Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

культурный мужчина: слова плохого не скажет или чтобы с глупостями какими 

приставал - никогда. Но ночевал он редко - все больше принесет вещи, а 

потом забирает. Нет, ничего плохого про него не скажу - приличный 

мужчина... 

- Скажите, Вера Степановна, - начал я, мучительно подбирая слова. - 

Вот как бы вы определили, вы же видели здесь жуликов, отличить можете... 

Фокс этот - преступник или нет? 

- Не думаю, - рассудительно сказала Моторина. - Он научной работой 

занимается... 

И вдруг мне пришла в голову неожиданная мысль, но, прежде чем я открыл 

рот, Жеглов выхватил из планшета фотографию Груздева - в фас и профиль - и 

протянул Моториной: 

- Ну-ка, Вера, глянь - он? 

Моторина долго крутила в руках фотоснимок, внимательно 

присматривалась, потом сказала нетвердо: 

- Нет, не он вроде бы. Этот постарше. И нос у этого длинный... И не 

такой симпатичный... 

- Что значит "вроде бы"? - рассердился Жеглов. - Ты же его не один раз 

видела, неужели не запомнила? 

- А что мне в него всматриваться? Не замуж ведь! Но все ж таки этот - 

на карточке - не тот. Фокс - он вроде тебя, - сказала она Жеглову. - 

Высокий, весь такой ладный, быстрый. Брови у него вразлет, а волосы 

курчавые, черные... 

- Про чемодан что сказал? Когда придет? - спросил я. 

- На днях обещал заглянуть - перед отъездом домой. Тогда, сказал, и 

вещи свои заберу... 

Пока оперативники заканчивали обыск, я поинтересовался у Жеглова: 

- Глеб, а кто такой Петя Ручечник? 

- Ворюга отъявленный. Сволочь, пробы негде ставить... 

- Разыскать его трудно? 

- Черт его знает - неизвестно, где искать. 

- А какие к нему подходы существуют? 

- Не знаю. Это думать надо. Через баб его можно попробовать достать. 

Но он и с ними не откровенничает. - Жеглов встал и повернулся к Моториной: 

- У вас останутся два наших сотрудника. Теперь они будут вашими жильцами! 

- Зачем? - удивилась она. 

- Затем, что в доме вашем остается засада. Вам из дома до снятия 

засады выходить не разрешается... 

- А сколько же ваша засада сидеть тут у меня будет?.. 

- Пока Фокс не заявится... 

Еще не было одиннадцати, когда мы торопливо вывалились на улицу. Шагая 

к автобусу по немыслимым колдобинам Седьмого проезда, я с наслаждением 

вдыхал свежий ночной воздух, который казался еще слаще после духовитой 

атмосферы Веркиного дома, и размышлял о том, какое все-таки чудо - личный 

сыск, когда в огромном многомиллионном городе не растворился, не исчез в 

людском скопище тонюсенький ручеек следов, начавшийся в квартире Груздевых, 

ушедший под землю, забивший нежданным ключиком во второсортном ресторанчике 

"Нарва", сделавший столько прихотливых извивов и вышедший на ровное место в 

Седьмом проезде Марьиной рощи. Один лишь вопрос имеется: судя по всему, 

этот Фокс - тертый калач и, какой бы он ни был окраски, он из преступного 

мира. А Груздев все-таки врач, кандидат наук, человек почтенной 

специальности, и совершенно непонятно, что его может связывать с 

уголовником. Правда, я уже слышал о таком: Груздев мог нанять Фокса или 

как-нибудь иначе заставить его принять участие в преступлении, но, честно 

говоря, подобный вариант представлялся мне более похожим на рассказы Гриши 

Шесть-на-девять. 

Дошли до автобуса, молча расселись по своим местам, Копырин лязгнул 

дверным рычагом, и "фердинанд" тронулся. На улицах было пустынно, и ехали 

быстро - промелькнул детский парк, заброшенное кладбище, выехали на 

Трифоновскую, потом на Октябрьскую. На площади Коммуны Тараскин вдруг 

сказал радостно: 

- Гля, с театра-то камуфляж сымают, а? 

Театр Красной Армии был хорошо освещен - на стройных его колоннах 

висели малярские люльки. Омерзительные зеленые разводы, маскировавшие театр 

при воздушных налетах под немыслимые, ненастоящие деревья, теперь тщательно 

закрашивали, и к огромным колоннам возвращалась их прежняя строгая 

красота... 

Жеглов сказал мне: 

- Значитца, так, Володя. Мы сейчас в Управление: надо Верку по учетам 

проверить, чемодан с вещичками посмотрим внимательно. А вы с Тараскиным 

едете дальше, на Божедомку, выявляете женщину, о которой говорил Кирпич. 

Сделаешь быстро установочку на нее, оглядишься - и к ней. Только осторожно: 

если тот орелик у нее, можете на пулю нарваться. А дальше - по 

обстоятельствам. Жду! 

Автобус по Каретному подкатил к воротам дежурного по городу, ребята 

выскочили на улицу, а мы с Тараскиным поехали на Божедомку. 

"Фердинанд" мы оставили за квартал до седьмого дома и пошли по 

тротуару неторопливой, фланирующей походкой, чтобы не привлекать внимания - 

так, два немного загулявших приятеля. Освещение было тусклое, фонари на 

редких столбах светили словно нехотя, и разбойно посвистывал в подворотнях 

пронизывающий, едкий октябрьский ветерок. Под номером семь оказалось, 

собственно говоря, не один, а целых три дома, и на каждом из них была 

табличка: "Дом 7, строение 1", "Дом 7, строение 2", "Дом 7, строение З". 

Домишки неважные, ветхие, скособоченные, обшитые почерневшими трухлявыми 

досками. Кирпич указал "строение 2", но списка жильцов в подъезде не было, 

да и что от него толку, когда нам неизвестна фамилия знакомой Фокса? Надо 

было искать дворника. 

- Эх, за участковым следовало заехать! - шепотом пожалел Тараскин, и я 

не успел согласиться, как из двора вышел человек в подшитых валенках, 

зимней шапке-ушанке, с огромной железной бляхой на фартуке - дворник. 

Попыхивая невероятных размеров "козьей ногой", он подошел к нам, 

подозрительно присмотрелся и спросил неожиданно тонким, скрипучим голосом: 

- Ай ищете кого, гражданы? Вам какой дом надобен?.. 

Я торопливо достал из кармана гимнастерки свое новенькое удостоверение 


Страница 50 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49  [50]  51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"