Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Я не шучу, - сказал я. - В книжке, которую ты мне дал, написано, что 

сила доказательств - в их вескости, а не в количестве. И я с этим 

согласен... 

- Тогда порядок, - не удержался Жеглов. 

Я не стал заводиться, кивнул: 

- Ага, точно. Вот я поговорил по душам с Груздевым и понял. Что у нас 

с ним что-то получается не то. Калибр не такой у человека, чтобы из-за 

квартиры на душегубство пойти... 

Жеглов снова перебил меня. 

- Я, конечно, не Лев Толстой, - сказал он. - Но тоже отчасти 

психолог... И хочу внести некоторую ясность с Груздевым. Почти все 

сослуживцы характеризовали его как человека скрытного. Да мы и сами в этом 

убедились. А скрытность обязательно означает притворство, - значит, ложь... 

Уже одного этого немало, потому что притворщик, врун - потенциальный 

преступник... 

Я эти рассуждения даже дослушивать не стал. 

- А если человек скрытный от застенчивости, например? - сказал я, но 

сообразил сразу, что к Груздеву это, пожалуй, вряд ли относится, и 

поправился: - Или от скромности? Тоже потенциальный преступник? 

Жеглов, конечно, зацепился: 

- Скромный он-это да, точно, прямо институточка голубая, чистая, как 

мак! - И, довольный собой, посмеялся немного, а потом посерьезнел как-то с 

ходу, будто тряпкой с лица смех стер, сказал: - Давай к делу, что ты бодягу 

развел... 

- Так я и собирался к делу, а ты тут со своей психологией, - сказал я 

досадливо. - Можешь ты меня минуту послушать, не перебивая? 

Мы рассчитали, что сосед Ларисы видел Груздева на лестнице около семи 

часов - как раз в это время кончился матч ЦДКА-"Динамо"... 

- Ну? 

- Ты помнишь, что сосед этот, Липатников, времени не знал, только по 

футболу мы и сориентировались? 

- Так. 

- И кто играл, он не помнил, помнишь? Он еще сказал, что не болеет... 

- Заладил: "помнил", "помнишь"! Не тяни кота за хвост, что у тебя за 

привычка!.. 

- Я не тяну, я хочу, чтобы ты все до мелочи вспомнил - это очень 

важно. Так вот, на радио мне сказали, что в этот день был еще один матч, 

"Зенит"-"Спартак", и трансляцию его закончили в четыре. Понимаешь - в 

четыре! Соображаешь, что это значит? - спросил я и протянул Жеглову справку 

из радиокомитета. 

Он взял справку, внимательно прочитал ее, с недоумением посмотрел на 

меня, повертел справку в руках, будто хотел еще что-нибудь из нее выжать, 

но больше там ничего не было написано, и он сказал: 

- М-да... Это несколько подмывает показаниям соседа... Но мы ведь на 

них меньше всего базировались. 

- Я извиняюсь, - сказал я запальчиво. - Это, по-моему, подмывает не 

показания соседа, а наши с тобой расчеты. Сосед что? Он утверждает, что 

видел Груздева после матча, а когда это было, ему неизвестно. А Груздев 

сразу сказал, что встретил Липатникова в четыре. Это как будем понимать? Он 

ведь показания соседа предусмотреть не мог? 

- Да черт с ними, с этими показаниями, - сердито сказал Жеглов. - Мы и 

без них бы, обошлись. 

- Пока не обходились. Ты же сам про скрытность Груздева толковал и 

целую теорию из нее вывел: раз скрывает, что был в семь, значит... и все 

такое прочее... 

Жеглов разозлился всерьез: 

- Слушай, орел, тебе бы вовсе не в сыщики, а в адвокаты идти! Вместо 

того чтобы изобличать убийцу, ты выискиваешь, как его от законного 

возмездия избавить. 

И оттого, что он разозлился, я, наоборот, как-то сразу успокоился и 

сказал ему уважительно: 

- Глеб Георгиевич, ну что ты на самом деле... Мы ж с тобой одну работу 

работаем, просто я хочу, чтобы возмездие действительно законное было, - как 

говорится, без сучка-задоринки. Ты же лично против Груздева ничего не 

имеешь, верно? Но уверился, что он преступник, и теперь отступать не 

хочешь... 

- А почему это я должен отступать? - рассердился Жеглов. 

- А потому, что факты. Вот ты послушай меня спокойно, без сердца. Я 

после разговора с Груздевым думал много... плюс все делишки Фокса этого 

растреклятого. Понимаешь, ведь между ними ничего не может быть общего, не 

могу я себе представить, чтобы такие разные люди могли промеж себя 

сговориться как-либо... 

- Ты еще много чего не можешь представить, - вставил Жеглов. 

- Не заедайся, Глеб, - попросил я его. - Лучше слушай. Соболевская мне 

малость глаза приоткрыла. Мы с тобой все время считали, что Груздев, в 

крайнем случае, мог навести Фокса на Ларису, так? Оказывается, Фокс и без 

Груздева ее знал и у них были отношения. Серьезные, ну, со стороны Ларисы, 

стало быть... 

Глеб закурил, сильно затянулся, так что щеки впали, сказал: 

- Ну-ну, продолжай, психолог... 

Я на это не обратил внимания, мне важно было ему все разъяснить, чтобы 

он, как и я, уразумел расстановку сил. 

- Когда я про второй матч узнал, у меня в башке будто осветилось. Ты 

сам посмотри, все ведь как нарочно складывается: патрон нестандартный, 

палец на бутылке не его, след на шоколаде чужой. И что в четыре был, а не в 

семь, вполне возможно. А если в четыре, а не около семи, то остается 

одна-единственная улика - пистолет... 

Глеб снова затянулся и процедил: 

- Одна эта улика сто тысяч других перевесит... 

- Ага. Вот я и понял, что точно так же может думать Фокс. Поэтому я 

поехал в Лосинку и расспросил обеих женщин о том, что было двадцатого и 

двадцать первого октября - подробно, по минутам... 

Глеб даже со стула поднялся: 

- И что?.. 

- Утром двадцать первого, часов в одиннадцать, пришел проверять 

паровое отопление перед зимой слесарь-водопроводчик. Крутился по дому минут 

двадцать. Высокий, черный, красивый, под плащом - военная одежда. В 

хозконторе поселка водопроводчик с такими приметами не значится... - Я с 

торжеством посмотрел на Глеба: - Вопросы есть, товарищ начальник? 


Страница 99 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98  [99]  100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"