Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Ты-то сам против них стоял когда? - спросил Копырин. 

- Случалось, - ответил я, и в этот момент прибежал Жеглов. 

Копырин влез в кабину. Пассажирскую дверь он отпирал длинным рычагом, 

когда-то никелированным, а теперь облезшим до медной прозелени и все-таки 

не потерявшим своего шика - гнутая ручка на фигурном кронштейне. 

Первым в автобус прыгнула огромная дымчатая овчарка Абрек, степенно 

залез проводник-собаковод Алимов, нырнул ловко Коля Тараскин, загремел на 

ступеньках своей аппаратурой и нескладными суставами Шесть-на-девять, 

осторожно, будто в лодку входил, подался судмедэксперт, я шагнул - раз-два, 

к переднему сиденью в углу. Жеглов встал на подножку, молча оглядел всех, 

словно еще раз проверил, есть ли смысл брать нас с собой, и только тогда 

кивнул шоферу. 

Копырин нажал ногой на педаль, стартер завыл так тонко и горестно, так 

скулил он от истощения и старости аккумулятора, что пес Абрек тревожно 

поднял голову, дыбком воздел уши и ответил ему низким рыком. 

Шесть-на-девять, восседавший на кондукторском месте, уже открыл рот, чтобы 

оценить должным образом ситуацию, но Жеглов бросил на него короткий взгляд, 

быстро сказал: 

- Помалкивай... 

И мотор наконец чихнул, затем еще раз, еще - вспышки разрослись в 

частый треск, - заревел громко и счастливо, заволок двор синим едучим 

угаром, и "фердинанд" тронулся, выполз на Большой Каретный и взял курс на 

Садовую. 

Жиденькая толпа стояла у дверей подъезда во дворе пятиэтажного дома в 

Уланском переулке. Копырин лихо затормозил, проводник выскочил с Абреком 

первым, за ним, дробно грохоча каблуками по металлическим ступенькам 

автобуса, вывалились остальные. Навстречу им шагнула девушка в милицейской 

форме, четко вскинула руку к козырьку: 

- Здравия желаю! Докладывает младший сержант Синичкина: вызов оказался 

ложным, ребенок жив, это просто подкидыш. 

- А что же сразу не могли разобраться - жив ребенок или нет? - 

недовольно спросил Жеглов. - Какого черта дергаете по пустякам муровскую 

бригаду? 

Девушка покраснела, быстро ответила: 

- Вызов к дежурному по городу был сделан соседями еще до того, как я 

прибыла на место происшествия. Я пришла со своего поста десять минут назад 

и сразу позвонила на Петровку, но вы уже выехали... 

- А где сейчас ребенок? - поинтересовался Жеглов. 

- Его в квартиру пока внесли, там наверху, - показала Синичкина рукой. 

- Чего же ему еще на холоде терпеть? 

- А почему вообще решили, что он мертвый? - все еще сердито 

допытывался Жеглов. 

- Его обнаружил на лестничной клетке около чердачной двери слесарь 

Миляев... 

Из-за ее спины вырос невысокий парень в замызганной черной 

краснофлотской шинели, на деревянной ноте, затараторил бойко-бойко, 

сглатывая концы фраз: 

- Елки-моталки, а чего ж мне еще-то думать, когда иду я на чердак, 

магистраль бандажить, а оно здеся и лежит, кулечек махонький, люля 

запеленутая, и тишина гробовая - ни тебе крика, ни сопения, а сплошное 

молчание, - и взял меня страх, что какая-то стервоза, извергиня, 

собственное дите жизни лишила, ну, я тут сразу же бегом в тридцать вторую 

квартиру - телефон у них - и вызвал власти милицейские, чтобы дознались они 

про этого демона в женском обличье... 

- Все понятно, - кивнул Жеглов. - Ну, раз приехали, давай, Шарапов, 

поднимемся с тобой, взглянем на найденыша... 

- А что же делать-то с ним, с маленьким? - спросила Синичкина. - Он 

ведь такой крошечный, как будет без матери - непонятно... 

- Чего непонятного - вырастет! - сказал Жеглов, быстро перепрыгивая со 

ступеньки на ступеньку. - Не бросит его страна, государство вырастит, еще 

неизвестно, может быть, станет лучше других, в холе взлелеянных деток. 

Синичкина спросила: 

- А мать искать будем? Жалко маленького... 

- На кой она нужна, такая мать! - хмыкнул Жеглов. - Хотя личность ее 

надо попробовать установить, от такой паскуды можно чего угодно ожидать... 

На площадке пятого этажа нас встретил басистый могучий рев, дверь в 

тридцать вторую квартиру была приоткрыта, старушка качала на руках 

завернутого в одеяло младенца. 

- Проснулся вот - есть просит, - сказала она, протягивая нам сверток, 

будто мы могли его накормить. Я очень осторожно взял ребенка на руки и 

удивился, какой он легонький. Личико его покраснело от крика, он сердито 

открывал свой крошечный беззубый ротишко, издавая пронзительный гневный 

крик. Я сказал ему растерянно: 

- Ну, потерпи, карапуз, потерпи немного... Потерпи, кутька, 

чего-нибудь придумаем... 

Жеглов взглянул на меня, усмехнулся: 

- Ты веришь в приметы? 

- Верю, - сознался я. 

- Добрый тебе знак. Мальчишка-найденыш - это добрая примета, - сказал, 

улыбаясь, Жеглов и велел Синичкиной распеленать ребенка. 

- Зачем? - удивилась девушка, и я тоже не понял, зачем надо 

разворачивать голодного и, наверное, замерзшего ребенка. 

- Делайте, что вам говорят... 

Синичкина быстрыми ловкими движениями распеленывала мальчика на столе, 

и мне приятно было смотреть на ее руки - белые, нежные, несильные, какие-то 

особенно беззащитные оттого, что слабые запястья вырисовывались из обшлагов 

грубого шинельного сукна. Синичкина сердито хмурила брови, сейчас совсем 

немодные - широкие и вразлет, а не тоненькие, выщипанные и чуть подбритые в 

плавные, еле заметные дуги. 

Жеглов взял малыша на руки, и тот заревел еще пуще. Держа очень 

осторожно, но крепко; Жеглов бегло осмотрел этот мягкий орущий комочек, 

вынул из-под него мокрую пеленку и снова передал мальца Синичкиной: 

- Все, заворачивайте. Смотри, Шарапов, у него на голове родимое 

пятнышко... 

На ровном пушистом шарике за левым ушком темнело коричневое пятно 

размером с фасолину. 


Страница 8 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7  [8]  9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"