Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

ждут. Тот засмеялся и пошел... 

Через час умер Топорков. Из больницы Склифосовского Копырин повез меня 

и Глеба домой. Жеглову, видимо, не хотелось с нами разговаривать - он 

прошел в автобусе на последнюю скамейку и сидел там, согнувшись, окунув 

лицо в ладони, изредка тоненько постанывая, тихо и зло, как раненый зверь. 

Я сидел впереди, за спиной Копырина, а он досадливо кряхтел, огорченно 

цокал языком, вполголоса говорил сам с собой: 

- И отчего это люди так позверели все? Жизнь человеческая ни хрена не 

стоит. И сколько этой гадости мы уже отловили, а все покоя нет. И снова 

убивать будут, и конца-края всему такому безобразию не видно... Сейчас-то 

чего им не хватает? Вроде жизнь после войны налаживаться стала... 

- Не бубни зря, старик, - сказал глухо Жеглов. Балансируя руками, он 

прошел по раскачивающемуся нашему рыдвану, присел на корточки рядом с 

Копыриным, крепко взял его за плечо, заглянул в глаза, попросил настойчиво: 

- Выпить бы сейчас хорошо, Иван Алексеич... 

- Оно бы, конечно, хорошо, - уклончиво сказал Копырин, мазнув себя 

кулаком по жесткому щетинистому усу. - Так ведь ты, Глеб Егорыч, сам 

знаешь... 

- У тебя дома есть, - твердо сказал Глеб. - И хоть сегодня ты своей 

жены не бойся. Скажи, что для меня - я со следующего аттестата отдам. 

- Так не в том дело, что отдашь, - покачал головой Копырин. - По мне 

выпивка хоть совсем пропади. Бабы боязно... 

А сам уже сворачивал на Складочную улицу, к своему дому на Сущевке. 

- Ох, даст она мне сейчас по башке, - боязливо бормотал Копырин. 

Притормозил у дома и, не выключая мотора, вышел, будто в случае 

неудачи собирался удрать побыстрее. 

- Ждите, - велел он обреченно и нырнул в парадное. Жеглов молча курил, 

и я не стал ему задавать никаких вопросов. Вот так мы и молчали минут пять, 

и только папироски наши попыхивали в темноте. Потом вышел из дома Копырин, 

и в руках у него были две бутылки водки. Он устроился ловчее на своем 

сиденье, передал бутылки Жеглову, облегченно вздохнул: 

- Домой велела не возвращаться... 

- Это хорошо, - успокоил Жеглов. - У нас с Шараповым поселишься. 

- Ну нет уж, - замотал головой Копырин. - С вами хорошо, а дома все ж 

таки лучше. Она у меня, старуха-то, не злая. Горячая только, поорет 

маленько и отойдет. И стряпает очень вкусно, и чистеха - в руках все горит. 

Нет, бабка она огневая... 

- Тогда живи дома, - разрешил Жеглов. 

Заходить к нам в гости Копырин тоже не согласился: 

- Какие среди ночи гости? Вот с женой своей помирюсь, налепит она нам 

вареников, тогда лучше вы ко мне приходите. Завсегда найдется нам о чем 

потолковать. - И с лязганием и скрежетом "фердинанд" покатил вниз по 

Рождественскому бульвару. 

Мы постояли на улице еще немного, вдыхая чистый ночной воздух. 

- Хороший мужик Копырин, - сказал я. 

- Да, - сказал Жеглов и пошел в подъезд. 

На кухне сидел Михал Михалыч и читал газету. Он вытянул нам навстречу 

из панциря свою круглую черепашью голову и сказал: 

- Много трудитесь, молодые люди... 

- Да и вы бодрствуете, - криво усмехнулся Жеглов. 

- Я подумал, что вы придете наверняка голодными, и сварил вам 

картофеля... 

- Это прекрасно, - кивнул Жеглов, а меня почему-то рассмешило, что 

Михал Михалыч всегда называет нашу дорогую простецкую картоху, картошечку, 

бульбу разлюбезную строгим словом "картофель". 

- Спасибо, Михал Михалыч, - сказал я ему. - Может, выпьете с нами 

рюмашку? 

- Благодарствуйте, - поклонился Михал Михалыч. - Я себе этого уже 

давно не позволяю. 

- От одного стаканчика вам ничего не будет, - заверил Жеглов. 

- Безусловно, мне ничего не будет, но вы останетесь без соседа. Если 

не возражаете, я просто посижу с вами. 

Мы пошли к нам в комнату, и Михал Михалыч принес кастрюльку, 

завернутую в два полотенца - чтобы тепло не ушло; видимо, он давно уже 

сварил картошку. 

Посыпали черный хлеб крупной темной солью, отрезали по пол-луковицы, 

разлили по стаканам. Жеглов поднял свой и сказал: 

- За помин души лейтенанта Топоркова. Пусть земля ему будет пухом. 

Вечная память... 

И в три жадных глотка проглотил. И я свой выпил. Михал Михалыч 

задумчиво посмотрел на нас и немного пригубил свой стакан. 

Хлеб был черствый, и вкуса картошки я не ощущал, а Жеглов вообще не 

стал закусывать и сразу налил снова. 

Мы посидели молча, потом Михал Михалыч спросил: 

- У вас товарищ умер? 

Жеглов поднял на него тяжелые глаза с покрасневшими веками и медленно 

сказал: 

- Двое. Одного бандит застрелил, а другой подох для нас всех, 

подлюга... 

Зашевелились клеточки-складки-чешуйки на лице Михал Михалыча: 

- Н-не понял? 

- А-а-а! - махнул зло рукой Жеглов и повернулся ко мне: - Мы ведь с 

тобой и не знаем даже, как звали Топоркова... - Он поднял свой стакан и 

сказал: - Если есть на земле дьявол, то он не козлоногий рогач, а 

трехголовый дракон, и башки эти его - трусость, жадность и предательство. 

Если одна прикусит человека, то уж остальные его доедят дотла. Давай 

поклянемся, Шарапов, рубить эти проклятущие головы, пока мечи не иступятся, 

а когда силы кончатся, нас с тобой можно будет к чертям на пенсию выкидать 

и сказке нашей конец! 

Очень мне понравилось, как красиво сказал Жеглов, и чокнулся я с ним 

от души, и Михал Михалыч согласно кивал головой, и легкая теплая дымка уже 

плыла по комнате, и в этот момент очень мне был дорог Жеглов, вместе с 

которым я чувствовал себя готовым срубить не одну бандитскую голову. 

Жеглов и второй стакан ничем не закусил, только попил холодной воды 

прямо из графина, багровые пятна выступили у него на скулах, бешено горели 

глаза, и он теребил за руку Михал Михалыча: 

- Они и меня могут завтра так же, как Топоркова, но напугать Жеглова 


Страница 67 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66  [67]  68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"