Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

такого никогда быть не может. И однажды уговорил... 

- Тебе бы, мент, не картины, а книжки писать, - сказал неожиданно из 

своего угла Ручечник, тяжело двигая нижней челюстью. 

А Жеглов будто забыл про Ручечника. Журчал его баритончик над ухом у 

Волокушиной, и слушала она его все внимательнее. 

- С этого момента возникло преступное сообщество, именуемое в законе 

шайкой, которая с большим успехом начала бомбить фраеров. Я уже велел 

подобрать материалы по кражам в Третьяковской галерее, в зимнем театре 

"Эрмитаж", в филармонии в Ленинграде и все прочие песни и рассказы - с этим 

мы позже будем разбираться. Но сегодня вышла у вас промашка совершенно 

ужасная, и дело даже не в том, что мы сегодня вас заловили... 

- А сегодня что, постный день? - подал голос Ручечник. 

- Да нет, день-то, как все будни, скоромный. А вот номерок ты не тот 

ляпнул... 

- Это как же? - прищурился на него Ручечник. 

- Вещь-то вы взяли у жены английского дипломата. И по действующим 

соглашениям, стоимость норковой шубки тысчонок под сто - всего-то навсего - 

должен был бы им выплатить Большой театр, то есть государственное 

учреждение. Ты, Ручечник, усекаешь, про что я толкую? 

- Указ "семь - восемь" мне шьешь... - ни на миг не задумался Ручечник. 

Жеглов выскочил из своего роскошного кресла и воздел руки вверх, 

совсем как недавно это делал здесь администратор: 

- Я шью? При чем здесь я? Поглядел бы ты на себя со стороны - ты бы 

увидел, что Указ от седьмого августа, то, что ты "семь - восемь" называешь, 

уже у тебя на лбу напечатан! - Сделал паузу и грустно добавил: - И у 

подруги твоей Волокушиной тем паче! По десятке на жало! По десятке! 

Лицо у Волокушиной уже не было неподвижно-каменным, как у мраморного 

бюста полуголой богини, что стоял в углу кабинета на высокой деревянной 

тумбе. Она испуганно переводила взгляд с Жеглова на Ручечника, потом снова 

смотрела на спокойное доброжелательное жегловское лицо. Глеб сочувственно 

цокал языком, грустно качал головой, и весь вид у него сейчас был такой: 

ай-ай-ай, какая беда приключилась с вами, дорогая гражданочка Волокушина! А 

она снова всматривалась в серые глаза Ручечника, надеясь, что засмеется он, 

достанет из кармана Уголовный кодекс и так же быстро, весело и ловко, как в 

разговорах с ней, объяснит Жеглову, что ничего тот в законах не смыслит, 

что все там написано по-другому и уж коли вышла такая проруха, то так тому 

и быть, свои три годика он уж отсидит, а с нее-то и вообще спрос невелик - 

так, пособница, пустяками занималась... 

Но Ручечник на нее совсем не смотрел, а вглядывался он пристально, 

тяжело в сокрушенного их горем капитана Жеглова и что-то быстро прикидывал. 

Долго тянулось это молчание, пока Ручечник медленно, врастяжку не спросил: 

- А тебе-то какая забота про нас думать? Ты чего от нас хочешь? 

- Помощи. Советов. Указаний, - коротко и спокойно сказал Жеглов. 

- Не понял... - хрипло бормотнул Ручечник. 

- Чего непонятного? Я с вами был откровенен. Геперь хочу, чтобы ты со 

мной пооткровенничал про дружка твоего Фокса... - Жеглов говорил легко, без 

нажима, даже весело, и так это звучало, будто пустяковее не было у него на 

сегодня дел. 

- Клал я на твою откровенность! - так же легко казал Ручечник. 

Жеглов блеснул своими ослепительными зубами: 

- Невоспитанный ты человек. Ручников. Прошу тебя выражаться при 

женщинах прилично, а не то я тебя очень сильно обижу. Огорчу до 

невозможности! 

- Ты меня и так уже обидел! - хмыкнул Ручечник. - Ты объясни, мне-то 

какой резон с тобой откровенничать? 

- Полный резон. Ты мне интересные слова шепнешь, а я вешаю на место 

шубу. Махнем? 

Ручечник сидел на стуле, опустив руки меж колен, и долго, тяжело 

думал. Потом поднял голову: 

- Ничего я тебе не скажу. Не купишь ты меня на такой номер. По зекалам 

твоим волчьим вижу - подлянка. Так что я лучше помолчу, здоровее буду... 

- Здоровее не будешь, - заверил Жеглов. - Снимешь свой заграничный 

костюмчик, наденешь телогреечку - и на лесосеку, в солнечный Коми! 

- Может быть, - пожал плечами Ручечник. - Только лучше в клифту 

лагерном на лесосеке, чем в костюмчике у Фокса на пере! 

Жеглов встал, сложил руки на груди и стоял, покачиваясь с пятки на 

носок, внимательно глядя на Ручечника; и длилось это довольно долго, пока 

Ручечник не выдержал и тонко, с подвизгом, крикнул: 

- Ну что пялишься! Я вор в законе, корешей не продавал, да и тебя не 

побоюсь! 

Жеглов помолчал, потом задумчиво сказал: 

- Я вот как раз сейчас и думаю о том, что ты закона опасаешься меньше, 

чем своих дружков бандюг. Пожалуй, правильно будет тебя... отпустить. 

От неожиданности даже я чуть не вякнул, а Ручечник спросил медленно: 

- То есть... как? 

- Как, как! Обычно. На свободу. Никто ведь не видел, как ты номерок у 

англичанина увел, а с шубой задержана Волокушина - тебя ведь там и 

поблизости не было. Так что мы ее будем судить, а ты иди себе. Иди 

спокойно... 

- А я?! - закричала Волокушина. 

- Вы, милая моя, будете отвечать по всей строгости закона, - развел 

руками Жеглов. - А приятеля вашего, Светлана Петровна, мы отпустим. Ты, 

Ручечник, свободен. Пошел вон отсюда... 

- Но я не хотела! Я не виновата! Я думала... - забилась в вопле 

Волокушина. 

- Иди, Ручечник, иди, не свети здесь. Ты нам мешаешь, - сказал резко 

Жеглов, и Ручечник вялой, скованной походкой двинулся к выходу, все еще не 

веря в то, что ему разрешили уйти. 

- Шарапов, проводи его на улицу, - кивнул мне Жеглов и еле слышно, 

одними губами, добавил: - До автобуса... 

Я вытолкнул Ручечника в коридор, и он все еще двигался сонным 

заплетающимся шагом, но не прошли мы и половины коридора, как он повернулся 


Страница 77 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76  [77]  78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"