Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

И снова первым опомнился Ломбард. Пока Армстронг занимался миссис Роджерс, Ломбард взял инициативу в свои руки: 

-- Мне показалось, что голос шел из этой комнаты. 

-- Но кто бы это мог быть? -- вырвалось у Веры. -- Кто? Ясно, что ни один из нас говорить не мог. 

Ломбард, как и судья, медленно обвел глазами комнату. Взгляд его задержался было на открытом окне, но он тут же решительно покачал головой. Внезапно его глаза сверкнули. Он кинулся к двери у камина, ведущей в соседнюю комнату. Стремительно распахнул ее, ворвался туда. 

-- Ну, конечно, так оно и есть, -- донесся до них его голос. 

Остальные поспешили за ним. Лишь мисс Брент не поддалась общему порыву и осталась на месте. 

К общей с гостиной стене смежной комнаты был придвинут столик. На нем стоял старомодный граммофон -- его раструб упирался в стену. Ломбард отодвинул граммофон, и все увидели несколько едва заметных дырочек в стене, очевидно, просверленных тонким сверлом. 

Он завел граммофон, поставил иглу на пластинку, и они снова услышали: 

"Вам предъявляются следующие обвинения". 

-- Выключите! Немедленно выключите, -- закричала Вера, -- Какой ужас! 

Ломбард поспешил выполнить ее просьбу. Доктор Армстронг с облегчением вздохнул. 

-- Я полагаю, что это была глупая и злая шутка, -- сказал он. 

-- Вы думаете, что это шутка? -- тихо, но внушительно спросил его судья Уоргрейв. 

-- А как по-вашему? -- уставился на него доктор. 

-- В настоящее время я не берусь высказаться по этому вопросу, -- сказал судья, в задумчивости поглаживая верхнюю губу. 

-- Послушайте, вы забыли об одном, -- прервал их Антони Марстон. -- Кто, шут его дери, мог завести граммофон и поставить пластинку? 

-- Вы правы, -- пробормотал Уоргрейв. -- Это следует выяснить. 

Он двинулся обратно в гостиную. Остальные последовали за ним. 

Тут в дверях появился Роджерс со стаканом коньяка в руках. Мисс Брент склонилась над стонущей миссис Роджерс. Роджерс ловко вклинился между женщинами: 

-- С вашего разрешения, мэм, я поговорю с женой. 

Этель, послушай, Этель, не бойся. Ничего страшного не случилось. Ты меня слышишь? Соберись с силами. 

Миссис Роджерс дышала тяжело и неровно. Ее глаза, испуганные и настороженные, снова и снова обводили взглядом лица гостей. 

-- Ну же, Этель. Соберись с силами! -- увещевал жену Роджерс. 

-- Вам сейчас станет лучше, -- успокаивал миссис Роджерс доктор Армстронг. -- Это была шутка. 

-- Я потеряла сознание, сэр? -- спросила она. 

-- Да. 

-- Это все из-за голоса -- из-за этого ужасного голоса, можно подумать, он приговор зачитывал. -- Лицо ее снова побледнело, веки затрепетали. 

-- Где же, наконец, коньяк? -- раздраженно спросил доктор Армстронг. 

Роджерс поставил стакан на маленький столик. Стакан передали доктору, он поднес его задыхающейся миссис Роджерс. 

-- Выпейте, миссис Роджерс. 

Она выпила, поперхнулась, закашлялась. Однако коньяк все же помог -- щеки ее порозовели. 

-- Мне гораздо лучше, -- сказала она. -- Все вышло до того неожиданно, что я сомлела. 

-- Еще бы, -- прервал ее Роджерс. -- Я и сам поднос уронил. Подлые выдумки, от начала и до конца. Интересно бы узнать... 

Но тут его прервали. Раздался кашель -- деликатный, короткий кашель, однако он мигом остановил бурные излияния дворецкого. Он уставился на судью Уоргрейва -- тот снова кашлянул. 

-- Кто завел граммофон и поставил пластинку? Это были вы, Роджерс? -- спросил судья. 

-- Кабы я знал, что это за пластинка, -- оправдывался Роджерс. -- Христом Богом клянусь, я ничего не знал, сэр. Кабы знать, разве бы я ее поставил? 

-- Охотно вам верю, но все же, Роджерс, вам лучше объясниться, -- не отступался судья. 

Дворецкий утер лицо платком. 

-- Я выполнял указания, сэр, только и всего, -- оправдывался он. 

-- Чьи указания? 

-- Мистера Онима. 

Судья Уоргрейв сказал: 

-- Расскажите мне все как можно подробнее. Какие именно указания дал вам мистер Оним? 

-- Мне приказали поставить пластинку на граммофон, -- сказал Роджерс. -- Я должен был взять пластинку в ящике, а моя жена завести граммофон в тот момент, когда я буду обносить гостей кофе. 

-- В высшей степени странно, -- пробормотал судья. 

-- Я вас не обманываю, сэр, -- оправдывался Роджерс. -- Христом Богом клянусь, это чистая правда. Знал бы я, что это за пластинка, а мне и невдомек. На ней была наклейка, на наклейке название -- все честь по чести, ну я и подумал, что это какая-нибудь музыка. 

Уоргрейв перевел взгляд на Ломбарда: 

-- На пластинке есть название? 

Ломбард кивнул. 

-- Совершенно верно, сэр, -- оскалил он в улыбке острые белые зубы. -- Пластинка называется "Лебединая песня". 

Генерала Макартура прорвало. 

-- Неслыханная наглость! -- возопил он. -- Ни с того ни с сего бросить чудовищные обвинения. Мы должны чтото предпринять. Пусть этот Оним, кто б он ни был... 

-- Вот именно, -- прервала его Эмили Брент. -- Кто он такой? -- сказала она сердито. 

В разговор вмешался судья. Властно -- годы, проведенные в суде, прошли недаром -- он сказал: 

-- Прежде всего мы должны узнать, кто этот мистер Оним. А вас, Роджерс, я попрошу уложить вашу жену, потом возвратиться сюда. 

-- Слушаюсь, сэр. 

-- Я помогу вам, Роджерс, -- сказал доктор Армстронг. 

Миссис Роджерс -- ее поддерживали под руки муж и доктор, -- шатаясь, вышла из комнаты. Когда за ними захлопнулась дверь, Тони Марстон сказал: 

-- Не знаю, как вы, сэр, а я не прочь выпить. 

-- Идет, -- сказал Ломбард. 

-- Пойду на поиски, посмотрю, где тут что, -- сказал Тони, вышел и тут же вернулся. -- Выпивка стояла на подносе прямо у двери -- ждала нас. 

Он бережно поставил поднос на стол и наполнил бокалы. Генерал Макартур и судья пили неразбавленное виски. 

Всем хотелось взбодриться. Одна Эмили Брент попросила принести ей стакан воды. 

Вскоре доктор Армстронг вернулся в гостиную. 

-- Оснований для беспокойства нет, -- сказал он. -- Я дал ей снотворное. Что это вы пьете? Я, пожалуй, последую вашему примеру. 


Страница 9 из 49:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8  [9]  10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"