Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Видел, - сказал я понуро. 

- Дело-то поважнее нагана будет, а?.. Ты когда-нибудь у меня на столе 

документы видел? Вот так, чтобы меня за столом не было, а дело бы лежало? 

Я действительно не видел. 

- Ты его целиком и в руки-то не брал, - сказал я угрюмо. - Работаем с 

ним мы - то я, то Пасюк или Тараскин... 

- Правильно, - сказал Жеглов. - Ну а с отдельными документами я 

работаю? 

- Работаешь. Ну и что? 

- Вот ты, к примеру, прочитал у меня на столе хоть один документ, с 

которым я работаю? 

Я вспомнил уже давно удивившую меня привычку Жеглова - если кто-нибудь 

подходил к его столу, он незаметно переворачивал бумагу, которую читал в то 

время, или накрывал ее каким-нибудь другим листом, газетой, пустой папкой. 

Спрашивать об этом я постеснялся, да и знал с детства, что чужое письмо 

читать неприлично. Вот он вроде такому неприличию и препятствовал, 

загораживая документы... 

- Нет, не читал, ты их всегда переворачиваешь, - буркнул я, еще не 

понимая, куда он клонит. 

- А вот почему - над этим ты не задумывался? Я тебе объясню. За иную 

бумажку на моем столе или на твоем - это безразлично - жулик подчас готов 

полжизни отдать, понял? От вас-то у меня секретов нет и быть не может, сам 

понимаешь. Но это привычка, железная привычка, отработанная годами, понял? 

Никогда никакого документа постороннему глазу! - Жеглов поднялся и стал 

расхаживать по кабинету, потом сказал устало: - А тут целое дело пропало... 

Боже мой, что же это будет? 

Я впал в какое-то отупение. Представлялось мне, как сейчас потащат 

меня к Свирскому, а потом и к самому начальнику Управления, грозному 

генерал-лейтенанту Маханькову, вспомнил испуганное, растерянное лицо 

Соловьева в доме у Верки Модистки, и представлял я сейчас себя где-то рядом 

с ним, на какой-то длинной некрашеной скамье. Словно угадав мои мысли, 

Жеглов сказал: 

- История-то подсудная... Объясни-ка начальству, кто теперь это 

читает? А? 

У меня буквально зубы застучали от его вопроса; и не потому, что я 

начальства боялся, как-то нет этого в характере у меня, а было мне 

невыразимо стыдно, точно доверили мне пленного караулить, а я заснул и он 

убежал и чего теперь может натворить - бог весть... 

- Что же делать, Глеб? - спросил я и оглянулся на Пасюка и Тараскина, 

ища в товарищах поддержки; и они по-прежнему смотрели на меня с волнением и 

сочувствием. А Жеглов сказал: 

- Не знаю я, что делать. Думай... - И вышел, крепко стукнув дверью. 

Пасюк спросил: 

- Мабуть, ты його с собою возил, когда уезжал к той дамочке? 

Я суетливо и совсем уж глупо отстегнул кнопку планшета, куда дело 

никак не могло поместиться, но все-таки открыл я его и посмотрел, потом 

снова - в двадцатый раз - стал перебирать сейф, и все, конечно, попусту. 

Так и стоял я, тупо упершись взглядом в полки сейфа, когда дверь 

отворилась, по кабинету проскрипели сапоги Жеглова - я этот звук научился 

отличать уже не глядя - и раздался звучный шлепок о стол. Холодея, я 

оглянулся: на моем столе лежала знакомая зеленая папка груздевского дела, а 

рядом стоял Жеглов и осуждающе качал головой. Я бросился к столу, схватил 

папку, трясущимися руками раскрыл ее - все было на месте! 

- Где ты ее нашел, Глеб? - спросил я, заикаясь от волнения. 

Жеглов презрительно скривил губы и передразнил: 

- Наше-ол... Тоже мне стол находок! Я ее в учетную группу сдавал для 

регистрации. И заодно тебя, салагу, поучил, как дела на столе бросать... 

Совершенно обалдев от всего, что произошло, я стоял посреди кабинета и 

беспомощно смотрел то на Жеглова, то на Пасюка, но на Тараскина. На лице 

Тараскина было написано огромное облегчение, Пасюк сморщился, глаза его зло 

поблескивали, а Жеглов уже широко и добродушно, по своему обыкновению, 

ухмылялся. И на смену непроизвольной радости оттого, что нашлось дело, на 

меня вдруг нахлынуло чувство огромного, небывалого еще в жизни унижения, 

будто отхлестали меня по щекам прилюдно и плакать не велят. Я задохнулся от 

злости и пошел на Жеглова: 

- Т-ты... скотина... Ты что же это такое надумал? Я, можно сказать, с 

ума схожу, в петлю лезть впору, а ты шуточки шутишь? 

Жеглов отступил на шаг, вздернул подбородок и сказал: 

- Ну-ну, не психуй! Для твоей же пользы, наука будет... 

А меня уже несло, не мог я никак остановиться: 

- Это кто же тебе дозволил меня таким макаром учить? Я тебе что, 

сопляк беспорточный? Слов человеческих не понимаю? Я боевой офицер, 

разведчик! Пока ты тут в тылу своим наукам сыщицким обучался, я за линию 

фронта сорок два раза ходил, а ты мне выволочки устраивать... Знать тебя 

больше не желаю... Все! - Я бросил дело на его стол и пошел к выходу, но в 

дверях вспомнил, повернулся к нему и сказал: - Чтобы духу твоего на 

квартире моей не было! Нынче же, слышишь?! Нынче же! Сматывайся к чертовой 

матери!.. 

 

 

x x x 

...Три бани находятся в Таганском 

районе, в в любую из них нелегко попасть. 

В постоянных очередях люди теряют многие 

часы. 

- Ремонтируем, - оправдываются 

директора бань. - Вот закончим ремонт, 

тогда станет посвободнее... 

Однако ремонт идет слишком медленно. 

Необходимого внимания этим 

коммунально-бытовым предприятиям районные 

организации не уделяют. 

 

"Известия" 

 

 

Я спустился по лестнице, и всего меня еще сотрясало уходящее 

напряжение, злость и ужасная обида. Было стыдно, больно, а самое главное, 


Страница 84 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83  [84]  85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"