Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Он кончил играть и с церемонным поклоном вернул инструмент хозяину. 

- Ты можешь хорошо играть, - серьезно сказал Бриль. - Хочешь, позанимаюсь с тобой? 

- Очень хочу, Джей, - сказал Антон. - Готов хоть завтра начать. 

- Давай поиграем, пока красные не пришли, - сказал Джей Бриль. 

- На саксофоне сейчас и у них можно играть, - сказал Антон. - Меня как раз там и научили. Некий Дим Шебеко. 

- Ага, - уважительно кивнул Бриль. - Знаю. Антон вернулся к своему столу, где золотой богиней восседала Памела, а рядом с ней ближайший друг, третий призер "Антика-ралли" Маета Фа и несколько еще парней и девушек из первого национального конгресса "яки", который, едва возникнув, тут же и рассыпался на множество групп, группочек и отдельных личностей. К сожалению, отец прав, думал Антон, яки-идея возникла преждевременно, ей нужно еще не менее одного поколения. Быть может, вот тот, кто сидит сейчас в Памеле и так колоссально растянул ее матку, может быть, этот типус и смог бы стать настоящим яки. если бы... если бы не... если бы не было сейчас такой грустной и чудной весны, если бы мы все, весь наш Остров, со всеми его скалами и бухтами, не был зачарован ожиданием неизбежного, загипнотизирован таинственным северным молчанием. А, впрочем, какое все это имеет значение, никогда я не пойду по пути своего папочки, никогда не позволю поработить себя никакой политической идее, любая из них мерзее другой, хватит с меня этого дурмана, лучше на саксофоне буду играть, лучше уеду с Памелой к ней в Малибу, забуду о том, что я русский, что я яки, забуду об Острове Крым, довольно... Вновь и вновь в памяти его вставал дряхлый дворец на окраине Рима, отставшие от стен обои, выскакивающие при каждом шаге плитки паркета, запах распада, неотвратимой беды... Он тряхнул головой, поймав на себе беспокойный взгляд Памелы. 

- Ну, - улыбнулся он жене. - Как я играл, бэби? 

- Совсем неплохо, - улыбнулась она. - Я думала всегда, что ты врешь про саксофон, а ты, оказывается, и действительно немножечко умеешь. 

- Бриль будет заниматься со мной, - сказал Антон. - Через год заиграю, как он. 

- Браво! - Памела погладила его по голове. Чем больше рос у нее живот, тем более по-матерински она относилась и к мужу своему, русскому мальчишке. - Завтра же напишу маме в Малибу. что ошиблась, - выходила замуж за будущего премьера, а он оказался просто саксофонистом. 

- Гребал я всех премьеров, - пробормотал смущенно Антон. - Джаз - вот независимая страна, ни с какой политической падлой никогда не смешается. 

- Какой ты стал аполитичный, - ядовито заметил Маета Фа. - Тони, ты вернулся из Италии другим человеком. Может быть, "красные бригадисты" тебя запугали? 

Все расхохотались, кроме Антона и Памелы. Он никому не рассказывал, для чего ездил в Италию, никому, кроме Памелы, и никому никогда не расскажет: нечего им знать о горшках с черной рвотой, о трещинах в стенах так называемого дворца, о последних хрипах матери, о ее глазах, замутненных наркотиками, об одинокой его молитве, которая обернулась судорогой, никому он не расскажет об этом, кроме Памелы, которой уже все рассказал, никому, даже отцу, прежде всего - никогда - отцу. Он ничего не ответил Маета Фе и отвел глаза. Получается, что у меня совсем нет друзей. Маета Фа - лишь политический союзник, он не друг, если я не могу ему рассказать? Это еще вопрос... Впрочем, дед Арсений - мой друг. Вот ему я расскажу все о матери, об этом ужасном дворце, где она провела свои последние дни... Завтра же отправимся с Пам в Коктебель... 

- Ну? - настойчиво сверлил его взглядом яростный Маета Фа. - Перед "бригадистами" там обкакался? 

- Гребал я "Красную бригаду", - неохотно проговорил Антон, выпил рюмку коньяку и поспешно закурил. 

- Дерьмо! - крикнул Маета Фа. - Мы все оказались дерьмом! Мы не "яки", а говно! 

Еще после участия в "Антика-ралли" бахчисарайская аристократия отлучила юношу от дома. Мусульманин не должен принимать участия в варварских забавах гяуров. Затем и отец, богатейший плантатор, выгнал сына: иди к своим русским! Теперь Маета Фа собирался и сам послать всех подальше: оскорбленная душа жаждала одиночества. 

Все за столом после слов темпераментного гонщика зашумели. Маета Фе удалось добиться своего: все забыли про джаз и про очарование поздней весны, про все свои сердечные дела и про марихуану, снова бессмысленно закружилась по столу безнадежная яки-проблема. Антон, хотя и слово себе дал не ввязываться, через минуту уже перегибался через стол, отмахивал волосы, стучал кулаком, безобразно, в худшем русском стиле, оппонировал другу, едва ли не рыдал. 

- Да ты пойми, да вы поймите, ты, парень, вы, ребята, поймите, нет у нас еще нации, хоть плачь, но нету! Вы же видели, как проваливались все наши митинги, за исключением тех, где надо было кулаками работать: все наши дискуссии оборачивались комедией, а над своим языком мы сами смеялись! 

Маета Фа в ответ тоже вскочил и перехватил раскачивающуюся над столом длинную руку. 

- Это вы, русские, смеялись, а другие не смеялись! Вы, русские, - мазохисты! Вас Золотая Орда триста лет употребляла, а вы только попердывали! Вас Сталин сорок лет употреблял, а вы его отцом народов называли. Вы, русские, сейчас весь наш Остров задницей к красным поворачиваете. напрашиваетесь на очередную выгребку. Кончено! Катитесь вы, проклятые русские! 

Отшвырнув тяжелое кресло, Маета Фа перепрыгнул через перила веранды прямо на мостовую. Через несколько секунд зеленая его "бахчи-мазаратти", рявкая, отвалила от ресторана "Набоков" и исчезла. 

- Ну вот вам и "яки", - печально развел руками Антон. - Вот вам на поверку и вся наша "нация". Вы - русские! При чем тут русские? В конце концов почему я - русский? Я с таким же успехом и итальянец. 

- Вы итальянец? - спросила, подходя, Заира. - Такой блондинчик? 

- По-вашему, все итальянцы черны, как сажа? - надменно возвышаясь над своим животом, обратилась к ней Памела. Она чувствовала, куда клонит певичка, - при беременной жене уволочь на ночку мальчика. 

- Ну, вот уже и цвет волос, цвет кожи, примитивнейший расизм, - уныло проговорил Антон. Он был удручен внезапной злобной вспышкой Маета Фы. - Друзья, - сказал он, - мы ссоримся по пустякам, а на самом-то деле думаем об одном - придут ли красные? 


Страница 116 из 129:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115  [116]  117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"