Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

бездомного человека, а потом взбесился и вышиб из дома в один хлоп! 

Случись у меня такая штука с Тараскиным или Пасюком, все было бы проще 

- можно было бы извиниться и позвать обратно. А с Жегловым-то ужасно - он 

ведь может подумать, что я перетрусил и решил к нему подлизаться. Ой, 

стыдуха! Что же придумать? Как теперь выкручиваться? А главное, Жеглов ведь 

наверняка уже выписался из общежития. К Тараскину или Копырину пошел 

ночевать. Черт бы меня побрал с моим проклятым языком! Тоже мне купчишка 

нашелся: "Убирайся с моей жилплощади!" Тьфу! 

Ругая себя, я поднялся на второй этаж, отпер квартиру, тихонько прошел 

по коридору, отворил свою дверь и зажег свет. Накрывшись с головой, на 

диване уютно похрапывал Жеглов, на столе валялось несколько банок консервов 

и четыре плитки шоколада. А посреди комнаты стояли его ярко начищенные 

сапоги. 

Жеглов отбросил край одеяла, приподнял с подушки заспанное лицо и 

сердито буркнул: 

- Гаси свет! Нету от тебя покоя ни днем ни ночью... 

Откинулся и сразу же крепко заснул. И ощущение счастья опять нахлынуло 

на меня. Так я и уснул в твердой уверенности, что весь мир удивительно 

прекрасен... 

 

 

x x x 

 

ИППОДРОМ. 

Ленинградское шоссе, 25. 24 октября. 

 

РЫСИСТЫЕ ИСПЫТАНИЯ. 

Начало в 3 ч. дня. Буфет. Оркестр. 

 

Объявление 

 

 

Проснулся я от ужасного истошного крика, словно прорезавшего дверь 

дисковой пилой. Очумелый со сна, пытался я сообразить, что там могло 

случиться, и подумал, что в квартире у нас кто-то помер. И пока я старался 

нашарить ногой сапоги, Жеглов уже слетел с дивана и, натягивая на бегу 

галифе, босиком выскочил в коридор. 

В коридоре, заходясь острым пронзительным криком, каталась по полу 

Шурка Баранова. На ее тощей сморщенной шее надувались синие веревки жил, 

красные пятна рубцами пали на изможденное лицо, и такое нечеловеческое 

страдание, такие ужас и отчаяние были на нем, что я понял - случилось 

ужасное. 

Жеглов, стоя перед Шуркой на коленях, держал ее за костистые плечи. 

- Дай воды! - крикнул мне Глеб. 

Я так ошалел от ее крика, так испугался, что побежал почему-то не на 

кухню, а в комнату, и никак не мог найти кружку, потом схватил кувшин, и 

Жеглов, набирая воду в рот, брызгал ей в лицо. Жались по углам перепуганные 

соседи, тоненько скулил старший Шуркин сын Генка, и замер с нелепой 

бессмысленной улыбкой ее муж инвалид Семен. 

- Карточки! Кар-то-чки! - кричала Шурка страшным нутряным воплем, и в 

крике ее был покойницкий ужас и звериная тоска. - Все! Все! Продуктовые 

кар-то-чки! Укра-ли-и-и-и!.. Пятеро малых... с... голоду... помрут!.. 

А-а-а! Месяц... только... начался... За весь... месяц... карточки!.. Чем... 

кормить... я... их... БУДУ! А-а-а!.. 

Четвертое ноября сегодня, двадцать шесть дней ждать до новых карточек, 

а буханка хлеба на рынке - пятьдесят рублей. 

Жеглов, морщась от крика, словно ему сверлили зуб, сильно тряхнул ее и 

закричал: 

- Перестань орать! Пожалеет тебя вор за крик, что ли? Детей, смотри, 

насмерть перепугала! Замолчи! Найду я тебе вора и твои карточки найду... 

Шурка и впрямь смолкла, она смотрела на Жеглова с испугом и надеждой, 

и весь он - молодой, сильный и властный, такой бесконечно уверенный в себе 

- в этот миг беспросветного отчаяния казался ей единственным островком 

жизни. 

- Глебушка, Глебушка, родненький, - зарыдала она снова. - Где же ты 

сыщешь эту бандитскую рожу, гада этого проклятого, душегуба моих деточек? 

Чем же мне кормить их месяц цельный? И так они у меня прозрачные, на 

картофельных очистках сидят, а как же месяц-то проголодуем? 

- Перестань, перестань! - уверенно и спокойно говорил Глеб. - Не война 

уже, слава богу! Не помрем, все вместе как-нибудь перезимуем... 

Он повернулся ко мне и сказал: 

- Ну-ка, Володя, тащи-ка наши карточки. - И, не дожидаясь, пока я 

повернусь, проворно вскочил и побежал в нашу комнату, и никто из онемевших 

соседей еще не успел прийти в себя, как он сунул Шурке в руки две наши 

рабочие карточки с офицерскими литерами. - На, держи! Половину ртов мы уже 

накормили, с остальными тоже что-нибудь придумаем... 

Шурка отрицательно мотала головой, отводила в сторону его руки, 

отталкивала от себя розовые клетчатые бумажечки карточек, искусанными 

губами еле шевелила: 

- Не-е, не возьму... А вы-то сами?.. Не могу я... 

- Бери, тебе говорят! - прикрикнул на нее Жеглов. - Тоже мне еще, 

церемонии тут разводить будешь... 

Он сходил снова в комнату и принес банку консервов, кулек сахару, 

пакет с лярдом - из того, что мы сэкономили и он вчера отоварил к 

празднику. 

- Ешьте на здоровье, - милостиво сказал он, и я видел, что он самому 

себе нравится в этот момент и всем соседям он был невероятно симпатичен; да 

и мне, честно говоря, Глеб был очень по душе в этот момент, и он это знал, 

и хотя босиком у него был не такой внушительный вид, как в сверкающих 

сапогах, но все равно он здорово выглядел, когда сказал Шурке строго: - 

Корми ребят, нам еще солдаты понадобятся. Эра Милосердия, она ведь не скоро 

наступит... 

Старческая серая слеза ползла по ячеистой клетчатой щеке Михал 

Михалыча, который быстро-быстро кивал головой, протягивая Шурке авоську с 

картошкой и луком - у него все равно больше ничего было. 

Шурка бессильно, тихо плакала и бормотала: 

- Родненькие, ребятушки мои дорогие, сыночки, век за вас бога молить 

буду, спасли вы деточек моих от смерти, пусть все мои горести падут на 

голову того ворюги проклятого, а вам я отслужу - отстираюсь вам, убираться 

буду, чего скажете, все сделаю... 


Страница 86 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  [86]  87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"