Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

мундир, застегнулся до ворота, продел под погон портупею, посмотрел в 

зеркало и остался жутко собой доволен... 

В гардеробе клуба Тараскин и Гриша Шесть-на-девять о чем-то 

сговаривались с ребятами из мамыкинской бригады. Увидев меня, Гриша и 

закричал: 

- Ага, вот Шарапов пришел, мы его сейчас туда направим!.. Иди сюда, 

Володя! 

- Сейчас. - Я сдал шинель и фуражку в гардероб, подошел к ним и шутя 

козырнул: - Для прохождения службы прибыл... 

Тараскин смотрел на меня, как будто его заморозили, потом сказал 

медленно: 

- Ну и даешь ты, Шарапов... 

- Вот это иконостасик, - сказал восхищенно Гриша. 

- Да ты не красней! - хлопнул меня по плечу Мамыкин. - Чай, свои, не 

чужие... 

- Это я от удовольствия, - пробормотал я смущенно. 

- Тихарь же ты, Шарапов, - мотал сокрушенно головой Тараскин. - Хоть 

бы словечко сказал... 

- А что я тебе должен был говорить? - спросил я растерянно. 

- Шарапов, я о тебе заметку в нашу многотиражку напишу, - пообещал 

Гриша. 

- Да бросьте вы, в самом деле! 

И в это время появился Жеглов. Он меня в первый момент, по-моему, не 

узнал даже и собирался пробежать мимо и, только поравнявшись, заложил вдруг 

крутой вираж, присмотрелся внимательно, оценил и сказал Мамыкину: 

- Учись, каких орлов надо воспитывать! Не то что твои задохлики!.. 

Даже мамыкинские "задохлики", стоявшие тут же, рассмеялись, и я сам 

был уже не рад, что стал предметом всеобщего обсуждения и рассмотрения. А 

Жеглов, одобрительно похлопывая меня по спине, сказал: 

- Вот когда за работу в МУРе тебе столько же нацепят, сможешь сказать, 

что жизнь прожил не зря. И не будет тебя жечь позор за бесцельно прожитые 

годы... 

Ребята гурьбой отправились в зал, а я стал прохаживаться в вестибюле. 

Подходили знакомые и неизвестные мне сотрудники, многие с женами, все 

принаряженные, праздничные, торжественно-взволнованные. Прошагал мимо 

начальник отдела Свирский в черном штатском костюме, на лацкане которого 

золотом отливал знак "Заслуженный работник НКВД", в красивом галстуке. 

Около меня он на минуту задержался, окинул взглядом с головы до ног, 

одобрительно хмыкнул: 

- Молодец, Шарапов, сразу военную выправку видать. Не то что наши тюхи 

- за ремень два кулака засунуть можно. - Он закурил "беломорину", выпустил 

длинную синюю струйку дыма, спросил: - Ну как тебе служится, друг? 

- Ничего, товарищ подполковник, стараюсь. Хотя толку пока от меня 

мало... 

- Пока мало - потом будет много. А Жеглов тебя хвалит... - И, не 

докончив, ушел. 

Наверху в фойе играл духовой оркестр, помаленьку в гардеробе стали 

пригашивать огни, а Вари все не было. Я сбежал по лестнице к входным 

дверям, вышел на улицу и стал дожидаться ее под дождем. 

И тут Варя появилась из дверей троллейбуса, и, пока она шла мне 

навстречу, я вспомнил, как провожал ее взглядом у дверей родильного дома, 

куда она несла найденного в то утро мальчишку, и казалось мне, что было это 

все незапамятно давно - а времени и месяца не простучало, - и молнией 

пронеслась мысль о том, что мальчонка подкидыш и впрямь принес мне счастье 

и было бы хорошо, кабы Варя согласилась найти его в детдоме, куда его 

отправили на жительство, и усыновить; ах как бы это было хорошо, как 

справедливо - вернуть ему счастье, которое он, маленький, бессмысленный и 

добрый, подарил мне, огромное счастье, которого, я уверен, нам с избытком 

хватило бы троим на всю жизнь! 

А Варя, тоненькая, высокая, бесконечно прекрасная, все шла мне 

навстречу, и я стоял под дождем, который катился по лицу прохладными 

струйками, и от волнения я слизывал эти холодные пресноватые капли языком. 

Дождевая пыль искрами легла на ее волосы, выбившиеся из под косынки, и я 

готов был закричать на всю улицу о том, что я ее люблю, что невыносимо 

хочу, чтобы завтра мы с ней пошли в загс и сразу же расписались и усыновили 

на счастье брошенного мальчишку и чтобы у нас было своих пять сыновей, и 

что я хочу прожить с ней множество лет - например, тридцать - и дожить до 

тех сказочных времен, когда совсем никому не нужна будет моя сегодняшняя 

работа, ибо людям нечего и некого будет бояться, кроме своих чувств; и еще 

я хотел сказать ей, что без нее у меня ничего этого не получится... 

Но не сказал ничего, а только растерянно и счастливо улыбался, пока 

Варя раскрывала надо мной свой зонтик и прижимала меня ближе к себе, чтобы 

я окончательно не вымок. Мне же хотелось рассказать ей об Эре Милосердия, 

которая начинается сейчас, сегодня, и жить в ней доведется нашему 

счастливому подкидышу-найденышу и остальным пяти сыновьям, но Варя ведь еще 

не знала, что мы усыновим найденыша и у нас будет своих пять сыновей, и она 

не слыхала в глухом полусне смертельной усталости рассказа о прекрасной 

занимающейся поре, имя которой - Эра Милосердия... 

Поэтому она весело и удивленно тормошила меня, гладила по лицу и 

говорила: 

- Володенька, да ты настоящий герой! И какой ты сегодня красивый! 

Володенька... 

Мы вошли в зал, когда люстру на потолке уже погасили и с трибуны 

негромко, размеренными фразами говорил начальник Управления. Каждую фразу 

он отделял взмахом руки, коротким и энергичным, словно призывал нас 

запомнить ее в особенности. От его золотых генеральских погон прыгали 

светлые зайчики на длинный транспарант, растянутый над всей сценой: "Да 

здравствует 28-я годовщина Великой Октябрьской социалистической революции!" 

Мне нравилось, что он не доклад нам бубнил, а вроде бы не спеша и 

обстоятельно разговаривал с нами всеми и старался, чтобы до каждого дошло в 

отдельности. 

- Никогда перед нами, товарищи наркомвнудельцы, не стояло более 

серьезной и ответственной задачи, - говорил генерал. - Год прошел после 

решения МГК ВКП(б) и приказа наркома "Об усилении борьбы с уголовной 


Страница 90 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89  [90]  91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"