Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Жив? - долетел с супружеского ложа голос десятиборца. 

Значит, швырнул ему бутылку "Курвуазье" прямо в лицо. В рыло. В хавальник. В харю. В будку. Как они здесь еще называют человеческое лицо? 

- Таня, - позвал Лучников. Она молчала. 

Он понял, что побит, и с трудом, цепляясь за предметы, за стулья и стеллажи, стал подниматься. 

- Поздравляю, - сказал он. - Я побит. Честный поединок закончился в твою пользу. Суп. 

- Теперь катись отсюда, - сказал Суп. - Выкатывайся. Сейчас я буду женщину свою любить. 

Таня лежала лицом в подушку. Лучников в темном зеркале видел правую половину своего лица, залитую кровью. 

- Женщина со мной уйдет, - сказал он. - У меня разбита голова, а у женщин сильно развит инстинкт жалости. Таня не двигалась. 

- Я тик рад, что не убил тебя, - сказал Суп, - не хватало только редактора "Курьера" убить. По головке бы за это не погладили. 

- Таня! - позвал Лучников. Она не двигалась. 

- Послушай, уходи по-человечески, - скачал Суп. - Мы пятнадцать лет с Танькой живем в законном браке. 

- Татьяна, пойдем со мной! - крикнул Лучников. - Неужели ты не пойдешь сейчас? 

- Слушай, белый, если ты где-нибудь трахнул Таньку, не воображай, что она твоя, - мирно сказал Суп. - Она моя. Иди, белый, иди добром. У тебя в Крыму герлы табунами ходят, а у меня она - одна. 

- Таня, скажи ему, что ты моя, - попросил Лучников. - Да встань же ты, хоть вытри мне лицо. Оно разбито. 

Они не шевелилась. 

Десятиборец склонился над ней и просунул ладонь ей под живот, кажется, расстегнул там пуговицу. Фигура его качалась сейчас немыслимо огромной над тоненькой женщиной. 

- А ты не подумал, Суп, что я тоже могу тебя хватить чем-нибудь по башке? - спросил Лучников. - Каким-нибудь твоим спортивным трофеем? Вот, скажем, Никой этой Самофракийской. 

Десятиборец хрипло засмеялся. 

- Это было бы уже потерей темпа. 

- Да, ты прав, - скачал Лучников. - Ты не так прост, как кажешься. Ну что ж, валяй. Бери мою любовь. 

- Хочешь смотреть? - пробормотал Суп. - Хочешь присутствовать? Пожалуйста, пожалуйста... 

Танины плечи вздрогнули, и голова оторвалась от подушки. 

- Таня! - тихо позвал Лучников. - Очнись! 

- Сейчас ты увидишь... сейчас... сейчас... - бормотал, нависая над женщиной, огромный мужик. - Сейчас ты увидишь, как мы с ней... как у нас... бей, чем хочешь... не растащишь... у меня в жизни ничего нет, кроме нее... все из меня Родина выжала, высосала... только Таньку оставила... я без нее ноль... 

- Уходи, Андрей, - незнакомым голосом сказала Татьяна. 

Он долго стоял возле огромного жилого дома и чувствовал, как быстро распухает у него правая половина лица. Полнейшая бессмысленность. Звон в голове. Умопомрачительная боль. На пятнадцати этажах жилого гиганта в каждой квартире, в темноте и при свете. Суп на законных основаниях брал его незаконную любовь. Мою любовь, освещенную крымским лунным сиянием. Вот моя родина и вот мое счастье - Остров Крым посреди волн свободы. Мы никогда не сольемся с вами, законопослушные, многомиллионные, северная унылая русская сволочь. Мы не русские по идеологии, мы не коммунисты по национальности, мы яки-островитяне, у нас своя судьба, наша судьба - карнавал свободы, мы сильней вас, каким бы толстым стеклом вы, суки, ни бросали нам в голову! 

Пошел снег. 

Сентябрь, когда во всем мире, во всей Европе люди сидят под каштанами и слушают музыку, а в Ялте нимфы с еле прикрытыми срамными губками вылезают из волн прямо на набережную... Безнадежный, промозглый и слепой российский сентябрь... пропади все пропадом вместе с пропавшей любовью... Такси, такси! 

Забытый у подножия жилого гиганта интуристовский "жигуленок" с брошенным на спинку кресла английским двусторонним регланом. 

Через три дня Татьяну Лунину пригласили в первый отдел. И обязательно, пожалуйста, с супругом. А супруга-то зачем? Ну, не будем же мы с вами по телефону уточнять, Татьяна Никитична. Разговор очень важный и для вас, и для вашего уважаемого супруга. 

Она не удивилась, увидев в кабинете начальника отдела того типа, что гипнотизировал ее на приеме в "Курьере": 

бородка, задымленные очки - вервольф последней модели. Обаятельный мужчина! Он даже снял очки, когда знакомился, продемонстрировал Татьяне чистоту и честность своих глаз, никаких ухмылок, никаких околичностей - перед вами друг. Начальник, старый сталинист соответствующей наружности, представил гостя: товарищ Сергеев, обозреватель агентства новостей, он будет присутствовать при нашей беседе. 

Таня глянула на своего благоверного. Суп сидел по стойке "смирно", выпирая ослепительно белой грудью и манжетами из тесноватого блейзера. Он так волновался, что даже как-то помолодел, что-то мальчишеское, затравленное выглядывало из огромного тела. Она всегда поражалась, какими беспомощными пупсиками оказываются советские супермены, метатели, борцы, боксеры перед всеми этими хмырями-первоотдельцами и вот такими "обозревателями". Она обозлилась. 

- А я, между прочим, никаких интервью для агентства новостей давать не собираюсь! 

- Татьяна Никитична... - с мирной дружеской улыбкой начал, было товарищ Сергеев. Она его оборвала: 

- А вы, между прочим, по какому праву меня гипнотизировали давеча на приеме "Курьера"? Тоже мне Штирлиц! Психологическое давление, что ли, демонстрировали? 

- Просто смотрел на красивую женщину. - Товарищ Сергеев чуть-чуть откинулся на стуле и как бы вновь слегка полюбовался Татьяной. 

- Между прочим, многим рисковали! - выкрикнула она, рванула сумочку, вытащила сигарету. 

Два кулака с язычками газового огня тут же протянулись к ней. 

- Таня, Таня, - еле слышно пробормотал Суп. Он сидел, не двигаясь, будто боялся при малейшем движении лопнуть. 

- Напрасно вы так разволновались, - сказал товарищ Сергеев. - У нас к вам дружеский вопрос о... 

- О господине Лучникове! - угрожающим баском завершил фразу начальник отдела. 

Тут по стародавней традиции таких дружеских бесед должно было наступить ошеломление, размягчение и капитуляция. Увы, традиции не сработали - Татьяна еще больше обозлилась. 

- А если о нем, так тем более с обозревателями новостей говорить не буду! Явились тут, тоже мне обозреватели! Нет уж! Обозревайте кого-нибудь... 


Страница 51 из 129:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50  [51]  52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"