Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Командир авианосца контр-адмирал Блинцов в это время находился в собственной спальне, куда удалился для частного разговора с супругой, пребывавшей в этот момент по обыкновению на даче в Переделкино. Нужно было уточнить список покупок в пока еще капиталистическом Севастополе, а главное, узнать по только им двоим понятным намекам, как там младший сын Слава, ночевал ли дома или снова "ухилял" на Цветной бульвар к своей "хипне". 

И тут этот малоприятный офицер Гранкин проявляет "самодеятельность", лезет с сообщением о какой-то дурацкой "блохе" в море. Конечно, на таких, как Гранкин, служба стоит, но личной симпатии эти твари вызвать не могут. Зубов, тот ходит, как будто на все кладет, но мужик отличный, банку хорошо держит и талантливый специалист... 

Так или иначе, но через пятнадцать минут после сигнала старшего матроса Гуляя с борта авианосца "Киев" по направлению к "блохе", ползущей в бескрайнем море, вылетел боевой вертолет, ведомый старшими лейтенантами Флота СССР Комаровым и Макаровым. 

- Смотри, Толя, - сказал Комаров. - Как будто Греция слева, как будто мифология... 

Пустынный мыс Херсонес проплыл слева, после чего они стали круто забирать в море. 

Катер шел споро, временами слегка бухал днищем по небольшой волне, что накатывала сейчас с юга. Солнце садилось за севастопольские холмы, небо и море за спинами беглецов горело дивным огнем, и из этого дивного огня явилась и зависла над катером зловещая стрекоза. Неужто конец, подумал Антон, сжимая плечи Памелы, неужто в один день конец нам всем, конец Лучниковым? Жена его тряслась и плакала. Заира закричала, поднимая ладони к вертолету: 

- Ребята, не трогайте нас! Христа ради, пожалейте нас! 

- Внимание, ложусь крестом, - деловито сказал Бен-Иван, отполз на корму, лег на спину и распростер руки, образовав фигуру креста и устремив на кабину вертолета мощный "отводящий" взгляд. От напряжения у него дергались нога и голова. Невозмутимым оставался один лишь младенец Арсений. 

Два могучих советских человека смотрели на них сверху. 

- Видишь, Толя, какие ребята, - сказал старший лейтенант Комаров. - Отличные ребята. 

Старший лейтенант Макаров молча кивнул. 

- А девчонки еще лучше, - сказал Комаров. - Плюс новорожденный. 

Макаров опять кивнул. 

- Смотри, Толяй, они крестятся, - сказал Комаров. - У них там никакого оружия ни фера нету, Толяй. Крестятся. Толька, от нас с тобой крестом обороняются. Давай, Толька, шмаляй ракету! 

- Я ее вон туда шмальну, - скачал Макаров и показал куда-то в мутные юго-восточные сумерки. 

- Ясное дело, - скачал Комаров. - Не в людей же шмалять. 

Он соответствующим образом развернул машину. Макаров соответствующим образом потянул рычаг. 

- Але, девяносто третий, - ленивым наглым тоном передал Комаров на "Киев", - задание выполнено. 

- Вас понял, - ответил ему старший матрос Гуляй, хотя отлично видел на своем приборе, что задание не выполнено. 

На Херсонес упала ночь, когда из храма Святого Владимира вынесли легкий гроб с телом Кристины Паролей. За гробом шли четверо: отец Леонид, Петр Сабашников, Мустафа Ахмед-Гирей и Андрей Лучников. 

Небо было полно звезд, а праздничное зарево Севастополя стояло за темной громадиной собора и не мешало звездам полыхать над пустынным мысом, где ярко белели мраморные останки Эллады и отсвечивал черный мрамор христианских надгробий. 

Ракушечник слегка похрустывал под ногами маленькой процессии. Отец Леонид покачивал кадилом и читал от Матфея, тихо, как бы и себя самого вопрошая: 

- ... Что смотреть ходили вы в пустыню? Трость ли, ветром колеблемую?... Что же смотреть ходили вы? пророка? 

- Отец Леонид, - спросил Лучников. - Отчего сказано: 

у вас же и волосы на голове все сочтены. 

Голос его лихорадочно подрагивал. Священник повернул к нему свое белое в темноте лицо. 

- Светильник для тела - око, - читал он. - Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло. Лучников сжал голову руками: 

- Отчего же сказано, что даже волосы сочтены, что из двух птиц, купленных за ассарий, ни одна не упадет на землю без воли Отца нашего. Зачем же мы-то Ему? 

Руки его упали. 

Отец Леонид, отвернув лицо свое к небу, говорил в пустоту: 

- ... тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их... 

- К чему наши потуги? - спросил Лучников. - Почему сказано, что соблазны надобны Ему, но горе тем, через кого пройдет соблазн? Как бежать нам этих тупиков, отец Леонид... 

Священник не взглянул на Лучникова, он говорил как бы только себе, но его гулкий голос далеко слышен был: ... где будет труп, там соберутся орлы... ... и многие лжепророки восстанут и прельстят многих... ... претерпевший же до конца спасется... ... бодрствуйте, ибо не знаете, в который час Господь ваш придет... 

Могильщики поставили гроб на край ямы. Все остановились. Лучников смотрел на спокойное детское лицо Кристины и механически повторял за отцом Леонидом слова заупокойной молитвы. Гроб опускался, падала сухая крымская земля. Он взял горсть этой земли, в которой, конечно, были и осколки Эллады, поднял глаза и увидал рядом другую могилу, черный мраморный крест и выбитое на нем имя покойной - ТАТЬЯНА ЛУНИНА. 

- Значит, и она здесь, - пробормотал он. - Таня и Кристи теперь рядом. - Он улыбнулся. - Не пережали, ребята? Все правильно? 

Сабашников обнял его за плечи. Мустафа тихо проговорил: 

- В "питере" работает Си-Би. Антон и Памела вызывают. Они сейчас в море, уходят к Турции. Дали свои позывные. Еще полчаса они будут в зоне слышимости. Что им передать? 

- Передай, что я целую их, - сказал Лучников. - Трижды целую маленького. Передай, что я страшно занят - я хороню своих любимых. 

Сабашников крепче сжал его плечи. 

- Повторяй за отцом Леонидом. 

Втроем они вдруг крепко и ясно запели: 

"Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душой твоею, и всем разумением твоим!" 

Звезды полыхали. За собором Святого Владимира взлетал праздничный фейерверк. 


Страница 128 из 129:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127  [128]  129   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"