Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

знаешь: "первым делом, первым делом самолеты..." 

 

 

x x x 

 

10 октября 1945 года в Октябрьском зале 

Дома Союзов состоится 34-й тираж 

Государственного займа 2-й пятилетки, 

выпуска четвертого года. 

 

Объявление 

 

 

Мы вышли с Петровки около девяти вечера, и ночь, разжиженная желтыми 

тусклыми огнями на бульварах, непроницаемо расползлась по окрестным 

переулкам. Накрапывал мелкий дождь, ветер с грохотом рвал на крышах 

отставшие листы толя и жести, и мы зябко кутались в свои тощие плащи. С 

Каретного вышли на Колобовский, спустились к цирку, перепрыгнули через 

забор огромного недостроенного дома, мрачно темневшего провалами оконных 

проемов. В этом здании должен был разместиться не то какой-то новый театр, 

не то новый цирк, но из-за войны стройку забросили, не успев положить 

кровлю, и время обошлось с ним не хуже, чем хорошая бомбежка. Мне это 

здание сильно напоминало развороченный собор святого Николая в Берлине, в 

котором немцы установили противотанковую батарею, и мы их выкуривали оттуда 

просто мучительно - долбили храм прямой наводкой. 

Эту заброшенную стройку тоже будто брали приступом - повсюду были 

навалены груды битого кирпича, дыбились катушки старых кабельных барабанов, 

надолбами торчали треснувшие бетонные балки. Мы присели с Жегловым на 

перевернутый ящик, и я спросил его: 

- А кого мы тут ждем? 

- Знающих людей... - коротко сказал Жеглов, и мне в темноте 

показалось, будто он усмехается. 

- Они нас тут в темноте не углядят, твои знающие люди. 

- Я их сам угляжу, - хмыкнул Жеглов. 

- Но ведь... - собрался я пуститься в обсуждение, но Жеглов положил 

мне руку на плечо и шепнул: 

- Давай помолчим. Так лучше будет... 

И мы с ним молчали. Довольно долго. Пока я вдруг не услышал шорох - 

сыпались обломки под ногами, шаркали подметки по мусору. Я толкнул Жеглова 

в бок - идут! Глаза мои уже привыкли к темноте, и я увидел, как Жеглов 

вытянул шею, тщательно прислушиваясь, и осталось у меня слабое утешение - 

со слухом у меня лучше, чем у него. В черном сумраке я увидел силуэт 

человека. Жеглов еле слышно присвистнул два раза: "фью-фью!" И тот ему 

ответил так же. Жеглов мне сказал: 

- Подожди меня тут... 

Он неслышно скользнул в темноте к знающему человеку, и мне тоже было 

на него любопытно взглянуть, но у Жеглова были, по-видимому, в этом смысле 

другие планы. 

Тихо здесь было, за забором. Из-за домов проникал сюда отсвет фонарей, 

с улицы доносился дребезг колес на разбитой мостовой. И в слабом отсвете я 

видел четкие фигуры Жеглова и его знающего человека, будто вырезанные из 

черной бумаги, как это очень ловко делал в фойе "Урана" инвалид всем 

желающим за рубль: вырезали и забыли наклеить на картон, и от этого они все 

время в разговоре шевелили руками, наклонялись друг к другу, и мне 

казалось, что они играют в китайский бокс - потычут пальцами, 

побарахтаются, разойдутся и снова бросаются в бессильную атаку. 

Потом этот человек быстро и незаметно исчез, а Жеглов свистнул и 

помахал мне рукой. Я подошел и, хотя мне очень хотелось узнать, что сказал 

знающий человек, спрашивать все-таки не стал - Жеглов ведь не хотел, чтобы 

я слышал их разговор, будто я посторонний и мог кому-то растрепаться. 

Мы вышли на Цветной бульвар, и я подумал о том, как мы все время 

неотвратимо крутимся вокруг места, где убили Васю Векшина; что бы ни 

происходило, мы так или иначе выходили сюда, и я не мог понять, случайность 

это или есть какой-то тайный смысл в том, что мы снова и снова попадаем на 

Цветной. 

Перешли мы через трамвайную линию и отправились в глубь Сухаревского 

переулка. Жеглов покосился на меня и спросил: 

- Ты чего надулся, как мышь на крупу? 

- Я? Ничего я не надулся! Это тебе показалось... 

- Ха, показалось! А то я не вижу. 

- А если видишь, то чего спрашиваешь? 

- Ох, Шарапов, беда мне с тобой - сколько же еще тебя надо будет 

учить? Со временем ты уразумеешь, что оперативная работа требует доверия 

собеседников, спокойствия в разговоре, что всякий третий гораздо более 

лишний, чем в любви! 

- Зачем же ты меня с собой взял? Чтобы с места на место не скучно было 

ходить? 

Жеглов весело засмеялся: 

- Как зачем? А если мой собеседничек захочет меня ножиком потрогать? 

Они ведь люди ужасно грубые и нервные... 

И я так и не понял, всерьез говорит Глеб или шутит, потому что он 

оставил меня неожиданно в какой-то подворотне, пробормотав: 

- Одну минутку... - И постучал в окно бельэтажа - "тук-тук". И еще три 

раза подряд - "тук-тук-тук". В окне погас свет, мелькнуло чье-то лицо за 

стеклом, приплюснулось блином и исчезло. Жеглов пошел во двор, сказав мне: 

- Ты тут на лавочке посиди пока... 

Всклокоченная старуха прошагала от дверей к сараям, в тени которых 

пристроился Жеглов, и что-то они там долго бурчали промеж себя, и старуха 

рокотала, как мотор на больших оборотах, и Жеглов ее укрощал все время: 

- Понятно, понятно... Бабаня, не определяйте голосом... Тише... Да не 

гудите вы так!.. 

Потом мы поднялись по Сухаревскому, пересекли Сретенку и через Даев 

переулок начали петлять по проходным дворам, по каким-то задворкам вышли на 

Ананьевский. Я не выдержал и спросил: 

- Ну что? 

- А ничего! - беззаботно сказал Жеглов. - Не знают они ни хрена... 

И здесь с кем-то разговаривал Жеглов в подъезде, и лица этого мужика я 

тоже не видел. В троллейбусе проехали по Мещанке и сошли на Капельском, и 

тут возобновился наш головокружительный обход по бесчисленным проходным 

дворам, тупикам, по баракам, старым покосившимся домишкам, и только по 


Страница 71 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70  [71]  72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"