Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

почти час плавали по доку под моросящим холодным дождем. Еще ни разу в своей 

жизни я не был так удивлен. 

Оказывается, он, услыхав мой крик: "Наверх!" -- сразу понял, в чем 

дело, схватил жену, выбежал на палубу и спустился в шлюпку, которая была 

привязана к трапу. Недурно для шестидесятилетнего. Вы только представьте 

себе, как этот старик героически нес на руках старуху -- подругу его жизни. 

Он усадил ее на банку и только собрался лезть назад на борт, как фалинь 

каким-то образом сорвался, и их обоих отнесло от судна. Конечно, в суматохе 

мы не слыхали его криков. Вид у него был пристыженный, а она беззаботно 

сказала: 

-- Я думаю, теперь неважно, если я пропущу этот поезд? 

-- Да, Дженни, ступай вниз и согрейся,-- проворчал он, а затем 

обратился к нам: -- Моряку не следует иметь дело с женой -- вот что я вам 

скажу. Меня не оказалось на судне. Хорошо, что никакой беды на этот раз не 

случилось. Пойдем посмотрим, что нам разбил этот дурацкий пароход. 

Повреждения были невелики, но ремонт задержал нас на три недели. К 

концу последней недели я отнес на станцию чемодан миссис Бирд, так как 

капитан был занят со своими агентами, и благополучно усадил ее в вагон 

третьего класса. Она опустила окно и сказала мне: 

-- Вы славный молодой человек. Если вы увидите Джона -- капитана Бирда 

-- ночью без шарфа, скажите ему от меня, чтобы он хорошенько закутывал шею. 

-- Непременно, миссис Бирд, -- ответил я. 

-- Вы славный молодой человек. Я заметила, как вы внимательны к Джону 

-- к капитану... 

Поезд неожиданно тронулся, я снял фуражку и поклонился старухе. Больше 

я ее никогда не видел... Передайте бутылку. 

На следующий день мы вышли в море. Три месяца прошло с тех пор, как мы 

оставили Лондон, направляясь в Бангкок. А мы-то думали, что задержимся самое 

большее на две недели. 

Был январь, и погода стояла прекрасная -- ясная, солнечная погода. 

Зимой она чарует сильнее, чем летом, так как вы ее не ждете, и она бодрит, и 

вы знаете, что это ненадолго, не может быть надолго. Она похожа на нежданное 

наследство, неожиданную находку, на редкую удачу. 

Так продолжалось во время нашего плавания по Северному морю, по Ламаншу 

и дальше, пока мы не отошли на триста миль к западу от Лизарда1 

(1 Л и з а р д (ящерица) -- мыс в Ламанше, крайняя южная 

оконечность Великобритании); тут ветер подул с юго-запада и начал крепчать. 

Через два дня он перешел в шторм. На волнах Атлантического океана "Джуди" 

переваливалась, как старый ящик из-под свечей. Ветер дул день за днем,-- дул 

злобно, без интервалов, без сострадания, без отдыха. Мир превратился в 

огромные пенистые волны, надвигающиеся на нас, а небо нависло так низко, что 

казалось -- можно коснуться его рукой, и было оно грязное, как закопченный 

потолок. В бурном пространстве, окружавшем нас, летали хлопья пены. День за 

днем и ночь за ночью слышались только рев ветра, грохот моря, шум воды, 

льющейся на палубу. Отдыха не было ни для судна, ни для нас. Оно металось, 

ныряло, становилось на нос, приседало на корму, и на палубе мы еле 

удерживались на ногах, а внизу цеплялись за свои койки. И тело и дух устали 

от постоянного напряжения. 

Как-то ночью Мэхон заговорил со мной через маленькое окошечко над моей 

койкой; оно открывалось как раз над моей постелью. Я лежал одетый, в 

сапогах, и чувствовал себя так, словно не спал года, и не могу заснуть, как 

бы ни старался. Он взволнованно сказал: 

 

-- Футшток у вас, Марлоу? Помпы не работают. Черт возьми! Дело 

нешуточное. 

Я дал ему футшток и снова лег, стараясь думать о самых разнообразных 

вещах, но в голову мне лезли только помпы. Когда я вышел на палубу, матросы 

все еще выкачивали воду, и моя вахта сменила их у помп. При свете фонаря, 

вынесенного на палубу, чтобы исследовать футшток, я заметил их усталые 

серьезные лица. Мы выкачивали воду четыре часа. Мы выкачивали всю ночь, весь 

день, всю неделю -- вахта за вахтой. Судно разваливалось и протекало -- не 

настолько, чтобы утопить нас сразу, но, во всяком случае, оно могло уморить 

нас работой у помп. А пока мы выкачивали воду, судно уходило от нас по 

кусочкам: были снесены бульварки, сорваны пиллерсы, разбиты вентиляторы, 

вдавлена дверь рубки. На судне не осталось ни одного сухого местечка. Море 

понемногу потрошило его. Баркас, крепко державшийся на вантах, словно по 

волшебству превратился в щепки. Я сам его привязывал и гордился делом своих 

рук, так долго противостоящим ярости моря. А мы выкачивали. И не было 

никакого просвета. Море было белое, как пенистая простыня, как котел с 

кипящим молоком; ни одного прорыва в облаках, -- ни одного, хотя бы 

величиной с человеческую ладонь, хотя бы на десять секунд. Для нас не было 

никакого неба, для нас не было ни звезд, ни солнца, ни вселенной -- ничего, 

кроме злобных облаков и взбешенного моря. Мы выкачивали воду вахта за 

вахтой, спасая свою жизнь: казалось, это тянулось месяцы, годы, вечность, 

словно мы умерли и попали в ад для моряков. Мы позабыли дни недели, название 

месяца, забыли, в каком году мы живем и видели ли когда-нибудь сушу. Паруса 

были сорваны, судно лежало, покрытое брезентом, волны океана перекатывались 

через него, а нам было все равно. Мы вертели ручки помп и глядели на все 

глазами идиотов. Бывало, выкарабкавшись на палубу, я обвязывал веревкой 

матросов, помпы и грот-мачту, и мы вертели ручки-- вертели непрерывно, а 

вода доходила нам до талии, до подбородка, покрывала нас с головой. Нам было 

все равно. Мы забыли, что значит быть сухим. 

Иногда мне приходила в голову мысль: "Да ведь это чертовски 

замечательное приключение! Как в книжке. И это первое мое плавание вторым 

помощником... а мне только двадцать лет... и я переношу его не хуже, чем все 


Страница 3 из 13:  Назад   1   2  [3]  4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"