Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

а я, перепрыгнув через него навстречу поднимающемуся сиплому пулеметчику, 

ударил его по голове рукоятью пистолета, натянул на него глубже одеяло и 

мешком подал наверх уже выскочившему из окопа Левченко. 

Мы бегом доволокли "языка" до распадка оврага на берегу. Уже виден был 

в сумраке силуэт Сашки Коробкова около лодки, когда у самого обрыва мы 

напоролись на четырех немцев с ведрами - они по темному времени шли за 

водой. Немцы тоже нас не сразу опознали, и один из них, поднимая "шмайсер", 

крикнул неуверенно: 

- Хальт! Вер ист да? 

Левченко бросил на меня немца, и, пока я срывал чеку, придавливая 

"языка" коленом к земле, он уже бросил гранату, и грохот еще не стих, и от 

вспышки плавали в глазах волнистые червячки, а уже бросил свою гранату 

Коробков и одновременно выстрелил из ракетницы зеленый сигнал против 

течения реки - вызвал отсечный огонь. 

Втащили немца в лодку, спихнули ее на глубину, сделали несколько 

гребков - и все еще было тихо, пока вдруг весь берег на нашей стороне не 

раскололся пламенем и громом. Завывали жутко минометы, и их "чемоданы" с 

визгом пролетали прямо над нашими головами и с треском взрывались над 

обрывом - на немецком переднем крае; стреляли тяжело и резко 

стомиллиметровки прямой наводкой; на этом кусочке прикрывал наш отход весь 

сто сорок третий артдивизион... 

Потом и фрицы очнулись - осветительные ракеты уже не гасли ни на миг, 

воду вокруг нас пороли длинными струями бурунчиков пулеметные очереди, у 

середины реки стали рваться мины, и, когда они взмывали над нами с долгим, 

щемящим душу ухающим вскриком, мы закрывали глаза и сильнее рвали веслами 

воду. Потом дощаник протяжно затрещал, я увидел, как крупнокалиберная 

очередь сорвала целую доску и вода, густая и черная, хлынула внутрь. 

- Быстрее! Гребите быстрее! - заорал я и увидел, что Левченко не 

спеша, словно задумавшись о чем-то, падает через борт. Я вскочил с банки, 

лодка накренилась и пошла ко дну. 

- Сашка! "Языка" держи! - успел сказать я Коробкову и нырнул, хватая 

за шиворот Левченко... 

...И совсем не помню, как нас выволокли - всех четверых - на берег... 

 

Это был сон или воспоминание, и длился он, как ночной поиск, полтора 

часа, а может быть, все это, происходившее со мной год назад, привиделось 

мне вновь в то мгновение, когда я открыл глаза от дребезжавшего долго и 

пронзительно телефона, гулкого и тревожного в пустоте ночного коридора. 

Босиком пробежал я к аппарату, ежась от холода, сорвал трубку, и бился 

в ней крик дежурного: 

- Это ты, Жеглов?! 

- Нет, Шарапов слушает. 

- Собирайтесь мигом - засаду в Марьиной роще перебили... 

Жеглов спросонья не мог попасть ногой в сапог, закручивалась портянка, 

и он сиплым голосом негромко ругался; я натягивал ставшую тесной и 

неудобной гимнастерку, ремень на ходу, кепку в руки, а под окном уже гудел, 

бибикал копыринский "фердинанд". 

Копырин захлопнул своим рычагом за нами дверь, будто совком подгреб 

нас с мостовой, и помчался с гулом и тарахтением по Сретенке. 

- Что-о? - выдохнул Жеглов. 

- Топоркова тяжело ранили, Соловьев, слава цел остался. А больше я и 

сам ничего не знаю... 

Завывывая, "фердинанд" повернул против движения на Колхозной площади, 

прорезал поток транспорта и помчался по Садовой к Самотеке, в сторону 

Марьиной рощи. Копырин тяжело сопел, Жеглов мрачно молчал и только у самого 

дома Верки Модистки спросил: 

- Свирскому доложили? 

- Наверное, - пожал плечами Копырин. - Меня прямо из дежурки к вам 

послали, сказали, что Соловьев позвонил... 

"Скорая помощь" уже увезла Топоркова, и, кроме тонкого ручейка 

почерневшей крови у двери, ничто не говорило о том, что здесь произошло час 

назад. Верка Модистка сидела в углу на стуле, оцепенев от ужаса, и только 

зябко куталась все время в линялый платок, будто в комнате стало невыносимо 

холодно. А здесь было очень душно - по лицу Соловьева катились капли пота, 

крупные, прозрачные, как стеклянные подвесочки на Веркиной люстре. Капли 

стекали на огромную красно-синюю ссадину под скулой, и Соловьев морщился от 

боли. 

- Докладывай, - сказал Жеглов, и по тому, как он смотрел все время 

вниз, точно хотел убедиться в том, что сапоги, как всегда, блестят, и по 

голосу его, вдруг ставшему наждачно-шершавым, я понял: он сильно недоволен 

Соловьевым. 

- Значит, все было целый день спокойно, - заговорил Соловьев, и голос 

у него был все еще испуганный, как-то очень жалобно он говорил. - В 

двадцать два пятьдесят вдруг раздался стук в дверь, и я велел Вере впустить 

человека... 

Соловьев передохнул, достал из кармана пачку "Казбека" и трясущимися 

руками закурил папиросу, а я почему-то невольно отметил, что нам на 

аттестат не дают "Казбек", а продается он только в коммерческих магазинах 

по сорок два рубля за пачку. 

- Ох, просто вспомнить жутко! - сказал Соловьев, судорожно затягиваясь 

и осторожно поглаживая пальцами кровоподтек на щеке, но Жеглов оборвал его: 

- Что ты раскудахтался, как баба на сносях! Дело говори!.. 

- Глебушка, я и говорю! Топорков встал вот сюда, за дверь, а я 

продолжал сидеть за столом... 

- Руководил, значит? - тихо спросил Жеглов. 

- Ну зачем ты так говоришь, Глеб? Будто это моя вина, что он в 

Топоркова попал, а не в меня! 

- Ладно, ладно, рассказывай дальше... 

- Вот, значит, открыла Вера входную дверь, впустила его в комнату, и 

пока он с темноты на свету не осмотрелся, я ему и говорю: "Предъявите 

документы!" Топорков к нему со спины подошел, он оглянулся и, гад такой, 

засмеялся еще: "Пожалуйста, дорогие товарищи, проверьте, у меня документы в 

порядке" - и полез во внутренний карман пальто. Топорков хотел его за руку 

схватить, и я тут к ним посунулся, а он вдруг из кармана прямо в упор - 


Страница 65 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64  [65]  66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"