Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Я Сапрыкина хорошо запомнил по фотоснимку. Мне надо поездить на его 

маршрутах и постараться поймать за руку во время карманной кражи - тогда 

нам легче будет заставить его разговориться по части браслета Груздевой... 

Жеглов задумчиво смотрел на меня, лицо его было спокойно и строго, и 

ничего я не мог по нему определить: нравится ли ему мой план, или считает 

он его полнейшей ерундой и глупистикой, или, может быть, планчик ничего, 

его надо только додумать до конца? Ничего нельзя было прочитать на лице 

Жеглова во время бесконечной паузы, к концу которой я уже начал ерзать на 

стуле, пока вдруг не перехватил взгляд подмигивающего мне одобрительно 

Пасюка, и понял я этот взгляд так, что надо сильнее напирать на Жеглова. Но 

Жеглов сам разверз уста и сказал коротко, негромко, четко: 

- Молодец, догадался... 

И не больно уж какая великая была эта догадка, не решала она никаких 

серьезных проблем, да и неизвестно, как еще удастся ее реализовать, но я 

вдруг испытал чувство большой победы, ощущение своей нужности в этом 

сложном деле и полезности в свершении громадной церемонии правосудия - и 

это чувство затопило меня полностью. 

Жеглов, будто угадав, о чем я думаю, сказал: 

- Завтрашний день я выделю тебе - покатаемся на гортранспорте вместе. 

Глядишь, чем-нибудь смогу и пригодиться... 

И я совершенно искренне, от всей души, ответил: 

- Спасибо тебе, Глеб. Я просто уверен, что с тобой мы его поймаем! 

Жеглов встал, церемонно поклонился: 

- Благодарю за доверие. Значит, считаешь, что и я чего-то умею? 

Может быть, показалось это мне, а может, было и на самом деле, но 

послышалась мне в голосе Жеглова досада. Или раздражение... 

 

 

x x x 

 

В Москве минувшей ночью минимальная 

температура была -2 градуса. Сегодня в 

два часа дня +6. Завтра в Москве, по 

сведениям Центрального института 

прогнозов, ожидается облачная погода без 

существенных осадков. Температура ночью 

-3...-5, днем +5...+8 градусов. 

 

Сводка погоды 

 

 

Утром, перед тем как отправляться в долгое путешествие на 

троллейбусах, Жеглов еще раз вызвал из камеры Бисяева. Вид у того был 

помятый, невыспавшийся и голодный. 

- Ну что, не нравится житуха у нас? - спросил Жеглов. 

- А чего же тут у вас может нравиться? - ощерился Бисяев. - Не 

санаторий для малокровных... 

- Но, скажу тебе по чести, ты мне здесь нравишься... 

- Да-а? - неуверенно вякнул Бисяев. 

- Очень ты мне тут нравишься. Смотрю я на твои руки и диву даюсь! 

- И что же вы в руках моих нашли такого интересного? - спросил Бисяев, 

бессознательно пряча ладони в карманы. 

- Не профессор ты, не писатель, не врач, одним словом - мурло 

неграмотное. А ручки у тебя нежные, белые, гладкие, пальчики холеные, 

ладошки без морщин, и ни одной жилочки не надуто. А почему? - Бисяев 

промолчал. - Молчишь? А я тебе скажу - ты сроду своими руками ничего 

путного не делал. Вот прожил ты почти три десятка лет на земле и все время 

чего-то жрал, крепко пил, сладко спал, а целый народ в это время на тебя 

горбил, кормил тебя, обувал и ублажал. И воевал, пока ты со своей грыжей 

липовой в тылу гужевался. От этого ручки у тебя гладкие, не намозоленные, 

трудом не натертые, силой мужской не налитые... 

- Воспитываете? - тряхнул шелковистой шевелюрой Бисяев. - Так это зря 

- поздно. 

- Поздно?! - удивился Жеглов. - Как это поздно? Уж на этот раз я 

постараюсь изо всех сил, чтобы дали тебе в руки кайло, лопату или 

топор-колун с пилой. Пора тебе на лесоповал ехать или канал какой-нибудь 

строить. Ты здесь, в шумном городе, зажился сильно... 

- У вас, кстати, гражданин Жеглов, руки тоже не шахтерские! - криво 

улыбаясь, выкрикнул Бисяев и сам испугался. 

Жеглов вылез из-за стола, подошел к нему вплотную и, снова 

раскачиваясь с пятки на мысок, сказал, глядя ему прямо в глаза: 

- Это ты правду сказал, Копченый. А вся правда состоит в том, что я, 

сильный и умный молодой мужик, трачу свою жизнь на то, чтобы освободить наш 

народ от таких смрадных гадов, как ты! И хотя у меня руки не в мозолях, но 

коли я за год десяток твоих дружков перехватаю, то уже людям больше своей 

зарплаты сэкономил. А я, по счастью, за год вас много больше ловлю. Вот 

такой тебе будет мой ответ, и помни, Копченый: ты меня теперь рассердил 

всерьез! 

- А что, а что, уже и пошутить нельзя? - завертелся Бисяев. - Ну чего 

в шутейном разговоре не скажешь? Вы пошутили, я тоже посмеялся - а вы к 

сердцу принимать... 

- Я с тобой не шутил, - отрезал Жеглов. - Ты мне ответь лучше - думал 

ты над моими вопросами о Константине Сапрыкине? 

- А кто это? - совершенно искренне удивился Бисяев. 

- Константин Сапрыкин - это твой дружок, по кличке Кирпич. 

- Да? А я и не знал, что он Сапрыкин. И не дружок он мне - так, 

знакомец просто; знаю, что зовут его все Кирпичом... 

- Ну и народ же вы странный, шпана! - покачал головой Жеглов. - Вы как 

собаки-жучки: ни имени, ни роду, а только какие-то поганые клички. Так что 

можешь сказать про Кирпича? Про Сапрыкина то есть? 

- Ей-богу, не знаю я. Он где-то в Ащеуловом переулке живет, там у него 

хаза... 

Больше ничего толкового мы от Бисяева не добились и отправились в 

город. 

- Ну что, Шарапов, есть у нас три троллейбусных маршрута. Какой 

выберем? Или в орла-орешку сгадаем? 

Я обстоятельно подумал, потом предложил: 

- Давай поедем на "девятке" по Сретенке. Поездим часа два, пересядем 

на "букашку". 

- Почему? 


Страница 44 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43  [44]  45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"