кругом: 

Тот край, казалось, мне знаком. 

И страшно было мне, понять 

Не мог я долго, что опять 

Вернулся я к тюрьме моей; 

Что бесполезно столько дней 

Я тайный замысел ласкал, 

Терпел, томился и страдал, 

И все зачем?.. Чтоб в цвете лет, 

Едва взглянув на божий свет, 

При звучном ропоте дубрав 

Блаженство вольности познав, 

Унесть в могилу за собой 

Тоску по родине святой, 

Надежд обманутых укор 

И вашей жалости позор! .. 

Еще в сомненье погружен, 

Я думал - это страшный сон... 

Вдруг дальний колокола звон 

Раздался снова в тишине - 

И тут все ясно стало мне... 

О, я узнал его тотчас! 

Он с детских глаз уже не раз 

Сгонял виденья снов живых 

Про милых ближних и родных, 

Про волю дикую степей, 

Про легких, бешеных коней, 

Про битвы чудные меж скал, 

Где всех один я побеждал! .. 

И слушал я без слез, без сил. 

Казалось, звон тот выходил 

Из сердца - будто кто-нибудь 

Железом ударял мне в грудь. 

И смутно понял я тогда, 

Что мне на родину следа 

Не проложить уж никогда. 

 

21 

 

Да, заслужил я жребий мой! 

Могучий конь, в степи чужой, 

Плохого сбросив седока, 

На родину издалека 

Найдет прямой и краткий путь... 

Что я пред ним? Напрасно грудь 

Полна желаньем и тоской: 

То жар бессильный и пустой, 

Игра мечты, болезнь ума. 

На мне печать свою тюрьма 

Оставила... Таков цветок 

Темничный: вырос одинок 

И бледен он меж плит сырых, 

И долго листьев молодых 

Не распускал, все ждал лучей 

Живительных. И много дней 

Прошло, и добрая рука 

Печально тронулась цветка, 

И был он в сад перенесен, 

В соседство роз. Со всех сторон 

Дышала сладость бытия... 

Но что ж? Едва взошла заря, 

Палящий луч ее обжег 

В тюрьме воспитанный цветок... 

 

22 

 

И как его, палил меня 

Огонь безжалостного дня. 

Напрасно прятал я в траву 

Мою усталую главу: 

Иссохший лист ее венцом 

Терновым над моим челом 

Свивался, и в лицо огнем 

Сама земля дышала мне. 

Сверкая быстро в вышине, 

Кружились искры, с белых скал 

Струился пар. Мир божий спал 

В оцепенении глухом 

Отчаянья тяжелым сном. 

Хотя бы крикнул коростель, 

Иль стрекозы живая трель 

Послышалась, или ручья 

Ребячий лепет... Лишь змея, 

Сухим бурьяном шелестя, 

Сверкая желтою спиной, 

Как будто надписью златой 

Покрытый донизу клинок, 

Браздя рассыпчатый песок. 

Скользила бережно, потом, 

Играя, нежася на нем, 

Тройным свивалася кольцом; 

То, будто вдруг обожжена, 

Металась, прыгала она 

И в дальних пряталась кустах... 

 

23 

 

И было все на небесах 

Светло и тихо. Сквозь пары 

Вдали чернели две горы. 

Наш монастырь из-за одной 

Сверкал зубчатою стеной. 

Внизу Арагва и Кура, 

Обвив каймой из серебра 

Подошвы свежих островов, 

По корням шепчущих кустов 

Бежали дружно и легко... 

До них мне было далеко! 

Хотел я встать - передо мной 

Все закружилось с быстротой; 

Хотел кричать - язык сухой 

Беззвучен и недвижим был... 

Я умирал. Меня томил 

Предсмертный бред. 

Казалось мне, 

Что я лежу на влажном дне 

Глубокой речки - и была 

Кругом таинственная мгла. 


Страница 3 из 4:  Назад   1   2  [3]  4   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"