Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

была приемка - продолговатая комната, соединенная с двором пологим дощатым 

тоннельчиком, по которому на подшипниковых тележках свозили в подвал товар. 

Тоннельчик выходил в приемку двойными широченными дверями, почти воротами, 

которые запирали изнутри накидным кованым крюком. Наверху, во дворе, 

тоннельчик заканчивался такими же воротами, а снаружи был здоровенный 

амбарный замок, навешенный на толстую железную полосу. Воры легко 

выворотили замок из подгнившего дерева вместе с петлями. А ворота в приемку 

взломали: рядом с ними валялся заточенный с одного конца карась - массивный 

полуметровый воровской ломик, - которым поддели одну доску двери, расщепили 

ее, а потом просто скинули крюк. Сейчас трудно было сказать, как попал в 

приемку сторож - проходил ли ее очередным дозором или, привлеченный 

каким-то шумом, явился посмотреть, в чем дело, - но только встретили его 

здесь в полутьме - сейчас для осмотра и фотографирования вместо тусклой 

складской лампешки Гриша специально ввернул сильную, стосвечовую. Сторожа 

ударили сзади топором по голове и, видно, сразу же убили: по брызгам крови 

на стене, по расположению тела эксперт уверенно определил, что беднягу как 

свалили с ног, так больше с места и не трогали. Можно было даже представить 

себе, с какого места это сделали: в боковой стене приемки был этакий 

аппендикс - закуток вроде кладовки, метра полтора на полтора, с толстой, 

обитой жестью дверью, открывавшейся наружу; из этой кладовки, скорей всего, 

и нанесли удар. Я еще заметил, что на клине и обухе топора есть следы 

побелки, и внимательно осмотрел стены и потолок кладовки. На потолке я 

нашел свежую, довольно глубокую борозду, - видно, убийца чиркнул топором по 

потолку, доставая жертву. 

В приемку ворвался Абрек, за ним следом - его проводник Алимов. 

Наверное, они заканчивали круговой осмотр магазина. Абрек обежал комнату, 

наткнулся на какую-то тряпицу, взвыл и дернул Алимова на выход, в 

тоннельчик, дернул с такой силой, что проводник еле удержался на ногах. 

- Свежий след взял! - крикнул он Жеглову. - Давай кого-нибудь со 

мной!.. 

Мне еще не приходилось видеть, как собака работает по следу, и я, 

глянув на Жеглова, ткнул себя пальцем в грудь. Глеб кивнул, и я помчался 

следом за проводником, выскочил на улицу и увидел, что тот уже пересек 

пустырь, пробежал мимо детской песочницы и устремляется к дровяным сараям в 

конце двора. Сделал я гвардейский рывок, как учил когда-то старшина 

Форманюк, и догнал Алимова у крайних сараев. Между ними был широкий проход 

в следующий двор, расположенный чуть ли не на два метра ниже первого, 

поэтому мы выскочили на крышу нового сарайчика с убогой голубятней на краю, 

и Абрек, бежавший на всю пятиметровую длину "вожжи", сделал гигантский 

прыжок, распластавшись в воздухе, как на картине. Алимов и я сиганули за 

ним, причем я чуть не свалился, зацепившись ногой за проволочную сетку 

голубятни. Так же резво пробежав двор, Абрек выскочил в тихий переулок, 

покрытый неровным булыжником, с земляными обочинами, заросшими грязной 

пожухлой травой. Оглядевшись, я сообразил, что это не переулок - это тупик, 

выходящий к товарному двору Ржевского вокзала. А собака, перебежав улочку, 

рванула снова во двор, застроенный все теми же сараями, выросшими, как 

грибы, во время войны: кругом были кирпичные дома с паровым отеплением, и 

дрова потребовались только в войну, когда пришлось людям греться 

индивидуально - нескладными железными печурками, жравшими уйму дров, 

нещадно дымившими и уродовавшими комнаты суставчатыми рукавами труб, 

упертых в форточки... 

Снова песочница, откос, выходящий на крышу, снова голубятни - и все 

это в таком немыслимом темпе, что я на ходу расстегнул воротничок 

гимнастерки и с уважением посмотрел на Алимова, мчавшегося вперед так же 

неутомимо, как его стремительный мускулистый Абрек. И снова покрытый жухлой 

осенней травой тупичок, и в конце его приземистая краснокирпичная 

трансформаторная будка с устрашающим черепом на двери и надписью: 

"Смертельно!" Около будки Абрек затормозил так же стремительно, как бежал; 

из-под передних лап его брызнула комьями земля. Прижав огромную голову 

прямо к земле - хвост торчком, - он быстро поводил носом налево-направо, а 

потом вдруг, поднявшись на задние лапы, уперся передними в дверь будки - 

громадный, в человеческий рост, - и громко, радостно, басовито гавкнул, 

оглядываясь на Алимова и как бы приглашая его к немедленным действиям. 

Алимов погладил пса по голове, кивнул мне на дверь: 

- Здесь! 

Честно говоря, я с большим сомнением осмотрел здоровенный навесной 

замок, потом обошел будку со всех сторон - дверь была одна, кроме нее, 

отверстий в кирпичной кладке не было. Я взял носовой платок, обернул им 

замок, потряс его, потянул за дужку, и мне показалось, что она поддается. Я 

потянул сильнее и, к моему великому удивлению, дужка вышла - замок 

открылся. Торопясь, я вытащил замок из петель, схватился за ручку, дернул 

дверь на себя, но меня остановил Алимов: 

- Постой, Володя... А если там кто-нибудь... 

Стоя сбоку от двери, мы осторожно открыли ее, и Алимов на самом 

коротком поводке запустил в будку собаку. Радостный басовитый лай ее, 

перемежавшийся неожиданным щенячьим каким-то повизгиванием, возвестил о 

том, что в будке никого нет, и мы вошли внутрь, широко распахнув дверь для 

света. Под запыленным трансформатором вдоль стен навалом лежали вещи: два 

рулона мануфактуры, несколько костюмов, пальто, коробки с обувью, два белых 

мешка с сахаром и еще много всякого добра - впопыхах все сразу и не 

разглядеть... 

Я от души хлопнул по плечу Алимова, тот весело подмигнул, и мы разом 

захохотали, довольные собою, и друг другом, и распрекрасной нашей собачкой. 


Страница 59 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58  [59]  60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"