Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

была тогда убеждена, что, если бы Адам узнал, наверняка сказал бы ей. 

- У нас и без того полно проблем, поэтому ни к чему создавать новые. 

- Между мною и Пьером все уже было кончено, - сказала она. - Еще до 

его смерти. - И тут же со стыдом вспомнила торговца по имени Олли. Вот о 

нем она никогда не расскажет Адаму. Она надеялась, что со временем и сама 

об этом забудет. 

Через разделявший их стол Адам сказал: 

- Кончено или не кончено, я хочу, чтобы ты вернулась ко мне. 

- Какой ты все же хороший!.. - сказала она, чувствуя, как к горлу 

подступают слезы. - Я, видно, всегда недооценивала тебя. 

- Я думаю, это относится к нам обоим, - сказал Адам. Позже, 

предавшись любви, они обнаружили, что старое чудо вернулось. 

Уже засыпая, Адам проговорил, как бы подводя под всей этой историей 

черту: 

- Мы чуть было не потеряли друг друга. Давай никогда больше не 

рисковать. 

Адам уснул, а Эрика еще долго лежала рядом, вслушиваясь в ночные 

звуки, которые долетали до нее с океана в раскрытые окна. Некоторое время 

спустя уснула и она, но, когда забрезжил рассвет, они проснулись и снова 

предались любви. 

 

 

Глава 29 

 

 

В первых числах сентября "Орион" был официально представлен прессе, 

автомобильным коммерсантам и публике. 

Вся пресса Соединенных Штатов знакомилась с новой моделью в Чикаго, 

после чего был устроен пышный, с обильными возлияниями прием, - говорили, 

что это в последний раз, таких больше не будет. Дело в том, что компании 

хоть и поздно, но поняли: корми журналистов белужьей икрой и шампанским 

или сосисками с пивом - в любом случае почти все напишут лишь то, что 

видели. Тогда зачем тратиться впустую? 

Но ничего в обозримом будущем не предвещало перемен в представлении 

новых моделей коммерческим кругам - с "Орионом" знакомили в Новом Орлеане, 

и продолжалось это целых шесть дней. 

То была настоящая феерия, красочная и ослепительная, на которую 

пригласили семь тысяч бизнесменов-оптовиков, занимающихся продажей 

автомобилей, их жен и любовниц; все они прибывали на специально 

зафрахтованных самолетах, включая несколько "Боингов-747". 

Для их размещения были забронированы крупнейшие отели города, а также 

"Ривергейт аудиториум" - для ночного музыкального шоу, которое, как 

утверждал один ошеломленный зритель, "могло бы продержаться на Бродвее 

целый год". Финал этого шоу был прямо-таки умопомрачительный: разорвав 

мерцающий Млечный Путь, под аккомпанемент сотни скрипок с неба медленно 

спустилась огромная сияющая звезда и, коснувшись середины сцены, распалась 

- взорам зрителей предстал "Орион". Зал взорвался аплодисментами. 

Всевозможные аттракционы, игры и представления заполняли каждый 

последующий день, а по ночам над портом взметался фейерверк, огненные 

россыпи которого складывались в слово "ОРИОН". 

На фестиваль приехали и Адам с Эрикой, а также Бретт Дилозанто; 

ненадолго прилетела и Барбара. 

В один из двух вечеров, которые Барбара провела в Новом Орлеане, обе 

пары отправились поужинать в ресторан Бреннана, что во Французском 

квартале. Адам, немного знавший Мэтта Залески, осведомился у Барбары, как 

чувствует себя отец. 

- Теперь он уже может сам дышать и немного шевелить левой рукой, - 

ответила она. - А в остальном - полностью парализован. 

Адам и Эрика что-то пробормотали в знак сочувствия. 

Барбара, естественно, не сказала им, что каждый день молится о том, 

чтобы отец скорее умер и избавился от этой невероятной муки, которую она 

всякий раз видит в его глазах. Но Барбара прекрасно понимала, что все 

может сложиться иначе. Ей, например, было известно, что старший из клана 

Кеннеди - Джозеф Кеннеди, одна из наиболее известных в истории жертв 

паралича, - прожил парализованный целых восемь лет. 

Барбара рассказала Трентонам, что собирается перевезти отца домой на 

Роял-Оук и нанять медсестру, чтобы та ходила за ним круглые сутки. И тогда 

им с Бретгом какое-то время придется жить то там, то у него на квартире. 

- Кстати, - заметила Барбара, вспомнив об этом в связи с домом на 

Роял-Оук, - Бретт увлекся выращиванием орхидей. 

И она с улыбкой принялась рассказывать Адаму и Эрике, что Бретт взял 

на себя все заботы об оранжерее ее отца и даже приобрел специальные книги. 

- Меня поражает в орхидеях красота линий, их изгибы, - сказал Бретт, 

цепляя вилкой устрицы, только что поданные на стол. - Вполне возможно, что 

они наведут конструкторов на мысль о совсем новом поколении автомобилей. 

Не только в смысле формы, но и названия. А что, если назвать "Орхидеей" 

модель с двумя дверцами и открывающимся верхом? 

- Мы сегодня собрались здесь из-за "Ориона", - напомнила ему Барбара. 

- К тому же это название легче произносить. 

Барбара ничего не сказала ни Адаму, ни Эрике об одном недавнем 

происшествии, ибо боялась поставить Бретга в неудобное положение. 

Дело в том, что после инфаркта, случившегося с Мэттом Залески, 

Барбара и Бретт несколько раз ночевали в доме на Роял-Оук. Как-то вечером 

первым туда приехал Бретт. Барбара застала его перед мольбертом с 

натянутым холстом и красками. Он рисовал орхидею. Бретт объяснил ей, что 

моделью служил ему Catasetum saccatum - цветок, которым он и Мэтт 

восхищались однажды почти год назад, когда старик вспылил на Бретта, после 

чего Барбара заставила отца извиниться. 

- Твой старик и я решили, что орхидея всем своим видом напоминает 

летящую птицу, - сказал Бретт. - Мне кажется, это единственное, о чем мы 

смогли договориться. 

Бретт лукаво заметил, что, когда рисунок будет готов, Барбара могла 

бы отнести его к отцу в больницу и поставить там на видное место. 

- Старикану в палате просто все опостылело. Ему очень нравились 

орхидеи, может быть, этот рисунок доставит ему радость. 

В этот момент Барбара впервые после обрушившегося на Мэтта несчастья 

не совладала со своими нервами и разрыдалась. Это была своего рода 

разрядка, потом ей стало легче. Просто в ней накопилось слишком много 


Страница 137 из 149:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136  [137]  138   139   140   141   142   143   144   145   146   147   148   149   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"