Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Тихо и ненавязчиво Бен-Иван объяснил собравшимся, что государственную границу СССР пересечь трудно, но возможно. Он с венграми уже дважды бывал в Мюнхене, те по своим коммерческим делам, а он из любопытства. Этой осенью, после гастролей, он, между прочим, собирается в Стокгольм. Знакомый швед прилетит за ним в Карелию на маленьком самолете... 

- Да ведь радары же, локаторы! - сказал Лучников. 

- Часто ломаются, - сказал Бен-Иван. - Конечно, могут и сбить, но этот швед уже летал сюда раза три, вывозил диссидентов. Здесь нужна склонность к риску и... - Он совсем уже как-то весь съежился. - Ну и, конечно, некоторый опыт эзотерического характера. 

- Эзотерического? - спросил Лучников. - Ушам своим не верю... 

Бен-Иван пожал плечами. Чаепитие тут прекратилось, и все стали вытаскивать аппаратуру. 

В Староконюшенном переулке возле канадского посольства музыкантов ждал огромный "Икарус" Ковровского мотоциклетного завода. 

- Все здесь? - спросил Дим Шебеко. - Брассекшн на месте? Галка, пересядь-ка подальше от Луча. Ну, поехали! 

В мощных фарах "Икаруса" неслась через лес узкая асфальтовая полоса. На обочинах пережидали ночь огромные рефрижераторы и грузовики дальнего следования. 

Ребята все уже спали, развалившись в креслах. Лучников и Дим Шебеко сидели сзади и беседовали. 

- Я все забываю тебя спросить, - сказал Лучников. - В прошлом году ты, случайно, не познакомился с моим сыном Антоном? 

Дим Шебеко хлопнул себя по лбу. 

- Ба! Да это как раз то, о чем я тебя, Луч, забываю спросить. Как дела у твоего Тошки? 

- Значит, познакомились? 

- Две недели шлялись вместе. Он тут такой кайф поймал, твой парень, на исторической родине. 

- А мне сказал, что Москв - блевотина. 

- Это мы ему сказали, что Москва - блевотина. 

- Вот теперь понимаю, - усмехнулся Лучников. 

- Я его на саксофоне учил играть, - сказал Дим Шебеко. - У парня есть врожденный свинг. 

- Твои уроки ему пригодились. - Лучников стал рассказывать Диму Шебеко об уличных музыкантах в Париже и о пересадке на Шатле, где его сын как раз и "сшибал куски", использовал московские уроки. 

- Ох, как клево, - шептал Дим Шебеко, слушал, словно мальчишка, и улыбался никогда не виденному им Парижу. - Как же там у вас клево, в большом мире, и как у нас неклево... - Он задумался на миг и тряхнул головой. - И все-таки ни за что не отвалю. Мне тут недавно "штатники" гарантировали место в Синдикате музыкантов, но я не отвалю и ребятам отваливать не посоветую. 

- Почему? - спросил Лучников. 

- Потому что русская молодежь должна в России лабать, - убежденно сказал Дим Шебеко и добавил с некоторым ожесточением: - Пусть они отсюда отваливают. 

- Кто? 

- Все эти стукачи вонючие! - Дим Шебеко слегка оскалился. 

- Слушай, Дим Шебеко, а у тебя в оркестре, как ты полагаешь, кто стучит? 

- Никто. У нас нет! 

- Но ведь это же невозможно. 

- Невозможно, ты думаешь? 

- Абсолютно невозможно. У тебя здесь двадцать человек, и это просто исключено. У тебя здесь наверняка несколько стукачей. 

Дим Шебеко задумался, потом закрыл глаза ладонью, потом убрал ладонь. Глаза его были изумленными. 

- А, пожалуй, ты прав. Луч. Ведь это действительно невозможно. В таком коллективе без стукача? Нет, это невозможно. Фу - даже не по себе стало. Кто-нибудь из нас, конечно же, стукач. 

- Может быть, тот, что в Мюнхен ходит? Как его? Бен-Иван? 

- Бен? Да ты рехнулся, Луч? Впрочем, почему бы нет? 

- А Галя? Которая так сладко целуется? 

- Галка? Да я же с ней сплю иногда. Это человек очень искренний в сексе. 

- Вот такие-то девочки... - продолжал Лучников свою жестокую игру. 

- Ну, конечно. - Глаза Дима Шебеко сузились. - Она почти наверняка стукачка. Герка, Витя, Изя, Аскар, Нина... - перечислял шепотом Дим Шебеко своих молодых друзей. - Они ведь, наверное, там самых неожиданных вербуют... Да-да... они, между прочим... и меня самого один раз кадрили... в "Бомбоубежище"... знаешь бар на Столешниковом? Ребята говорили, что у них там специальный отдел по лабухам и хиппи... также офицеры хипующие имеются... в Ленинграде на Крестовском в прошлом месяце "коммуну" завалили... сколько там было стукачей? И не узнаешь ведь никогда, и не подумаешь. Возьми, например, моего папашу. 

- Ты считаешь Марлена стукачом? - спросил Лучников. 

- А кто же он, по-твоему? Стукач большого ранга. А Вера Павловна? В высшей степени международный стукач. А ты сам-то. Луч, не стукач? 

Лучников рассмеялся. 

- Тут у вас. вернее, тут у нас, уже и в себе-то становишься не уверен. Стукач я или не стукач? Какой же я стукач, если они за мной гоняются? Впрочем, может быть, в каком-то косвенном смысле я и стукач... 

Дим Шебеко раскрыл рот, захлопнул его ладонью и зашептал Лучникову через ладонь в ухо: 

- Знаешь, какая мысль меня поразила. Луч? А может быть, в косвенном смысле у нас каждый гражданин - стукач? Все ведь что-то делают, что-то говорят, а все ведь к ним стекается... 

- Значит, и ты, Дим Шебеко, стукач? 

- В косвенном смысле я, конечно же, стукач, - пораженный своим открытием, бормотал Дим Шебеко. - Возьми наш оркестр. Играем антисоветскую музыку. Иностранцы к нам табуном валят, и значит, мы их вроде обгребываем, что у нас тут вроде бы кайф, свобода. Едем в Ковров на гастроли, пацаны-мотоциклетчики варежки раскроют, балдеть начнут, а их потихоньку и засекут. Да-да, у нас. Луч, в нашей с тобой России сейчас, - он торжественно кашлянул, - каждый человек - прямой или косвенный стукач. 

- Мерзко так думать, - сказал Лучников. - И ты уж прости меня, Дим Шебеко, я сам тебя навел на эти мысли. Мне надо было проверить свои соображения, и я тебя невольно спровоцировал. Прости. 

- Перестань! - отмахнулся Дим Шебеко. - Теперь мне все ясно, все стукачи... - Он задумался и замычал что-то, потом сказал в сторону еле слышно: - Кроме одного человека. 

- Кого? - Лучников положил ему руку на плечо. 

- Моя мама не стукач, ни в каком смысле, - прошептал Дим Шебеко. 

Промелькнули огоньки какого-то поселка, пьяный парень, волокущий сбоку свой мопед, освещенная стекляшка "Товары повседневного спроса". Автобус снова ушел в лес. 


Страница 62 из 129:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61  [62]  63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"