Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

штурвала никого нет, и его барк изменил курс, -- и первой его мыслью было 

повернуть носом эту жалкую, ободранную, тлеющую скорлупу к месту ее 

назначения. Бангкок!-- вот куда он стремился. Говорю вам, этот тихий, 

сгорбленный, кривоногий, чуть ли не уродливый человек, благодушно не ведая о 

нашем потрясении, был велик, охваченный одной идеей. Повелительным жестом он 

послал нас на нос, а сам встал у штурвала. 

Да, вот что мы сделали прежде всего -- обрасопили реи на этой 

развалине! Убитых не оказалось, не было даже тяжело раненных, но все более 

или менее пострадали. Нужно было их видеть! Иные в лохмотьях, с черными 

лицами, как у угольщиков, как у трубочистов, с круглыми головами, которые 

казались остриженными под гребенку, но на самом деле были опалены до самой 

кожи. Другие, из нижней вахты, проснулись, когда их выбросило из рухнувших 

коек, и теперь все время дрожали и продолжали стонать даже за работой. Но 

работали все. Эти парни из Ливерпуля были хорошей закваски, -- я в этом 

убедился на опыте. Ее дает море -- необъятный простор и одиночество, 

облекающее темную, стойкую душу. Да! Мы спотыкались, ползли, падали, 

обдирали кожу с колен -- и натягивали снасти. Мачты держались, но мы не 

знали, сильно ли они обгорели там, внизу. Ветра почти не было, но длинные 

валы набегали с запада и раскачивали судно. Мачты могли рухнуть с минуты на 

минуту. Мы с опаской на них поглядывали. Нельзя было предвидеть, в какую 

сторону они упадут. 

Затем мы отступили на корму и огляделись вокруг. Палуба была завалена 

досками, стоявшими на ребре, досками, торчащими стоймя, щепками, кусками 

дерева. Мачты вздымались над этим хаосом, как огромные деревья над 

переплетенным кустарником. Между обломками медленно, лениво двигалось что-то 

беловатое, что-то напоминающее грязный туман. Дым невидимого пожарища снова 

стал пробиваться наверх, волочась, словно ядовитое густое облако в долине, 

заваленной сухими дровами. Ленивые завитки уже начали подниматься над грудой 

щенок. Кое-где куски дерева торчали стоймя, как столбы. Часть кофель-планки, 

оторвавшись, прорезала (роковые паруса, и сквозь дыру -- в отвратительно 

грязном парусе -- виднелся ослепительно голубой клочок неба. Несколько 

досок, скрепленных вместе, упали на кофель-планку, и один конец выступал за 

борт, как сходни, ведущие в пустоту, через глубокое море к смерти, -- словно 

приглашая нас тотчас же пройти по доскам и покончить с нашими нелепыми 

заботами. И все время кто-то -- воздух, небо или призрак, -- кто-то 

невидимый, окликал судно. 

Один из нас догадался поглядеть за борт, а там оказался рулевой, 

инстинктивно бросившийся в воду, а теперь торопившийся вернуться назад. Он 

орал и плыл с резвостью тритона, не отставая от судна. Мы бросили ему трос и 

втащили наверх, мокрого и оробевшего. Капитан отошел от штурвала и встал в 

сторонке; опустив локоть на поручни и подперев голову; он задумчиво смотрел 

на море. Каждый спрашивал себя: "Что же дальше?" Я думал: "Вот это уж не 

шутка. Хотел бы я знать, что произойдет?..". О юность! 

Вдруг Мэхон увидел далеко за кормой пароход. Капитан Бирд сказал: 

-- Может быть, мы еще спасем барк. 

Мы подняли два флага -- на международном языке моря они означали: 

"Горим. Нужна помощь немедленно". Пароход стал быстро расти и вскоре ответил 

нам двумя флагами на фок-мачте: "Иду на помощь". 

Через полчаса пароход стоял на траверсе, с наветренной стороны, на 

расстоянии оклика, и слегка покачивался на волнах. Машины его были 

остановлены. Мы потеряли свое хладнокровие и все вместе возбужденно заорали: 

"Нас взорвало!" Человек в белом шлеме, стоявший на мостике, крикнул: "Да, 

да! Хорошо!" -- улыбаясь, закивал головой и успокоительно замахал руками, 

словно обращаясь к испуганным детям. Одна из шлюпок была спущена на воду; 

четыре гребца-калаши, разбивая волны длинными веслами, направили ее к нам. 

Тут я впервые увидел матросов малайцев. С тех пор я их хорошо узнал, но 

тогда меня поразило их равнодушие: они подплыли к борту, и носовой гребец, 

удерживавший шлюпку, прицепленную крюком к нашим грот-русленям, не удостоил 

и посмотреть на нас. Я подумал, что люди, которые взлетели на воздух, 

заслуживают большего внимания. 

Маленький человечек, сухой, как щепка, и проворный, как обезьяна, 

вскарабкался наверх. Это был старший помощник. Он окинул взглядом судно и 

крикнул: 

-- Ох, ребята, нужно вам отсюда убираться! 

Мы молчали. Отойдя в сторону, он несколько минут говорил с капитаном, 

-- казалось, в чем-то его убеждал. Затем они вместе отправились на пароход. 

Когда вернулся наш шкипер, мы узнали, что пароход "Соммервилл", с 

капитаном Нэшом, идет из Западной Австралии через Батавию в Сингапур, с 

почтой. Было условлено, что он доведет нас на буксире до Энжера или, если 

возможно, до Батавии, где мы можем затушить пожар, просверлив в трюме дыры, 

а затем продолжать путь в Бангкок. 

Старик, казалось, был очень возбужден. 

-- Мы все-таки дойдем! -- свирепо сказал он Мэхону. И погрозил в небо 

кулаком. Никто не проронил ни слова. 

В полдень пароход взял нас на буксир. Он шел впереди, высокий и узкий, 

а то, что осталось от "Джуди", следовало за ним на конце семидесятисаженного 

кабельтова, -- скользило быстро, словно облако дыма с торчащими верхушками 

мачт. Мы поднялись наверх, чтобы убрать паруса, и кашляли на реях. Вы 

представляете себе, как мы там, наверху, старательно убирали паруса на этом 

судне, обреченном никуда не прийти? Не было человека, который бы не 

опасался, что в любой момент мачты могут рухнуть. Сверху не видно было судна 

за облаком дыма. Люди работали усердно, обнося сезень. 

-- Эй! Кто там на марсе! Крепите паруса!-- кричал снизу Мэхон. 

Вы это понимаете? Не думаю, чтобы кто-нибудь из матросов рассчитывал 


Страница 8 из 13:  Назад   1   2   3   4   5   6   7  [8]  9   10   11   12   13   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"