Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Отец и дед Лучниковы переглянулись: Антону и в самом деле нравилась роль гида. Фредди Бутурлин пьяновато рассмеялся: то ли он действительно набрался еще до обеда, то ли ему казалось, что таким пьяноватым ему следует быть, в его "сокольской" плейбойской куртке, да еще и в присутствии хорошеньких девиц. 

- Ноу, Тони, ноу плиз донт, - пригрозил он пальцем Антону, - не вводи в заблуждение путешественниц. Врэвакуанты, май янг лэдис, это не нация. По национальности мы русские. Именно мы и есть настоящие русские, а не... - Тут бравый "сокол" слегка икнул, видимо, вспомнив, что он еще и член Кабинета, и закончил фразу дипломатично: - ... а не кто-нибудь другой. 

- Вы хотите сказать, что вы - элита, призванная править народом Крыма?! - выпалил Антон, перегнувшись через край стола. 

"Что это он глаза-то стал так таращить, - подумал Лучников. - Уж не следствие ли наркотиков?" 

- Не вы, а мы, - лукаво погрозил Бутурлин Антону вилкой, на которой покачивался великолепный щримп, - Уж не отделяешься ли ты от нас, Тони? 

- Антон у нас теперь представитель культуры яки, - усмехнулся Лучников. 

- Яки! - вскричал Антон. - Будущее нашей страны - это яки, а не вымороченные врэвакуанты, или обожравшиеся муллы, или высохшие англичане! - Он отодвинул локтем свою тарелку и зачастил, обращаясь к девушкам: - Яки - это хорошо, это среднее между "якщи" и "о'кей", это формирующаяся сейчас нация Острова Крыма, составленная из потомков татар, итальянцев, болгар, греков, турок, русских войск и британского флота. Яки - это нация молодежи. Это наша история и наше будущее, и мы плевать хотели на марксизм и монархизм, на Возрождение и на Идею Общей Судьбы! 

За столом после этой пылкой тирады воцарилось натянутое молчание. Девицы сидели с каменными лицами, у Кристины вздулась правая щека - во рту, видимо, лежало что-то непрожеванное, вкусное. 

- Вы уж извините нас, уважаемые леди, - проговорил Арсений Николаевич. - Быть может, вам не все ясно. Это вечный спор славян в островных условиях. 

- А нам на ваши проблемы наплевать, - высказалась Кристина сквозь непрожеванное и быстро начала жевать. 

- Браво! - сказал дед. - Предлагаю всему обществу уйти от битвы идей к реальности. Реальность перед вами. В центре стола омар, слева от него различные соусы. Салат с креветками вы уже отведали. Смею обратить внимание на вот эти просвечивающие листочки балаклавской ветчины, она не уступит итальянской "прошютто". Вон там, в хрустале, черная горка с дольками лимона - улыбка исторической родины, супервалютная икра. Шампанское "Новый Свет" в рекламе не нуждается. В бой, господа! 

Далее последовал очень милый, вполне нормальный обед, в течение которого вся атмосфера наполнялась веселым легким алкоголем, и вскоре все стали уже задавать друг другу вопросы, не дожидаясь ответа, и отвечать, не дожидаясь вопросов, а когда подали кофе. Лучников почувствовал на своем колене босую ступню Памелы. 

- Этот тип, - говорила золотая калифорнийская дива, тыча в него сигарой, вынутой изо рта Фредди Бутурлина, - этот тип похож на рекламу "Мальборо". 

- А этот тип, - Кристина, взмахнув марлевым подолом, опустила голый задик на костлявые колени деда Арсения, - а этот тип похож на пастыря всего нашего рода. Пастырь белого племени! Джинсовый Моисей! 

- Вы, девки! не трогайте моих предков! - кричал Антон. - Папаша, можно я возьму твой "турбо"? Нельзя? Как это говорят у вас в Москве - "жмот"? Ты - старый жмот! Дед! Одолжи на часок "ролс"? Жмоты проклятые! Врэвакуанты! Яки поделится последней рубахой. 

- Я вам дам "лэндровер" с цепями, - сказал дед Арсений. - Иначе вы сверзитесь с серпантина в бухту. 

- Ура! Поехали! - Молодежь поднялась и, приплясывая, прихлопывая и напевая модную в этом туристическом сезоне песенку "Город Запорожье", удалилась. Памела перед уходом нахлобучила себе на голову летнюю изысканную шляпу товарища министра информации. 

 

Город Запорожье: 

Санитэйшен фри! 

Вижу ваши рожи, 

Братцы, же ву при! 

 

Русско-англо-французский хит замер в глубинах "Каховки". Взрослые остались одни. 

- Эти девки могут разнести весь твой замок. Арсений, - сказал Лучников. - Откуда он их вывез? 

- Говорит, что познакомился с ними третьего дня в Стамбуле. 

- Третьего дня? Отлично! А когда он стал яки-националистом? 

- Думаю, что сегодня утром. Они часа два беседовали на морс с моим лодочником Хайрамом, а тот активист "Яки-Фьюча-Туганер-Центр". 

- Хороший у тебя сын, Андрюшка, - мямлил вконец осоловевший Бутурлин. - Ищущий, живой, с такими девушками дружит. Вот мои мерзавцы-белоподкладочники только и шастают по салонам врэвакуантов, скрипка, фортепиано, играют всякую дребедень от Гайдна до Стравинского... понимаете ли, духовная элита... Мерзость! В доме вечные эти звук - Рахманинов... Гендель... тоска... не пьют, не валяются... 

- Ну, Фредди, хватит уже, - сказал Лучников-старший. - Теперь мы одни. 

Фредди Бутурлин тут же причесался, одернул куртку и сказал: 

- Я готов, господа. 

- Хуа, отключи телефоны, - попросил Арсений Николаевич. 

- А вы не завели еще себе магнитный изолятор? - поинтересовался Фредди. - Рекомендую. Стоит дорого, но зато перекрывает всех "клопов". 

- Что все это значит? - спросил Лунников. Он злился. Двое уже знают некий секрет, который собираются преподнести третьему, несведущему. Хочешь не хочешь, но в эти минуты чувствуешь себя одураченным. 

Арсений Николаевич вместо ответа повел их в так называемые "частные" глубины своего дома, то есть туда, где он, собственно говоря, и жил. Комнаты здесь были отделаны темной дубовой панелью, на стенах висели старинные портреты рода Лучниковых, часть из которых успела эвакуироваться еще в 20-м, а другая часть разными правдами-неправдами была выцарапана уже из "Совдепии". Повсюду были книжные шкафы и полки с книгами, атласами, альбомами, старые географические карты, старинные глобусы и телескопы, модели парусников, статуэтки и снимки любимых лошадей Арсения Николаевича. Над письменным столом висела фотография суперзвезды, лучниковского фаворита, пятилетнего жеребца крымской породы Варяга, который взял несколько призов на скачках в Европе и Америке. 


Страница 7 из 129:  Назад   1   2   3   4   5   6  [7]  8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"