Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

-- Нет, нет, не может быть, -- едва сдержала стон Вера. 

Судья подозрительно посмотрел на нее и сказал: 

-- Милая барышня, мы должны смотреть фактам в лицо; ведь все мы подвергаемся серьезной опасности. Один из нас -- А. Н. Оним. Кто он -- мы не знаем. Из десяти человек, приехавших на остров, трое теперь вне подозрения: Антони Марстон, миссис Роджерс и генерал Макартур. Остается семь человек. Из этих семерых один, так сказать, "липовый" негритенок, -- он обвел взглядом собравшихся. -- Вы согласны со мной? 

-- Верится с трудом, но, судя по всему, вы правы, -- сказал Армстронг. 

-- Ни минуты не сомневаюсь, -- подтвердил Блор. -- И если хотите знать мое мнение... 

Судья Уоргрейв манием руки остановил его. 

-- Мы вернемся к этому в свое время. А теперь мне важно знать, все ли согласны со мной? 

-- Ваши доводы кажутся мне вполне логичными, -- не переставая вязать, проронила Эмили Брент. -- Я тоже считаю, что в одного из нас вселился дьявол. 

-- Я не могу в это поверить... -- пробормотала Вера, -- не могу... 

-- Ломбард? 

-- Совершенно с вами согласен, сэр. 

Судья с удовлетворением кивнул головой. 

-- А теперь, -- сказал он, -- посмотрим, какими данными мы располагаем. Для начала надо выяснить, есть ли у нас основания подозревать какое-то определенное лицо. Мистер Блор, мне кажется, вы хотели что-то сказать? 

Блор засопел. 

-- У Ломбарда есть револьвер, -- сказал он. -- И потом он вчера вечером нам соврал. Он сам признался. 

Филипп Ломбард презрительно улыбнулся. 

-- Ну что ж, значит, придется дать объяснения во второй раз. -- И он кратко и сжато повторил свой рассказ. 

-- А чем вы докажете, что не врете? -- не отступался Блор. -- Чем вы можете подтвердить свой рассказ? 

Судья кашлянул. 

-- К сожалению, все мы в таком же положении, -- сказал он. -- И всем нам тоже приходится верить на слово. Никто из вас, -- продолжал он, -- по-видимому, пока еще не осознал всей необычности происходящего. По-моему, возможен только один путь. Выяснить, есть ли среди нас хоть один человек, которого мы можем очистить от подозрений на основании данных, имеющихся в нашем распоряжении. 

-- Я известный специалист, -- сказал Армстронг. -- Сама мысль о том, что я могу... 

И снова судья манием руки остановил доктора, не дав ему закончить фразы. 

-- Я и сам человек довольно известный, -- сказал он тихо, но внушительно. -- Однако это, мой дорогой, еще ничего не доказывает. Доктора сходили с ума. Судьи сходили с ума. Да и полицейские тоже, -- добавил он, глядя на Блора. 

Ломбард сказал: 

-- Я надеюсь, ваши подозрения не распространяются на женщин? 

Судья поднял брови и сказал тем ехидным тоном, которого так боялась защита: 

-- Значит, если я вас правильно понял, вы считаете, что среди женщин маньяков не бывает? 

-- Вовсе нет, -- раздраженно ответил Ломбард, -- и все же, я не могу поверить... -- он запнулся. 

Судья все тем же проницательным злым голосом сказал: 

-- Я полагаю, доктор Армстронг, что женщине было бы вполне по силам прикончить беднягу Макартура. 

-- Вполне, будь у нее подходящее орудие -- резиновая дубинка, например, или палка, -- ответил доктор. 

-- Значит, она бы справилась с этим легко? 

-- Вот именно. 

Судья повертел черепашьей шеей. 

-- Две другие смерти произошли в результате отравления, -- сказал он. -- Я думаю, никто не станет отрицать, что отравителем может быть и слабый человек. 

-- Вы с ума сошли! -- взвилась Вера. 

Судья медленно перевел взгляд на нее. Это был бесстрастный взгляд человека, привыкшего вершить судьбами людей. 

"Он смотрит на меня, -- подумала Вера, -- как на любопытный экземпляр, -- и вдруг с удивлением поняла: А ведь я ему не очень-то нравлюсь". 

-- Моя милая барышня, я бы попросил вас быть сдержанней. Я совсем не обвиняю вас. И надеюсь, мисс Брент, -- он поклонился старой деве, -- что мое настойчивое требование не считать свободным от подозрений ни одного из нас никого не обидело? 

Мисс Брент не отрывалась от вязанья. 

-- Сама мысль, что я могу убить человека, и не одного, а троих, -- холодно сказала она, не поднимая глаз, -- покажется нелепой всякому, кто меня знает. Но мы не знаем друг друга, и я понимаю, что при подобных обстоятельствах никто не может быть освобожден от подозрений, пока не будет доказана его невиновность. Я считаю, что в одного из нас вселился дьявол. 

-- На том и порешим, -- заключил судья. -- Никто не освобождается от подозрений, ни безупречная репутация, ни положение в обществе в расчет не принимаются. 

-- А как же с Роджерсом? -- спросил Ломбард. -- По-моему, его можно с чистой совестью вычеркнуть из списка. 

-- Это на каком же основании? -- осведомился судья. 

-- Во-первых, у него на такую затею не хватило бы мозгов, а во-вторых, одной из жертв была его жена. 

-- За мою бытность судьей, молодой человек, -- поднял мохнатую бровь судья, -- мне пришлось разбирать несколько дел о женоубийстве -- и суд, знаете ли, признал мужей виновными. 

-- Что ж, не стану спорить. Женоубийство вещь вполне вероятная, чтобы не сказать естественная. Но не такое. Предположим, Роджерс убил жену из боязни, что она сорвется и выдаст его, или потому, что она ему опостылела, или, наконец, потому, что спутался с какой-нибудь крошкой помоложе, -- это я могу себе представить. Но представить его мистером Онимом, этаким безумным вершителем правосудия, укокошившим жену за преступление, которое они совершили совместно, я не могу. 

-- Вы принимаете па веру ничем не подтвержденные данные, -- сказал судья Уоргрейв. -- Ведь нам неизвестно, действительно ли Роджерс и его жена убили свою хозяйку. Не исключено, что Роджерса обвинили в этом убийстве лишь для того, чтобы он оказался в одном с нами положении. Не исключено, что вчера вечером миссис Роджерс перепугалась, поняв, что ее муж сошел с ума. 

-- Будь по-вашему, -- сказал Ломбард. -- А. Н. Оним один из нас. Подозреваются все без исключения. 

А судья Уоргрейв продолжал: 

-- Мысль моя такова: ни хорошая репутация, ни положение в обществе, ничто другое не освобождают от подозрений. Сейчас нам необходимо в первую голову выяснить, кого из нас можно освободить от подозрений на основании фактов. Говоря проще, есть ли среди нас один (а вероятно, и не один) человек, который никак не мог подсыпать яду Марстону, дать снотворное миссис Роджерс и прикончить генерала Макартура? 


Страница 25 из 49:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24  [25]  26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"