Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

И сказал вполголоса: 

- Нам управляющий седьмого дома нужен. Срочно! 

Дворник пыхнул цигаркой, окутавшись таким клубом едкого дыма, словно 

дымзавесу химики протянули, и сказал вполголоса, будто огромную тайну нам 

доверил: 

- Воронов Борис Николаевич. Они тут же, при домправлении проживают. 

Спят, должно... 

- Веди! - скомандовал Тараскин, и мы двинулись вслед за дворником к 

домоуправу, который, как вскоре выяснилось, не спал, а сидел в конторе с 

большой кружкой чая в единственной руке и читал "Пещеру Лейхствейса", 

засаленную и растрепанную. 

Мы полистали домовую книгу, такую же древнюю, как "Пещера", только для 

нас в данный момент более интересную. В строении N 2 проживало четыре 

семьи. Муж и жена Файнштейн, оба рождения 1873 года. Суетовы - Марья 

Фоминична, 1903 года рождения, и ее сыновья-близнецы, тридцать пятого года 

рождения. Фамилия Суетова Ивана Николаевича, 1900 года, была прочеркнута, и 

сбоку красными чернилами написано: "Погиб на фронте Отеч. войны 17 дек. 

1941 года". Курнаковым досталось два таких прочерка, а значились женщины, - 

видимо, свекровь и сноха, Курнакова Зиновия, 1890 года, и Курнакова Раиса, 

1920 года. Завершался список квартиросъемщиков "строения 2" Соболевской 

Ингрид Карловной, 1915 года рождения. Курнаковы и Соболевская жили на 

втором этаже, поэтому я сразу же и попросил управляющего: 

- Борис Николаевич, опишите нам коротенько жильцов второго этажа... 

- Пожалуйста. - Воронов, прижав коробок ладонью к столу, очень ловко 

чиркнул по нему спичкой, закурил. - Соболевская - женщина интеллигентная, 

певицей работает, разъезжает часто. Ведет себя скромно, квартплату вносит 

своевременно... 

- До войны еще замуж вышла, - вмешался дворник. - Переехала к мужу, 

да, как война началась, он погиб в ополчении. Она и вернулась... Приличная 

жилица, себя соблюдает, не то что Катька Мокрухина из двадцать седьмой, 

спокою от нее ни днем ни ночью нет... 

- Постой, Спиридон, что из тебя, как из рваного мешка, сыплется! - 

сказал домоуправ, и дворник обиженно замолчал. - Теперь Курнаковы. Зиновия 

Васильевна на фабрике работает, ткачиха, а невестка, Рая, та дома по 

хозяйству - больная она, после контузии видит плохо, ей лицо повредило... А 

так люди хорошие, простые... 

Мы с Тараскиным переглянулись - выбирать было не из чего, - 

попрощались с домоуправом, позвали с собой дворника и вышли. На втором 

этаже слабо светилось из-за тюлевой занавески одно окно. Дворник показал на 

него, бормотнул: 

- Соболевская... 

- Слушай, друг! - Я положил ему руку на плечо. - Ты не видал, часом, 

парень к ней ходит, довольно молодой... 

Спиридон почесал затылок, сказал неуверенно: 

- Хто ее знает... Ходют, конечно, люди... Ходют. И молодые ходют. А 

какой он из себя? 

В спешке у Кирпича не взяли подробного словесного портрета Фокса, да и 

тактически было неправильно показывать Кирпичу, что ищем мы и сами не знаем 

кого, и теперь, кроме скупой Веркиной характеристики: "Ладный, брови 

вразлет, высокий, черный", я ничего о Фоксе и сказать не мог. Так я и 

объяснил: 

- Высокий, ладный такой, брови вразлет, волосы черные... 

- Вроде заходил наподобие... - сказал задумчиво дворник, и было видно, 

что он говорит это скорее из желания сделать приятное работникам милиции, 

беспокоящимся в такую поздноту. И совершенно бездумно повторил: - Высокий, 

ладный... 

- В военной форме, только без погон, - вспомнил я. 

- Так ведь сейчас все в военной форме без погон ходют, - резонно 

возразил дворник. - Это я тут слыхал, как один сговаривался по телефону с 

другим спознаться: я, говорит, буду в галошах и в пиджаке. 

- И то верно, - согласился Тараскин и сказал мне: - Хватит небось 

рассусоливать, пошли к ней, там видно будет... 

Мы вошли в подъезд, темный, пропахший старым крашеным деревом, 

кошками, щами и оладьями из картофельной кожуры, которые все называли 

тошнотиками. Наверх вела старая перекосившаяся лестница, и от одного только 

взгляда на нее, казалось, поднимался невероятный скрип. Между этажами 

горела маленькая пыльная лампочка - уныло, вполнакала, еле-еле самое себя 

освещала. 

- Вы меня здесь подождите, - шепнул я и двинулся наверх неслышным 

плывущим шагом, от которого уже начал на гражданке отвыкать; приник к двери 

Соболевской. За дверью было совершенно тихо, и я стал прикидывать, под 

каким предлогом лучше всего стучаться в квартиру. 

С одной стороны, Кирпич мог наврать, показать вовсе и не тот дом, и в 

этом случае мы сейчас поднимем неповинного человека, одинокую женщину. 

Невелика радость ей посреди ночи двери открывать кому бы то ни было. С 

другой стороны, если адрес правильный, Фокс может сейчас быть здесь, а 

поскольку он мальчишечка серьезный, то и бабахнет за милую душу. Жеглов не 

зря предупреждал. Конечно, был бы здесь Жеглов, он бы что-нибудь 

придумал... 

В общем, какие фортели ни перебирай, а входить надо. И если Фокс там, 

наш приход должен выглядеть понатуральней, а всякие там "примите 

телеграмму" и все такое прочее сразу наведет его на подозрение. 

Я опять спустился, быстро отдал распоряжения: 

- Тараскин, ты давай под окна на всякий случай - вдруг сиганет, здесь 

невысоко, так что ты его встретишь. А ты, дед Спиридон, со мной. Она тебя 

знает? 

- Знает, - буркнул дворник. 

- Скажешь ей, что с тобой милиция - проверка документов. Извинись. 

Дворник кивнул, и мы пошли наверх. Стучать в дверь пришлось довольно 

долго, наконец сонный испуганный женский голос спросил: 

- Кто там? 

- Это я, дворник, Спиридон Иваныч, - сказал дед, прокашлявшись. - Вы 

уж извините, гражданочка Соболевская, отворите на минутку... 

Дверь приоткрылась - видимо на цепочке. Соболевскую в темном коридоре 


Страница 51 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50  [51]  52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"