Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Вы рассуждайте, - сказал Александр Карлович. 

- Я рассуждаю, - уныло отвечал Лабанда. - Если из четырех ведер вычесть две трубы... 

- Рассуждайте сначала и вслух! - сказал Александр Карлович. 

Мы видели ошибку. В самом начале Лабанда поставил в одном вычислении минус вместо плюса. Теперь этот минус всплыл и заткнул трубу. Мы видели ошибку, и нам до смерти хотелось подсказать Лабан-де. Но неловко было обнаруживать при "внучках" его бессилие. Но тут мы услышали: кто-то стал все-таки шепотом подсказывать Лабанде. Мы оглянулись и увидели, что подсказывает Костя Руденко-Жук... И тогда класс, прославившийся некогда искусной подсказкой и наглым сдуванием, класс, который величайшим преступлением считал всякий отказ от незаконной подмоги, - этот класс бешено затопал ногами, чтобы заглушить подсказку, и закричал: 

- Оставь, Руденко! Не подсказывай! Пусть сам. Лабанда уверовал в свои силы. Он понатужился немного, поймал ошибку и раскупорил задачу. И чтобы оповестить об этом Покровск, мы подняли на каланче флаг. На флаге было намалевано: "Х=18 ведрам". 

 

 

УСПЕХИ КЛАССА "Б" 

 

Мы радовались недолго. Через два дня Лабанда влетел в класс и объявил, что в нашем классе "Б", о котором мы было позабыли, так как он помещался теперь в другом доме, в нашем классе "Б" проходят уже уравнения высших степеней с несколькими неизвестными. Это было невероятно. 

- Вранье! - закричал класс. 

- На! - сказал Степка и протянул Лабанде согнутый палец. - Разогни и не загибай. 

- Убиться мне на этом месте! - сказал Лабанда крестясь. 

Мы были сражены. Тогда Жук заявил, что сам он уже прошел эти уравнения и готов идти в класс "Б", чтоб решить любую задачу. Но Степка слышать не хотел об этом. Он заявил, что это не фунт изюма, если один только может решить, что опять это получится первый ученик, а надо сделать, чтобы весь класс мог решить. Тогда снова кинулись к учебникам. Мы собирались в школе по вечерам. Костя Жук подтягивал и натаскивал нас. Биндюг не являлся на эти занятия. Он уверял, что "голодное брюхо к ученью глухо", сейчас учиться не время и он без нас любую задачу решит. 

Когда все неизвестные были разоблачены, мы предложили нашему параллельному классу "Б" помериться с нами в алгебре. Ребята из "Б" приняли наш вызов. Решили устроить общую письменную по алгебре. Были составлены команды лучших алгебраистов. В команду класса "А" вошли среди других Степка Гавря, по прозванию Атлантида, Володька Лабанда, Костя Жук, Зоя Бамбука и я. В последний день в нашу команду записался Биндюг. Мы приняли его с большой неохотой. Он божился, что не подкачает. 

 

 

НОЧЬ ПЕРЕД ПИСЬМЕННОЙ 

 

Накануне состязания команда "А" собралась в школе для последней тренировки. Пришел усталый Александр Карлович и больше часа гонял нас по теории. Затем он задал несколько каверзных задач. Мы долго потели над ними, но в конце концов решили и их. Александр Карлович был доволен "с чисто научной точки зрения". Потом он взглянул на часы и схватился за голову: было уже двенадцать часов, а по городу, объявленному на военном положении, разрешалось ходить лишь до одиннадцати. 

- Ну, товарищи, - сказал Костя Жук, - значит ночуем в собачьем ящике. Факт! 

- Пройдем, - успокаивал Лабанда. - Если остановят, говори, что в аптеку идешь, и все. 

Я шел со Степкой. Прожектор поливал тяжелое низкое небо. Где-то пели "Темной ночки да я боюся..." На углу нас остановил патруль. 

- Мы в аптеку идем, - сказал Степка, - вот это докторов сын. Пропустите. 

- Ну? В аптеку? - обрадовался красноармеец. - Не за касторкой ли? 

- Вот именно что за касторкой, - ответил Степка. - Понимаете, такое дело... 

- Сейчас тебе пропишут, - сказал красноармеец. - Лапанин! Забери этих и препроводи. 

Нас отвели в штаб. Там мы встретили других наших ночных искателей касторки. 

Вскоре привели Александра Карловича. Он негодовал со всех точек зрения. 

- Александр Карлович! - приветствовал его неунывающий Степка. - Добрый вечер! 

- Теперь уже покойной ночи, - сердито сказал учитель. - Спасибо за компанию. 

Потом ввели какого-то мрачного мешочника. 

- Кто тут последний? - спросил деловито мешочник. 

- Я, - сказал Александр Карлович. - А что? 

- Я утром за вами буду! Запомните, - строго сказал мешочник, лег на пол и тотчас захрапел. 

Качался махорочный дым, изгибаясь под лампочкой. Часовой внимательно разглядывал ранты сапог и легонько тыкал в них прикладом. Полная нелепица. Шла бессонная ночь, ночь перед письменной... 

Через два часа нас освободил по телефону Чубарьков. Уже в дверях Александр Карлович что-то вспомнил и вернулся. С огромным трудом он разбудил мешочника. 

- Извините, - сказал Александр Карлович, - но я должен уйти... Так что вам уже придется быть за кем-нибудь другим. 

На Брешке нам встретился патруль. Он вел в штаб команду класса "Б". Они тоже готовились к письменной. 

- Что? - спросил их Степка. - За касторкой ходили? 

- Нет, - отвечали те, - за йодом. 

 

 

НЕ СТАРЫЙ РЕЖИМ 

 

- Участники, на место! - говорит торжественно главный судья Форсунов. 

Невыспавшиеся алгебраисты рассаживаются за партами. Чтобы союзники не могли помогать друг другу, каждого из нас сажают с противником. 

Наш Александр Карлович и математик класса "Б" волнуются. Они похожи на менажеров-секундантов, впервые выпустивших на ринг своих боксеров. Александр Карлович подходит к каждому и шепотом говорит: 

- Главное - рассуждайте... И не спешите... Не путайте знаки при постановке. Если попадется с пропорциями, они безусловно сядут. Это их слабое место, я знаю... Но главное - рассуждайте. 


Страница 53 из 78:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52  [53]  54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"