Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

люди, пассажиры на перроне невольно отступили на шаг от края. И тогда 

Жеглов, плавно оторвавшись всем телом от настила, изогнулся в воздухе гибко 

и легко - и в следующий миг он уже стоял в тамбуре. Сходящие толкали его 

узлами и сумками, коробками и мешками, кричали на него и обзывали всячески, 

но он вворачивался в их плотное месиво, отругивался, смеялся и шутил, и еще 

не все вышли из вагона, когда он высунул голову из окна: 

- Две лавки в нашем распоряжении. Поторапливайтесь... 

Варя от души хохотала, я смотрел на него с завистью, Тараскин все 

воспринимал как должное, Пасюк качал головой: "От жук, ну и жук!" - а 

Шесть-на-девять уже рассказывал, как он семь суток вез на крыше пульмана 

стеклянный бочонок с медом. Почти все сотрудники Управления влезли в один 

вагон, и сразу возник слитный шум от разговора множества знакомых между 

собой людей. 

Жеглов уже заключил пари с Мамыкиным из второго отдела, что его 

бригада накопает картошки больше, чем они: 

- Мы в работе лучше, мы и картошкой вас закидаем! 

Шесть-на-девять, устроившийся в середине букета девочек из наружной 

службы, закончил рассказ про пульман и объяснял, что у него удар правой 

рукой - девяносто килограммов, а левой - девяносто пять и что чемпион 

страны по боксу Сегалович уклонился от встречи с ним. Девчонки-милиционерши 

уважительно щупали его бицепсы и от души заливались. Коренастая блондиночка 

Рамзина из дежурной части гладила его по сутулой спине и говорила: 

- Гриша, женись на мне, я тебя никому в обиду не дам... А уж Льву 

Сегаловичу тем более... 

Ребята из ОБХСС играли на перевернутом чемоданчике в домино, а 

Тараскин искоса взглянул на них и, наверное, из зависти, что ему не нашлось 

места, высокомерно сказал: 

- Самая умная игра после перетягивания каната! 

Пасюк забрался в угол и сразу же крепко заснул. Варя посмотрела на 

него и с жалостью сказала: 

- Обида какая! Человек треть своей жизни проводит во сне! 

Представляете, как досадно проспать двадцать пять лет! Ужасно! Двадцать 

пять лет валяешься на боку и ничего с тобой интересного не происходит! 

Хорошо хоть, что сны снятся. Владимир, вам часто сны снятся? 

- Редко, - признался я, и тон у меня был такой, будто это моя вина или 

есть во мне какой-то ущерб, по причине которого редко сны снятся. И я 

добавил, оправдываясь: - Устаем мы очень сильно... 

- А мне сны часто снятся! - радостно сказала Варя, сияя своими серыми 

глазами, и мне невыносимо захотелось проникнуть в ее сон, узнать, что видит 

она в голубых и зеленых долинах волшебных превращений яви в туманную дрему 

неожиданно пришедшей мечты. 

- Сегодня тоже снился? - спросил я серьезно. 

- Да! Но я его не весь запомнила - он снился мне как раз перед тем, 

как проснулась. Не помню, как получилось, но снилось мне, что я хожу по 

огромному дому, стучу во все двери и раздаю людям васильки и ромашки - 

почему-то были там только ромашки и васильки. И столько я цветов раздала, а 

букет у меня в руках меньше не становится. И никак не могу вспомнить, 

знакомые это мне люди или чужие... 

Я взял ее за руку, и она не отняла свою тоненькую ладошку, и мне 

ужасно захотелось рассказать ей про удивительный сон, который я видел 

прошлой зимой в полузаваленном блиндаже на окраине польского города Радом: 

снился мне перед рассветом синий луг с ослепительно желтыми цветами, 

которые спокойно жевала наша батальонная грустная лошадь Пачка, и я хотел 

закричать во сне, что надо отогнать ее - там мины, - но немота и бессилие 

сковали меня, и через синий луг побежал к Пачке белобрысый конопатый солдат 

Любочкин, и во сне кричал я и бился, стараясь остановить его, и проснулся 

от воя и протяжного грохота, располосованного криком: "Любочкина миной 

разорвало!" 

Но ничего я не сказал про свой запомнившийся с войны сон, а только, 

наклонившись к ней ближе, негромко пробормотал: 

- Варя, сказать вам, о чем я мечтаю? 

- Скажите! Мне всегда интересно, кто о чем мечтает! 

- Я мечтаю, что когда-нибудь у меня в доме постучат в дверь, я открою 

и увижу вас... 

- А ромашки и васильки? - засмеялась Варя. - Сейчас уже октябрь... 

- Это неважно. Лишь бы вы пришли... 

Она улыбнулась и мягко, осторожно вытащила свою руку из моей. А Жеглов 

взял у кого-то гитару и быстрым, ловким своим баритончиком запел песню, 

отбивая на струнах концы фраз. 

Мне и песня нравилась, еще больше нравилось, как поет ее Жеглов, но 

совсем не нравилось, как смотрит на него Варя. Будто и не кричал Жеглов на 

нее когда-то во дворе дома по Уланскому переулку - лучше бы она была 

позлопамятнее! Жеглов спел еще несколько песен, отдал гитару и стал что-то 

негромко говорить Варе на ухо; все время посмеивался он при этом, хищно 

поблескивали коричневые его глаза, и полные губы немного оттопыривались, 

будто держал он в них горячую картошку. А Варя слушала его с удовольствием, 

и мне это было непереносимо: я ведь видел, как ей интересны жегловские 

байки. Потом она махнула на него рукой и сказала: 

- Да бросьте! Сроду ни в одном кинофильме не было хорошего человека в 

пенсне! Ни в книге, ни в кино - никогда положительный герой не носил 

пенсне. Вот если бы мне нужны были очки, я бы назло всем пенсне купила! 

- Варя, да какая же ты положительная? - серьезно спросил Жеглов. - Ты 

остро отрицательная - вон, взгляни, как смотрит на меня Шарапов! Зарэжет! И 

все из-за тебя! 

Я смутился от неожиданности, пробормотал что-то, и Жеглов уже 

изготовился разобраться со мной как следует, но Тараскин сказал: 

- Станция Софрино. Следующая - Ащукинская, нам сходить... 

До огородов было километра полтора, и шли мы всей гурьбой вдоль 

железнодорожной насыпи, через перелесок, по берегу уснувшей речки. В 


Страница 55 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54  [55]  56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"