Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

все мы, в том числе и Варя, оказывали ей всяческие знаки внимания и 

уважения, для того чтобы сделать приятное Копырину, который млел от 

безусловного успеха своей супружницы в глазах товарищей. 

В буфете всем давали бесплатный чай, по два бутерброда - с сыром и 

сухой колбасой - и по три соевые конфеты "Кавказ". Но многие притащили из 

дома свои харчи, вино и устраивались компаниями у столиков. 

- Нам всем толпиться здесь нелепо, - сказал Жеглов. - Пусть Тараскин с 

Пасюком пока займут стол, а мы сходим потанцуем... 

Я был уверен, что за четыре года совсем разучился танцевать, поскольку 

и до войны не бог весть какой танцор был. Но Варя потащила меня за собой, и 

я сам не понимал, то ли в ногах тоже какая-то память живет, то ли Варя меня 

так уверенно вела, а может быть, летел я на крыльях радости, но танцевал я 

легко и, оттого что в руках моих была Варя и глаза ее светили перед моим 

лицом, совсем исчез в водопаде обрушившегося на меня счастья. 

Духовой оркестр, который Коля Тараскин неуважительно называл 

пневматикой, старался не отставать от моды и играл "последний крик" - блюзы 

и свинги, - но мне это было все равно: кроме выученных еще в техникуме 

танго и фокстрота, я не умел танцевать ничего. А Тараскин объяснял, что он 

еще умеет танцевать "линду", но она считается чуть ли не неприличным 

танцем, и он на всякий случай воздержится. 

Потом оркестр сделал перерыв, и на эстраду вышел Боря Шилов, лейтенант 

из комендантского взвода. Он очень здорово играл на аккордеоне "хоннер", и, 

когда он разогнал на басах "русскую", в круг ступил Жеглов. Ах как он 

прекрасно плясал! Мускулистый, весь натянутый как струна, шел Жеглов 

неспешно по кругу, и, когда он, постепенно убыстряя шаг, раскидывал в 

стороны руки - широко, легко и радостно, - все девушки одновременно тихо 

вздыхали: они знали, что он их всех может обнять крепко и ласково. А он, 

подчиняясь ритму пляски, все быстрее и быстрее перебирал своими блестящими 

сапожками, и дробь они стучали, как армейский барабанщик "Зарю". И ударил 

вприсядку, и, опускаясь почти до самого пола, он одновременно хлопал по 

паркету ладонями и взмывал в прыжке вверх, словно доски подкидывали его 

цирковой сеткой-трамплином. 

- А-а-ах! - выкрикивал Жеглов, сверкая зубами на смуглом лице, вихрем 

проносясь по кругу, и все разом хлопали в такт, любуясь его ловкостью и 

стройностью. 

Две девчонки выскочили ему навстречу и, поводя круглыми плечами, 

прикрытыми цветными косынками, наступали на него разом, а только Жеглов 

бросался к ним, отмеряя каждый шаг четким приступом, как они в притворном 

испуге подавались назад, и видно было, что они его не боятся, а заманивают. 

А он не заманивался, он гордо подзывал их к себе, и они плавными утицами 

бесшумно плыли за ним следом, и все повторялось снова, пока он одновременно 

обеих не подхватил под руки, и они закружились все вместе под пронзительные 

крики, посвист и хлопанье зрителей... 

Жеглов подбежал к нам, чуть запыхавшийся, красный, с бешеными искрами 

в глазах: 

- Ну, видали, как надо ногами работать? 

- Ничего не скажешь, здорово! - засмеялась Варя. 

- То-то! - победно крикнул Жеглов и потащил нас за собой в буфет. 

Хозяйственный Пасюк уже застелил бумагой два сдвинутых столика и 

расставил на них наши припасы, две бутылки водки, казенные бутерброды и 

чай. С одной стороны рядом с ним сели Тараскин и Гриша Шесть-на-девять, а 

напротив - Копырин с женой, Варя, я, и только Жеглов стоял еще во главе 

стола, оглядывая каждого из нас, как он обычно делал, стоя на подножке 

"фердинанда", готового уже тронуться в путь. Осмотром, видимо, остался 

доволен, махнул рукой и щелкнул пальцами: 

- Тараскин, сумку! 

Коля нырнул под стол и достал из клеенчатой хозяйственной сумки 

бутылку шампанского. Шампанского! Я его давненько не видел. Толстая зеленая 

бутылка с серебряным горлом и закрученной проволокой пробкой перелетела 

через стол и плотно легла к Жеглову в ладонь. Мгновение он мудрил с 

пробкой, и она вылетела с негромким пистолетным хлопком, золотистое вино 

рванулось, бурля, по граненым стаканам, в каждом стакане бушевала буря 

пузырьков - во мне вот так же бушевали сейчас пузырьки радости. 

- За праздник! За нас! За тех, кого нет с нами! - поднял стакан 

Жеглов... 

Я только пригубил свой стакан и придвинул его ближе к Варе - там 

всего-то ничего было налито, и мне хотелось, чтобы ей досталось чуть 

больше, я ведь мог и водки хлопнуть. И еще меня томила мысль, что, может 

быть, правда есть в поверье: если пить из одного стакана, то можно узнать 

тайные мысли; и мне мечталось, чтобы Варя узнала из моего стакана все мои 

мысли о ней и ничего бы мне не надо было говорить ей о счастливом найденыше 

и наших пяти сыновьях. 

Подошел Мамыкин, сказал со смехом: 

- Наш стол вашему кланяется! - И протянул Варе огромную, яростно 

желтую, насквозь просвеченную солнцем пшенку - горячий кукурузный початок, 

заботливо присыпанный крупной серой солью. - Ешь, Варюха, на здоровье... 

Варя укусила кукурузу, и это было очень смешно - будто на желтой 

флейте играла, - потом передала ее мне, а я и попробовать не успел: Жеглов 

выхватил и так грызанул початок своими ослепительными резцами, что там 

после одного его укуса зерен осталось не больше половины. 

Пришел Боря Шилов приглашать Варю на танцы, но Жеглов упредил его, 

строго сказав: 

- У тебя, Шилов, компас есть? Вот и иди, и иди, и иди... 

И сам повел Варю танцевать вальс. Я смотрел на них и мучился даже не 

от ревности, а от того, что Варя сейчас весело хохочет в объятиях Жеглова и 

он чего-то ей на ухо говорит и говорит... А как он умеет говорить, я знаю, 

и лучше было бы, чтобы Варя сейчас была со мной, потому что я-то еще ничего 

не успел ей сказать обо всех планах, которые одолевали меня сегодня 


Страница 92 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91  [92]  93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"