Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

на прочность. Но сказал бодро: 

- Интересно поглядеть, как это у вас получится? 

- Сейчас увидите, - пообещал он и начал: - Уже на первом допросе вы 

исходили из того, что, ненавидя Ларису, я решил избавиться от нее. Я 

действительно любил ее когда-то, но... Долго рассказывать, что там и как у 

нас происходило, но любовь выгорела - вся, дотла. Вы считаете, что антипод 

любви - ненависть. Но, поверьте, это вовсе не так! Настоящий антипод любви 

- равнодушие... И ничего, кроме равнодушия, Лариса у меня в последнее время 

не вызывала. Квартира... Квартира, как вам известно, моя, и вопрос ее 

обмена был лишь вопросом времени. Кстати, известно ли вам, что Лара хотела 

вернуться к матери, но именно я решил оставить ей часть своей площади? Если 

нет, спросите у Наденьки, у их матери - они подтвердят. Неужели я произвожу 

впечатление человека столь нетерпеливого и к тому же столь жестокого, что 

мне легче убить, чем подождать месяц-два? - Груздев внимательно смотрел на 

меня, рассчитывая увидеть, какое впечатление производят его слова, но я 

хоть и думал, что наши мнения здорово совпадают, просто он до конца эти 

вещи закругляет и додумывает, но виду не подавал, сидел и слушал - давай, 

мол, излагай, раз условились... 

Я протянул Груздеву папиросу, он поблагодарил кивком, заломил мундштук 

по-своему - стабилизатором, прикурил и продолжал: 

- Важной уликой против меня вы считаете заявление этого алкоголика 

Липатникова о том, что он меня видел на лестнице. Но я вам еще раз говорю: 

я был там не в семь часов, а в четыре! И Ларису дома не застал, поэтому и 

написал записку... Я не знаю, как мне это доказать, но помогите мне! В 

конце концов, почему слова Липатникова ценнее, чем мои? Но ему вы верите 

безоговорочно, мне же вовсе не верите... 

- Ваш сосед - человек незаинтересованный, - подал я голос. 

- Ну, допустим. Но он ведь только человек, эраре гуманум эст - 

человеку свойственно ошибаться... Тем более, как это положено, всех соседей 

расспросите, осмотрите его часы, - может быть, они врут, - еще что-нибудь 

сделайте! Только делайте, не сидите сиднем, успокоившись на одной версии. 

Еще раз мою жену допросите, квартирохозяйку, сопоставьте их рассказы - тут 

миллиграммы информации могут сыграть счастливую или роковую роль... 

- Хорошо, - перебил я его. - Я обещаю вам еще раз все это проверить 

досконально. Но вы отвлеклись... 

- Да. Действительно... - Груздев тряхнул головой, словно освобождаясь 

от порыва чувств, который он себе только что позволил. - Главная улика 

против меня, просто-таки убийственная, - этот злосчастный "байярд"... 

- Еще и страховой полис... - напомнил я. 

- И этот дурацкий полис, о существовании которого я даже не 

подозревал! Если предположить, что я не имею отношения к убийству... 

- То выходит, вы прямо так и сказали Жеглову, что мы их вам 

подбросили, - встрял я. - А зачем - вы об этом подумали? Наши ребята каждый 

день жизнью рискуют... 

- Подумал, - сказал Груздев твердо. - Вероятно, я был не прав. Не 

вдаваясь в обсуждение ваших моральных качеств, я подумал, что для того, 

чтобы эти вещи мне подбросить, вы должны были иметь их сами... А это уже 

маловероятно. Значит, их подбросил мне убийца, и отсюда следует, что он 

меня знал. Вот в этом направлении вам и надо искать... 

Я невольно усмехнулся: войдя в роль, Груздев начал давать мне 

указания, будто он сам был моим начальником, а не Глеб Георгиевич Жеглов. 

Наверное, что-то такое есть в моем характере, если все вокруг меня, только 

познакомившись, уже пробуют мною командовать. Но я, честно говоря, 

командиров таких самозванных недолюбливаю, с меня тех хватает, которые по 

уставу положены. Потому я и сказал Груздеву: 

- В каком направлении искать, это вы меня не учите, сообразим сами 

кое-как! 

Он, видно, понял, что хватил лишку, потому что сразу же вроде как 

извинился: 

- Да мне и в голову не приходило... без меня учителя найдутся. Я 

просто хотел сказать, что самая у вас неблагодарная задача - доказать мою 

вину. Поскольку я не виноват и рано или поздно это откроется, я в это свято 

верую, а то бы и жить дальше не стоило... - Он тяжело, судорожно как-то 

вздохнул, добавил: - Был такой китайский мудрец, Конфуций его звали, вот он 

сказал однажды: "Очень трудно поймать в темной комнате кошку. Особенно если 

ее там нет..." 

Поймать в темной комнате кошку - это значит доказать, что он убил 

Ларису. А кошки в комнате вовсе нет... М-да, это он лихо завернул, красиво, 

надо будет Глебу рассказать, он такие выражения любит. К слову вспомнилась 

мне "Черная кошка", и от этого я почему-то почувствовал себя неуверенно, 

тоскливо мне стало как-то. Помолчал я, и Груздев сидел молча, в камере 

нашей было тихо, и только на первом этаже слышался смех и крепкие удары 

костяшками о стол - свободная от караула смена забивала "козла". Ввел он 

меня все-таки в сомнение, Груздев, надо будет все, о чем он толкует, до 

ногтя проверить. А я, выходит, никак на него повлиять не смог? Сильнее он 

меня выходит? Это было как-то обидно осознавать. 

- Илья Сергеич, все, про что мы говорили, - это, куда ни кинь, 

воображение. Ну поскольку мы вообразили, что вы не виноваты. А факты 

остаются, и для суда их, по моему разумению, будет вполне достаточно, чтобы 

вас осудить. А какой будет приговор, вы сами знаете, у вас в камере 

Уголовный кодекс имеется. Так не лучше ли сознаться - ведь у вас наверняка 

какие-то причины были, ну, не уважительные конечно, а эти... смягчающие, 

что ли. Суд учтет и может вам жизнь сохранить... 

Груздев вскочил, лицо и шея пошли у него красными пятнами, он 

закричал: 

- Нет! Никогда! Признаться в том, чего не совершал, да еще в убийстве? 

Никогда! Как же я жить-то дальше буду, убийцей?.. Не-ет... Уж если мне 


Страница 97 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96  [97]  98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"