Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

крупный, 600-700 граммов. 

 

"Вечерняя Москва" 

 

 

В отделе было шумно: опердежурный Соловьев выиграл по довоенной еще 

облигации пятьдесят тысяч. Счастливчик, очень довольный и гордый, слегка 

смущаясь, благодарил за поздравления, с которыми к нему приходили даже люди 

малознакомые. Торжество достигло вершины, когда явился редактор 

управленческой многотиражки с фотографом. Правда, тут Соловьева обуяла 

скромность, и он стал отказываться, бормоча, что ничего особенного он не 

сделал, но редактор быстро урезонил его, подсказав, что помещать его 

портрет в газете будут не от восхищения замечательными соловьевскими 

глазами, а потому, что это дело политически важное. 

Потом пришел Жеглов, которому Соловьев в тысячный раз поведал, как он 

вчера "так просто, от скуки, чтоб время, значит, убить" проверил номера 

облигаций по первому послевоенному тиражу: 

- Смотрю, братцы вы мои, серия сходится! А как увидел выигрыш - 

полтинник, - так и номер проверять опасаюсь: вдруг, думаю, не тот, получи 

тогда "на остальные номера выпали...". Отложил я газету на диван, пошел 

перекурить... 

- А сердце так и бьется, - сочувственно сказал Жеглов. 

- Ага... - простодушно подтвердил Соловьев. - Зову Зинку. Зинк, 

говорю, у тебя рука счастливая, проверь-ка номер... Да, братцы, это не 

каждому так подвалит... 

- Еще бы каждому! - подтвердил Жеглов. - Судьба, брат, она тоже 

хитрая, достойных выбирает. А как тратить будешь? 

- Ха, как тратить! - Соловьев залился счастливым смехом. - Были б 

гроши, а как тратить - нет вопроса. 

- Не скажи, - помотал головой Жеглов, - "нет вопроса". К такому делу 

надо иметь подход серьезный. Я вот, например, полагаю, что достойно 

поступил Федя Мельников из Третьего отдела... 

- А чего он? - спросил Соловьев озадаченно. 

- А он по лотерее перед самой войной выиграл легковой автомобиль 

"ЗИС-101", цена двадцать семь тысяч. 

- И что? 

- Что "что"? Как настоящий патриот, Федя не счел правильным в такой 

сложный международный момент раскатывать в личном автомобиле. И выигрыш 

свой пожертвовал на дело Осоавиахима, понял? 

Лицо Соловьева сильно потускнело от этих слов Жеглова, как-то погасло 

оно от его рассказа, помялся он, пожевал губами, обдумывая наиболее 

достойный ответ, и сказал: 

- Мы с тобой, товарищ Жеглов, люди умные, должны понимать, что война 

кончилась, государство специально тираж разыграло, чтобы людям, за трудные 

времена пообтрепавшимся, облегчение сделать. Да и Осоавиахима уже нет 

никакого... 

Жеглов ухмыльнулся, потрепал Соловьева по плечу, сказал не то всерьез, 

не то шутейно: 

- Это, Соловьев, только ты умный, а я так, погулять вышел... Конечно, 

вместо Осоавиахима я бы тебе другой адресочек мог подбросить, но, вижу, ты 

к этой идее относишься слишком вдумчиво. Поэтому, так и быть, ограничимся 

коньячком с твоего выигранного капитала. Сделались? 

Соловьев явно обрадовался благополучному исходу. 

- Что за вопрос между друзьями! - сказал он важно. - Обмоем, как 

водится! 

- Не обманешь? А то на посуле, как на стуле: посидишь, да встанешь, - 

недоверчиво покачал головой Жеглов и, будучи не в силах угомониться, 

добавил: - К тому же теперь будет у кого перехватить до получки, а? 

Соловьев готовно покивал, но в глазах его я особой радости по поводу 

жегловских планов не заметил. 

- Теперь дочке пианино куплю, - сказал он. - А то в школу на трех 

трамваях ездит, покою нету... Жене, Зинке, отрез панбархата возьму, в 

комиссионке на Столешникове видел. Ши-икарный отрез, розовый, две с 

половиной стоит... 

- А слоники у тебя на комоде есть? - поинтересовался Жеглов. 

- Какие еще слоники? - не понял дежурный. 

- Семь таких слоников, мал мала меньше, они еще счастье приносят. 

- А у тебя эти слоники есть? - спросил, подумав, Соловьев. 

- Есть, - соврал Жеглов и "подставился". Радостно захохотав, Соловьев 

заорал: 

- Вот у тебя есть, а у меня нет, а счастье все равно мне подвалило! 

Суеверие одно, товарищ Жеглов, ты на них, на слоников, не надейся... 

- Ну и дурак, - сказал Жеглов и хотел еще что-то добавить, но зазвонил 

телефон. Глеб снял трубку, и по ходу разговора улыбка сошла с его лица, 

вытянулось оно, и жестко сжались губы. - Хорошо, - отрывисто сказал он в 

трубку. - Сейчас выезжаем. - Дал отбой и скомандовал. - Бригада, на выезд. 

В Уланском - труп ребенка! 

Во дворе около столовой стоял старый красно-голубой автобус с 

полуоблезшей надписью "милиция" на боку. Шесть-на-девять крикнул мне: 

- Гляди, Шарапов, удивляйся: чудо века - самоходный автобус! Двигается 

без помощи человека... 

Трофейный "опель блитц" наверняка за долгую свою жизнь повидал виды. 

От старости и того невыносимо тяжелого груза, что пришлось ему повозить за 

долгие годы, просели рессоры и высохли амортизаторы, машина будто припала к 

земле громоздким брюхатым кузовом на хилых перелатанных баллонах и 

неуклюжей статью своей и плоской придавленной мордой походила на огромного 

больного бульдога. 

Водитель автобуса Копырин ходил вокруг машины, задумчиво пиная колеса, 

и недовольно качал головой, не обращая внимания на подначки оперативников. 

Взглянул на меня и, может, потому, что я один не смеялся над его 

транспортом, сказал мне доверительно: 

- Эх, достать бы два баллона от "доджа", на задок поставить - цены бы 

"фердинанду" не было. 

- Какому "фердинанду"? - спросил я серьезно. Копырин засмеялся: 

- Да вот они, балбесы наши, окрестили машину, теперь уж и все так 

кличут. Мол, на самоходку немецкую, "фердинанд", сильно смахивает... 

Я улыбнулся: и верно, в приземистой, кургузой машине было что-то общее 

с тупым, напористым ликом самоходного орудия. 


Страница 7 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6  [7]  8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"