Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

преступностью". Многого мы уже добились, но оперативная обстановка в городе 

все еще весьма напряженная. И каждый гражданин вправе нас спросить: как же 

так, дорогие товарищи, мы Гитлеру шею свернули, мировой фашизм уничтожили, 

вынесли на своих плечах неслыханную войну, а пойти погулять вечером в 

Останкинский парк рискованно, и ночью ходить через Крестовский мост 

небезопасно?.. 

Он поднял вверх руки, будто сам и спрашивал нас об этом, и просил 

объяснить, почему мы дошли до жизни такой. 

- ...А ведь люди помнят, что перед войной в Москве уже было 

практически спокойно! Немалыми усилиями, но своего мы тогда добились: 

большинство опасных жуликов переловили, выявили и позакрывали все малины, 

пересажали особо злостных, не желающих завязывать с прибыльным ремеслом, 

барыг-перекупщиков. Мы официально и абсолютно справедливо объявили об 

уничтожении в стране организованной преступности... 

Он преподнес нам этот факт коротким взмахом, как на ладони. 

- ...Но в сорок первом, когда на фронт ушла большая часть сотрудников 

- можно уверенно сказать: золотой фонд московской милиции, - когда все 

внимание, все силы, все материальные и людские ресурсы нашей страны были 

сосредоточены на организации отпора немецко-фашистским оккупантам, здесь у 

нас зашевелился уголовный элемент. Еще Владимир Ильич Ленин указывал, что 

уголовник и спекулянт - первые пособники контрреволюции. Пока наш народ, 

истекая кровью, защищал великие социалистические завоевания, нашу Отчизну, 

здесь зашевелились, проросли воровские недобитки, организовались и срослись 

в шайки и банды, появились малины, расцвели на народной нищете барыги, 

спекулянты, как пауки, стали пухнуть на общем горе; они радовались, что от 

голода и бедности любая вещь, любой кусок опять превратится в доходный 

воровской товар... 

Генерал отмахнул рукой так, будто ударом своим сшибал головы всем этим 

тарантулам, и голос его грозно поднялся: 

- ...И сейчас, когда самая страшная в человеческой памяти война 

позади, еще шевелится это болото. Преступники пользуются тем, что для 

полного и окончательного искоренения их временно не хватает людей, кадров. 

Многие опытнейшие сыщики полегли на фронтах войны, новых специалистов пока 

еще недостаточно, и поэтому мы огромные надежды возлагаем на пополнение, 

поступающее к нам из рядов вчерашних воинов-фронтовиков. Мы надеемся на их 

бесстрашие, самоотверженность, высокую воинскую дисциплину, фронтовую 

смекалку и армейскую наблюдательность... 

Варя подтолкнула меня в бок: 

- Это он о тебе говорит... 

- Товарищи фронтовики! Обстановка не позволяет обстоятельно и не спеша 

преподать вам курс юридических и розыскных наук. Вы должны учиться, сразу 

же активно включаясь в работу, беря пример с таких наших работников, как 

майор Любушкин, капитан Жеглов, майор Федосеев, капитан Мамыкин, майор 

Мурашко, капитан Сапегин. Вам лучше, чем кому-либо, известен армейский 

принцип: "Делай, как я!" И если вы сможете делать еще лучше, вы обретете 

благодарность и признание миллионов московских тружеников, которые вправе 

от нас потребовать полного уничтожения уголовной нечисти в нашем прекрасном 

социалистическом городе! 

Начальнику Управления дружно и охотно хлопали. Потом объявили приказы 

о поощрениях и награждениях, и торжественная часть закончилась. Зажегся 

свет, и мы вышли в вестибюль. Оглушительно загремел духовой оркестр, 

закружились пары танцующих. К нам подошел радостно улыбающийся Жеглов: 

- Слышал, Шарапов, высокую оценку руководства? Давай, бери пример... 

Варя улыбнулась и, невинно глядя на него, сказала: 

- А мне показалось, что генерал как раз больше внимания уделил 

Шарапову. В смысле оценки заслуг перед Родиной... 

Жеглов посмотрел на нее снисходительно и засмеялся: 

- Ладно ядовитничать! Недаром я читал где-то, что "Варвара" по-латыни 

или по-гречески, точно не помню, значит "злобная". Ты на ней, Шарапов, не 

женись, загрызет она тебя. Ты человек мягкий, безответный, а она - ух!.. 

- Это точно! - кивнула Варя. - Знаешь, Жеглов, я когда с тобой 

разговариваю, то чувствую, как у меня во рту растет еще три ряда зубов. И 

все на тебя! 

И смотрел я на них обоих с удовольствием, потому что они хоть и ретиво 

препирались, но весело, без сердца. Жеглов в конце концов махнул рукой: 

- Тебя, Варвара, не переговоришь! Идемте, я вас приглашаю на 

товарищеский ужин. Ты, Шарапов, пока регалии примерял, не забыл про жратву? 

- Нет, не забыл. В кармане у меня, в шинели... 

- Давай чеши за харчами, а я Варвару твою пока постерегу. Да не бойся, 

иди, не откушу я от нее... 

Подошли Тараскин с Пасюком, и Коля заглядывая Жеглову в глаза, 

просительно сказал: 

- Что-то чешется под ушком, не послать ли за чекушкой? 

- Ох, бисов хлопец, - хохотнул Пасюк. - Тилько бы ему про горилку! 

- Ну да, тебе-то она только в компрессах нужна, - огрызнулся Коля. - Я 

же для общего веселья... 

Появился Копырин, он чинно шел под руку с женой, тощей, еще не старой 

женщиной, очень ярко одетой и все время вертевшей по сторонам головой. 

Копырин важно сказал ей: 

- Поздоровайся, Катерина, с сотрудниками. Это руководитель наш - Глеб 

Егорыч Жеглов, выдающийся человек... 

Проворно крутя маленькой костистой головкой, жена Копырина с нами 

всеми поручкалась, всовывая нам в руку свою узкую, как совок, прохладную 

ладошку. "Выдающий человек" Глеб Егорыч не произвел на нее впечатления, а 

пялилась она главным образом на мои ордена, видимо полагая, что Копырин по 

своей обычной безалаберности все перепутал и толком не знает, кто у него 

начальник, и уж конечно им не мог быть Жеглов в его защитной штопаной 

гимнастерке - рядом со мной, в парадном мундире, при всех-то регалиях! И 


Страница 91 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90  [91]  92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"