Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

-- Ну и что? -- сказал Блор. -- Я тут же вернулся. Вы сами это знаете. 

-- Вас долго не было, -- сказал Армстронг. 

-- На что, черт побери, вы намекаете? -- Блор налился кровью. 

-- Я сказал только, что вас долго не было, -- повторил Армстронг. 

-- Его еще надо было найти. Попробуйте сами найти в чужом доме моток каната. 

-- Пока мистера Блора не было, вы не отходили друг от друга? -- обратился судья к Ломбарду и Армстронгу. 

-- Разумеется, -- подтвердил Армстронг. -- То есть Ломбард отходил на несколько минут. А я оставался на месте. 

Ломбард улыбнулся: 

-- Я хотел проверить, можно ли отсюда дать сигналы на сушу при помощи гелиографа. Пошел выбирать место, отсутствовал минуты две. 

-- Это правда. -- Армстронг кивнул. -- Для убийства явно недостаточно. 

-- Кто-нибудь из вас смотрел на часы? -- спросил судья. 

-- Н-нет. 

-- Я вышел из дому без часов, -- сказал Ломбард. 

-- Минуты две -- выражение весьма неточное, -- ядовито заметил судья и повернул голову к прямой, как палка, старой деве, не отрывавшейся от вязанья. 

-- А вы, мисс Брент? 

-- Мы с мисс Клейторн взобрались на вершину горы. После этого я сидела на площадке, грелась на солнце. 

-- Что-то я вас там не видел, -- сказал судья. 

-- Вы не могли меня видеть. Я сидела за углом дома, с восточной стороны: там нет ветра. 

-- Вплоть до ленча? 

-- Мисс Клейторн? 

-- Утро я провела с мисс Брент, -- последовал четкий ответ. -- Потом немного побродила по острову. Потом спустилась к морю, поговорила с генералом Макартуром. 

-- В котором часу это было? -- прервал ее судья. 

На этот раз Вера ответила не слишком уверенно: 

-- Не знаю, -- сказала она, -- за час до ленча, а может быть, и позже. 

Блор спросил: 

-- Это было до того, как мы разговаривали с генералом или позже? 

-- Не знаю, -- сказала Вера. -- Он был какой-то странный, -- она передернулась. 

-- А в чем заключалась его странность? -- осведомился судья. 

-- Он сказал, что все мы умрем, потом сказал, что ждет конца. Он меня напугал... -- понизив голос, сказала Вера. 

Судья кивнул. 

-- А потом что вы делали? -- спросил он. 

-- Вернулась в дом. Затем, перед ленчем, снова вышла, поднялась на гору. Я весь день не могла найти себе места. 

Судья Уоргрейв потрогал подбородок. 

-- Остается еще Роджерс, -- сказал он. -- Но я не думаю, что его показания что-либо добавят к имеющимся у нас сведениям. 

Роджерс, представ перед судилищем, ничего особенного не сообщил. Все утро он занимался хозяйственными делами, потом готовил ленч. Перед ленчем подал коктейли, затем поднялся наверх -- перенести свои вещи с чердака в другую комнату. Он не выглядывал в окно и не видел ничего, что могло бы иметь хоть какое-то отношение к смерти генерала Макартура. Он твердо уверен, что, когда накрывал на стол перед ленчем, там стояло восемь негритят. 

Роджерс замолчал, и в комнате воцарилась тишина. Судья Уоргрейв откашлялся. Ломбард прошептал на ухо Вере: "Теперь он произнесет заключительную речь". 

-- Мы постарались как можно лучше расследовать обстоятельства этих трех смертей, -- начал судья. -- И если в некоторых случаях отдельные лица не могли (по всей вероятности) совершить убийство, все же ни одного человека нельзя считать полностью оправданным и свободным от подозрений. Повторяю, я твердо уверен, что из семи человек, собравшихся в этой комнате, один -- опасный преступник, а скорее всего еще и маньяк. Кто этот человек, мы не знаем. Нам надо решить, какие меры предпринять, чтобы связаться с сушей на предмет помощи, а в случае, если помощь задержится (что более чем вероятно при такой погоде), какие меры предпринять, чтобы обеспечить нашу безопасность - - сейчас нам больше ничего не остается. 

Я попрошу каждого подумать и сообщить мне, какой выход из создавшегося положения он видит. Предупреждаю, чтобы все были начеку. До сих пор убийце было легко выполнить свою задачу -- его жертвы ни о чем не подозревали. Отныне наша задача -- подозревать всех и каждого. Осторожность -- лучшее оружие. Не рискуйте и будьте бдительны. Вот все, что я вам хотел сказать. 

-- Суд удаляется на совещание, -- еле слышно пробормотал Ломбард. 

 

 

 

Глава десятая 

 

-- И вы ему поверили? -- спросила Вера. 

Вера и Филипп Ломбард сидели на подоконнике в гостиной. За окном хлестал дождь, ветер с ревом бился в стекла. Филипп наклонил голову к плечу и сказал: 

-- Вы хотите спросить, верю ли я старику Уоргрейву, что убийца -- один из нас? 

-- Да. 

-- Трудно сказать. Если рассуждать логически, он, конечно, прав, и все же... 

-- И все же, -- подхватила Вера, -- это совершенно невероятно. 

Ломбард скорчил гримасу. 

-- Здесь все совершенно невероятно. Однако после смерти Макартура ни о несчастных случаях, ни о самоубийствах не может быть и речи. Несомненно одно: это убийство. Вернее, три убийства. 

Вера вздрогнула: 

-- Похоже на кошмарный сон. Мне все кажется, что этого просто не может быть. 

Филипп понимающе кивнул: 

-- Ну да, все чудится: вот раздастся стук в дверь и тебе принесут чай в постель. 

-- Ох, хорошо бы, все кончилось так! -- сказала Вера. 

Филипп Ломбард помрачнел. 

-- Нет, на это надеяться не приходится. Мы участвуем в ужасном кошмаре наяву! 

Вера понизила голос: 

-- Если... если это один из нас, как вы думаете; кто это? 

Ломбард ухмыльнулся: 

-- Из ваших слов я понял, -- сказал он, -- что нас вы исключаете. Вполне с вами согласен. Я отлично знаю, что Я не убийца, да и в вас, Вера, нет ничего ненормального. Девушки нормальней и хладнокровней я не встречал. Поручусь, чем угодно, что вы не сумасшедшая. 

-- Спасибо, -- Вера криво улыбнулась. 

Филипп сказал: 

-- Ну же, мисс Вера Клейторн, неужели вы не ответите комплиментом на комплимент? 

Вера чуть замялась. 

-- Вы сами признали, -- сказала она наконец, -- что ни во что не ставите жизнь человека, и тем не менее как-то не могу представить, чтобы вы надиктовали эту пластинку. 

-- Верно, -- сказал Ломбард. -- Если б я и затеял убийство, так только ради выгоды. Массовое покарание преступников не по моей части. Пошли дальше. Итак, мы исключаем друг друга и сосредоточиваемся на пяти собратьях по заключению. Который из них А. Н. Оним? Интуитивно -- и без всяких на то оснований -- выбираю Уоргрейва! 


Страница 27 из 49:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26  [27]  28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"