Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

пролезть под подзор и затем раскачиваться у борта. Они ударялись о корпус, 

слишком близко подходили к огню, а судно надвигалось на них, и в любой 

момент могли упасть за борт мачты. Я и два моих матроса изо всех сил 

отталкивались веслами и баграми, но это занятие надоедало, так как не было 

смысла мешкать здесь дольше. Мы не видели тех, что остались на борту, и 

понятия не имели о причине задержки. Матросы потихоньку ругались, и мне 

приходилось не только работать самому, но и понукать их, а им больше всего 

хотелось растянуться на дне шлюпки и махнуть на все рукой. 

Наконец я крикнул: 

-- Эй, вы, там, на палубе! 

И кто-то свесился за борт. 

-- Мы готовы, -- сказал я. Голова исчезла и вскоре опять появилась: 

-- Хорошо, сэр. Капитан говорит, что нужно удерживать шлюпки подальше 

от борта. 

Прошло с полчаса. Вдруг раздался оглушительный грохот, треск, звон 

цепей, шипенье воды, и вылетели миллионы искр в трепещущем столбе дыма, косо 

вздымавшемся над судном. Крамболы сгорели, и два раскаленных докрасна якоря 

пошли ко дну, унося с собой двести саженей раскаленной цепи. Судно 

содрогнулось, судорожно заколебалось пламя, и рухнула фор-брам-стеньга. Она 

метнулась вниз, как огненная стрела, нырнула и тотчас же выскочила и 

спокойно поплыла неподалеку от шлюпок, очень черная на светящемся море. Я 

снова окликнул судно. Спустя некоторое время один из матросов сообщил мне 

неожиданно бодрым, но заглушенным голосом, словно он пытался говорить с 

закрытым ртом: "Сейчас идем, сэр" -- и скрылся. Долгое время я ничего не 

слышал, кроме рева пожара. Раздавались также какие-то свистящие звуки. 

Шлюпки подпрыгивали, натягивали фалини, игриво наскакивали друг на друга, 

стукались бортами или, несмотря на наши старания, все вместе дружно 

ударялись о кузов судна. Терпение мое лопнуло, и, забросив трос, я 

вскарабкался на корму. 

Там было светло как днем. Поднявшись на корму, я ужаснулся при виде 

огненной завесы, а жара показалась мне сначала невыносимой. Капитан Бирд, 

подогнув ноги и подложив одну руку под голову, спал на диванных подушках, 

притащенных из каюты; отблески пламени дрожали на его лице. А знаете, чем 

занимались остальные? Они сидели на. палубе вокруг открытого ящика, ели хлеб 

с сыром и тянули из бутылок портер. 

На заднем плане огненные языки извивались над их головами, а они, как 

саламандры, казалось, превосходно чувствовали себя и напоминали шайку 

отчаянных пиратов. Огонь сверкал в белках их глаз и освещал белую кожу, 

проглядывавшую сквозь дыры разорванных рубах. Все они словно побывали в 

битве -- забинтованные головы, подвязанные руки, колени, обмотанные грязными 

лохмотьями, -- и каждый сжимал между колен бутылку, а в руке держал кусок 

сыру. Мэхон поднялся на ноги. Красивая голова, орлиный профиль, длинная 

белая борода и раскупоренная бутылка в руке делали его похожим на одного из 

отважных морских разбойников древности, веселившихся на кровавом пиру. 

-- Последняя трапеза на борту,-- торжественно объяснил он. -- Мы весь 

день ничего не ели, и глупо было бы бросать всю эту провизию. -- Потом он 

указал бутылкой на спящего шкипера. -- Он сказал, что не может проглотить ни 

кусочка, вот я и уложил его, -- продолжал он и, заметив мои вытаращенные 

глаза, прибавил: -- Не знаю, известно ли вам, молодой человек, что он не 

спал уже несколько суток, а в шлюпках будет не до сна. 

-- И никаких шлюпок не будет, если вы проваландаетесь здесь долго! -- с 

негодованием воскликнул я. Подойдя к шкиперу, я стал трясти его за плечо. 

Наконец он открыл глаза, но не пошевельнулся. 

-- Пора покинуть судно, сэр, -- спокойно сказал я. Он с трудом 

поднялся, поглядел на пламя, поглядел на море, сверкающее вокруг судна и 

черное, как чернила, вдали, поглядел на звезды, тускло мерцающие сквозь 

тонкую вуаль дыма на небе, черном, как Эреб. 

-- Младшие, вперед! -- сказал он. 

И один из матросов утер рот рукой, встал, перелез через борт и скрылся. 

Остальные последовали за ним. Один приостановился, допил свою бутылку и, 

размахнувшись, швырнул ее в огонь. 

-- Получай! -- крикнул он. 

Шкипер, безутешный, все еще медлил, и мы ненадолго оставили его одного 

попрощаться с первым судном, бывшим под его командой. Наконец я снова 

подошел и увел его. Как раз вовремя. Железо на корме накалилось. 

Перерубили фалинь, и три шлюпки, связанные вместе, отделились от судна. 

Мы покинули его ровно через шестнадцать часов после взрыва. Мэхон командовал 

второй шлюпкой, а я -- самой маленькой, четырнадцатифутовой. Баркас вместил 

бы нас всех, но шкипер сказал, что мы должны спасти побольше вещей для 

страхового общества, -- вот как я принял первое свое командование. В моей 

шлюпке сидели два матроса; мы взялн с собой мешок сухарей, несколько 

жестянок с мясом и маленький бочонок с водой. Мне было приказано держаться 

близ баркаса, чтобы в случае непогоды мы могли пересесть в него. 

А знаете, что я думал? Я решил при первой же возможности отделиться от 

остальной компании. Мне хотелось, чтобы ничто не мешало первому моему 

командованию, Я не собирался идти с эскадрой, раз мнз представляется случай 

плыть самостоятельно. Я сам пристану к берегу. Я перегоню остальные шлюпки. 

Юность, юность! Юность глупая, очаровательная и чудесная! 

Но мы не сразу пустились в путь. Мы должны были видеть последние минуты 

судна. И шлюпки кружили в ночи, поднимаясь и опускаясь на волнах. Матросы 

дремали, просыпались, вздыхали, охали. Я смотрел на горящее судно. 

Под темным небом оно ярко пылало на диске пурпурного моря, прорезанного 

кроваво-красными отблесками, -- на диске сверкающей и зловещей воды. Пламя, 

огромное и одинокое, высоко вздымалось над океаном, а из вершины его 

клубился в небо черный дым. Судно пылало неистово, скорбное и 


Страница 10 из 13:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9  [10]  11   12   13   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"