Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

гладкой шубы и уже почти успела сбросить ее, но я крепко держал ее за 

локоть, так что номер не вышел: шуба повисла на правой руке женщины. 

- Очень я вас прошу, не устраивайте, пожалуйста, фокусов, мне будет 

совестно к вам применять силу, - сообщил я ей и повернулся к гардеробщику: 

- Эта женщина взяла чужую шубу, я вас прошу пройти со мной к 

администратору... 

Сказал и сам пожалел, потому что старичка чуть удар не хватил. Краска 

волнами заливала его лицо - он бледнел, синел, багровел, причитая тонким 

голосом: 

- Душегубцы! Злодеи! Да нам за эту норку десять лет не расплатиться! 

Сволочь! А какая приличная с виду!.. 

Он блажил, а я не знал, волочить ли мне мою красавицу или старика на 

руки брать. Но в этот момент из-за угла появился Жеглов, и я понял, что 

его-то проблемы все уже решены: завернув Ручечнику кисть правой руки за 

спину болевым приемом, он в очень быстром темпе гнал его перед собой по 

коридору, не обращая внимания на крики и угрозы, что сейчас сюда приедет 

городской прокурор и нас, как собак, выгонят со службы к чертовой матери... 

В левой руке у него болталась щегольская трость, бросить которую он не 

решался - маскарад поломается. Картина от всего этого получалась совершенно 

и окончательно нелепая. 

Администратор, который раньше не хотел давать Жеглову надлежащих мест, 

проникся сейчас важностью нашей задачи. Он метался по кабинету, воздымал 

руки, грозил Ручечнику и его подруге ужасными карами, предлагал всю 

необходимую помощь Жеглову, беспрерывно повторял: 

- Какой позор! Какой позор! Так осрамить нас перед иностранцами! 

Очень он мешал, и Жеглов, осмотревшись слегка, скомандовал: 

- Прошу всех посторонних на некоторое время оставить кабинет! Кто 

понадобится - позову. 

Администратор, наверное, не привык, чтобы его вот так бесцеремонно 

выставляли из собственного кабинета, и не чувствовал он себя здесь 

посторонним, но Жеглов уже внушил ему ощущение бесполезности спорить или 

возражать. И, вздохнув, администратор вышел. 

- Пусть гардеробщики подождут, не отпускайте их! - крикнул ему вслед 

Жеглов, снял телефонную трубку, вызвал дежурную часть и велел пригнать 

"фердинанд", -...Пусть Пасюк с Тараскиным едут сюда тоже, им сейчас 

найдется работа. 

Одной рукой он держал трубку, а другой перевернул сумку воровки и 

вытряхивал из нее на стол все, что там было. 

А я смотрел на соучастников - лица у них были отчужденные, будто 

полчаса назад не они шли под руку, тесно прижимаясь друг к другу, - совсем 

незнакомые, чужие люди, испытывающие взаимную неприязнь оттого, что свело 

их вместе противное случайное обстоятельство. 

Жеглов рассматривал какой-то пропуск или удостоверение, выпавшее из 

сумки, потом опять набрал номер и сказал: 

- Это снова Жеглов. Ну-ка, браток, запроси в адресном установочные 

сведения на Волокушину Светлану Петровну, двадцать первого года рождения. А 

может быть, двадцать второго - я ее не крестил, а она со мной еще не 

откровенничала. Ну, привет. Справочку дайте Тараскину, побыстрее 

шевелитесь. Ага... 

Положил трубку и сел в кресло администратора - большущее, красиво 

изогнутое, обитое полосатым коричневым шелком, - и по тому, как 

лениво-хищно потянулся в этом кресле Жеглов, я видел, что кресло ему 

нравится. Честно говоря, Жеглов и впрямь хорошо выглядел за этим огромным 

красным столом в дорогом старинном кресле. Потянулся он, погулял комьями 

мышц на плечах, будто разминался после короткой схватки с Ручечником, 

весело заулыбался и сказал: 

- Ну-с, дорогие мои граждане уголовнички, приступим к нашим играм? 

И Ручечник, и Волокушина даже не посмотрели на него, а ему хоть бы хны 

- видно было, что совсем его не обижает воровское пренебрежение, - и он, 

быстро выбив пальцами дробь на полированном столе, как на барабане, 

спросил: 

- Вы мне разрешите раскрыть вам одну маленькую служебную тайну? 

Ручечник и его распрекрасная дама и бровью не шевельнули, но Жеглова 

это, наверное, устраивало, поскольку он по-прежнему дружелюбно, почти 

по-товарищески, продолжил разговор: 

- Молчание - знак согласия. Так, по-моему, говорится? Значитца, очень 

я вам признателен за то, что вы согласились меня выслушать. В первую 

очередь это касается вас, гражданочка Волокушина, или как вас там 

по-настоящему? Жаль, что я не художник, а то бы я с вас картины писал... 

Волокушина зло усмехнулась уголком рта, но особого испуга я в ней не 

заметил. А Жеглов разливался соловьем: 

- Рисовать не сподобил меня создатель, а одарил он меня умением 

угадывать всякие маленькие людские тайны. И одну такую тайну из вашего 

прошлого, не очень давнего, я вам поведаю... 

Они одновременно подняли на Жеглова глаза, и это понятно - тайн у них 

из не очень давнего прошлого было предостаточно. 

- Когда замечательный молодец Петр Ручников уговаривал вас, 

Волокушина, совершить с ним первый вынос, вы, как всякая женщина, 

естественно, сильно боялись, плакали и говорили, что никогда этого не 

делали. А он отвечал, что все раньше никогда этого не делали, надо просто 

попробовать, и вы убедитесь, до чего это легко и просто, поскольку вам и 

делать-то нечего - главное в его умении взять номерок у фраера ушастого. Вы 

это помните, Волокушина? 

Жеглов заглядывал ей в глаза добро и заботливо, как исповедник - 

заблудшей овце, а она упорно отворачивалась от его взгляда, и только мочки 

ушей начали наливаться тяжелым багровым цветом. 

- Значит, помните, - удовлетворенно вздохнул Жеглов. - Но вы ему еще 

не совсем верили, и он вам даже Уголовный кодекс показывал, доходчиво 

объяснял, что за кражу личной собственности полагается трешник - это уж в 

самом пиковом случае, а с его мастерством да с вашей красотой и случая 


Страница 76 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75  [76]  77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"