Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

спуститься вниз обычным путем. Когда же мы очутились внизу, я слышал, как 

они говорили друг другу: 

-- Уж я думал, мы все полетим за борт вместе с мачтами. Черт меня 

подери, если я этого не думал! 

-- Да, и я то же самое себе говорил, -- устало отзывалось другое 

помятое и забинтованное пугало. И заметьте -- это были люди, не привыкшие к 

повиновению! Постороннему наблюдателю они могли показаться сбродом 

бездельников, не заслуживающих снисхождения. Что побуждало их к этому -- что 

побуждало их слушаться меня, когда я, сознательно восхищаясь создавшимся 

положением, заставлял их старательно убирать паруса? Они не были 

профессионалами, они не видели хороших примеров, не знали похвал. Ими 

руководило не чувство долга; все они прекрасно умели лениться и уклоняться 

от работы, когда им приходила охота бездельничать, -- а это бывало очень 

часто. Играли ли тут роль два фунта десять шиллингов в месяц? -- Они считали 

свое жалованье ничтожным. Нет, что-то было в них, что-то врожденное, 

неуловимое и вечное. Я не говорю, что команда французского или немецкого 

торгового судна не сделает того же, но сделает она это по-иному. В них было 

что-то завершенное, что-то твердое и властное, как инстинкт; в них проявился 

тот дар добра или зла, какой порождает расовое отличие, формирует судьбы 

наций. 

В тот вечер, в десять часов, мы в первый раз увидели огонь, с которым 

вели борьбу. От быстрого буксирования тлеющие угли разгорелись. Голубое 

пламя показалось на носу, под обломками палубы. Оно колебалось и как будто 

ползло, словно огонек светлячка. Я первый его заметил и сказал об этом 

Мэхону. 

-- Значит, игра кончена, -- заявил он, -- нужно прекратить 

буксирование, иначе судно взорвется разом -- от носа до кормы -- раньше, чем 

мы успеем отсюда убраться. 

Мы подняли крик, стали звонить в колокол, чтобы привлечь их внимание, 

-- они продолжали буксировать. Наконец Мэхону и мне пришлось ползком 

пробраться на нос и разрубить топором трос. Не было времени сбрасывать 

найтовы. Возвращаясь на корму, мы видели, как красные языки лижут груды 

щепок у нас под ногами. 

Конечно, на пароходе вскоре заметили исчезновение троса. Пароход дал 

громкий свисток, огни его описали широкий круг, он подошел к нам и 

остановился. Мы все столпились на корме и глядели на него. Каждый матрос 

спас какой-нибудь узелочек или мешок. Внезапно конический язык пламени с 

искривленным концом метнулся вверх и отбросил на черное море светлый круг, в 

центре которого покачивались на волнах два судна. Капитан Бирд, неподвижный 

и молчаливый, несколько часов просидел на крышке люка; теперь он медленно 

поднялся и встал перед нами у вантов бизани. Капитан Нэш крикнул: 

-- Переходите на пароход! Торопитесь! У меня почта на борту. Я отвезу 

вас и ваши шлюпки в Сингапур. 

-- Благодарю вас! Нет, -- сказал наш шкипер. -- Мы должны оставаться на 

судне до самого конца. 

-- Я не могу больше ждать, -- отозвался тот. -- Вы понимаете -- почта. 

-- Да, да! У нас все благополучно! 

-- Хорошо! Я сообщу о вас в Сингапуре... Прощайте! 

Он махнул рукой. Наши матросы спокойно побросали свои узелки. Пароход 

поплыл вперед и, выйдя из освещенного круга, сразу исчез для нас, так как 

яркий огонь слепил нам глаза. И тут я узнал, что буду назначен командиром 

маленькой шлюпки и так впервые увижу Восток. Мне это понравилось, и верность 

старому судну понравилась мне. Мы останемся с ним до конца. О чары юности! 

Огонь юности -- более ослепительный, чем пламя пылающего судна! Огонь, 

бросающий магический свет на широкую землю, дерзко рвущийся к небу! Его 

гасит время, более жестокое, безжалостное и горькое, чем море, -- и этот 

огонь, подобно пламени пылающего судна, окружен непроглядной ночью. 

 

...................... 

 

Старик, по своему обыкновению, мягко и непреклонно собщил нам, что наш 

долг постараться спасти для страхового общества хоть кое-что из инвентаря. И 

вот мы отправились на корму и принялись за работу, а нос судна ярко пылал. 

Мы вытащили кучу хлама. Чего только мы не тащили! Старый барометр, 

прикрепленный невероятным количеством винтов, едва не стоил мне жизни: меня 

внезапно окутал дым, и я еле успел выскочить. Мы извлекли запасы провианта, 

бухты тросов, куски парусины; корма стала походить на базар, а шлюпки были 

загромождены до планшира. Можно было подумать, что старик хочет забрать 

побольше вещей с судна, на котором он впервые стал капитаном. Он был 

очень-очень спокоен, но, видимо, утратил душевное равновесие. Вы не 

поверите: он хотел взять с собой в баркас трос стоп-анкера и 

верп1 (1 верп - малый якорь) . Мы почтительно сказали: 

"Да, да, сэр!" -- и украдкой отправили и то и другое за борт. Туда же мы 

спихнули тяжелую аптечку, два мешка с зеленым кофе, жестянки с красками -- 

подумайте, с красками! -- и кучу других вещей. Затем мне приказано было 

спуститься с двумя матросами в шлюпки, заняться укладкой и быть наготове, 

когда настанет момент покинуть судно. 

Мы все привели в порядок, поставили мачту в баркасе для нашего шкипера, 

а затем я рад был на минутку присесть. Лицо у меня было в ссадинах, все тело 

ныло, я ощущал каждое свое ребро и готов был поклясться, что свихнул себе 

позвоночный хребет. Шлюпки, привязанные у кормы, лежали в глубокой тени, а 

вокруг море было освещено ярким заревом пожара. На носу вздымалось к небу 

гигантское пламя. Слышался шум, напоминающий взмахи крыльев и раскаты грома; 

раздавался треск, глухие удары, и из огненного конуса сыпались искры. 

Судно было повернуто бортом к волнам, и больше всего мне досаждало то, 

что при таком слабом ветре трудно было удерживать шлюпки за кормой, где они 

находились в безопасности; с упрямством, свойственным шлюпкам, они старались 


Страница 9 из 13:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8  [9]  10   11   12   13   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"