Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

существовать какой-то следующий ход, приближающий меня к правде, но 

догадаться сам я не мог, потому что знание этого хода зависело не от моей 

сообразительности или находчивости, а определялось точными законами игры, 

мне еще неведомыми и называющимися оперативным мастерством. 

И еще я понимал, что Жеглов должен знать такой ход, я был просто 

уверен в этом. Но Жеглов не считал его целесообразным, делать не хотел, и 

мне оставалось поблагодарить его за то, что он не запрещал мне самому 

подумать над ним. Так мы и разъехались по своим делам, недовольные друг 

другом, и на прощание я лишь спросил: 

- Глеб, а кто занимается в МУРе карманниками? 

Жеглов засмеялся: 

- О, это могучая фигура - майор Мурашко! Зайди к нему, посоветуйся, - 

может, что дельное тебе скажет... 

Майор Кондрат Филимонович Мурашко выслушал меня с сочувствием и 

пониманием. Но конкретной помощи не обещал. 

- Мы с реальными делами не управляемся, где уж нам Кирпича искать по 

хлипкому подозрению, - разводил он маленькими сухонькими руками. И весь он 

был седенький, чистенький, невзрачный, в тщательно заштопанной сатиновой 

рубашке с белесыми пятнами на локтях. - И работа у нас стала сильно 

бестолковая... 

- Это почему же? 

- Да как вам объяснить, молодой человек, вы же у нас в МУРе личность 

новая, старые дела вам неведомы... 

- А вы расскажите - станут ведомы! - плотнее уселся я на стуле. 

- Вот работаю я на этом месте двадцать два года - на моих глазах, 

считайте, все этапы борьбы с преступностью проходили. Так что перед войной 

мы с полным основанием говорили, что организованная преступность у нас 

совершенно разгромлена. До тла вывели шнифферов, ликвидировали сонников, 

клюквенников следа не осталось... 

- Что такое клюквенники? 

- А это воришки, которые церкви грабили. Ух, лютые ребята были!.. 

Значит, в основном покончили с прихватчиками. А вот с моей публикой, со 

щипачами, - никак; тут штука тонкая, настоящий щипач - всегда воровской 

аристократ, специалист высшей квалификации... 

- Забавно, - покачал я головой. - Я раньше думал, что карманники - это 

самые ничтожные воришки, низший сорт... 

- Ошибочка! - Кондрат Филимонович вздернул острый птичий носик. - Вот 

подумайте сами, какая должна быть отточенная техника, ловкость пальцев, 

точность движений и нервная выдержка, - какая! - глазом дабы не моргнуть и 

у нормального человека, который не спит, не пьяный, не под наркозом, 

вытащить все из карманов! А он при этом - ни сном, ни духом. 

- А почему же вы говорите, что работа сейчас стала бестолковая? 

- Потому что совесть меня ест. Война, голод, безотцовщина, сиротство 

горькое - подались в карманники люди, которым подчас просто есть охота. Вот 

они-то главным образом и попадают к нам, и так их много, что делами руки 

завалены - настоящих щипачей ловить нет времени... 

- Как же это так получается? 

- Так и получается - людей у меня совсем мало, и тех-то уголовщина в 

лицо наперечет знает... 

- Так это же хорошо?! - удивился я. - Хорошо, что в лицо знают? 

- Чего ж хорошего? Вот патрулирует свою зону сотрудник в троллейбусе, 

заскочил туда щипач. Он первую остановку вообще ничего не делает, а только 

осматривается. Пригляделся, увидел нашего сотрудника, раскланивается с ним 

чинно - здрасьте, Петр Иваныч - и на следующей остановке выскочил... 

- И вы их отпускаете? 

- А что прикажете делать? Иногда задерживаем на полдня, беседу 

проводим - он несколько дней после такой встречи таится. А потом снова 

вылазит на охоту. 

- А у вас есть фотография Кирпича? 

- Конечно. Это Константин Сапрыкин, двадцатого года рождения, трижды 

судим, пять месяцев назад за паразитический образ жизни и отсутствие 

определенных занятий выслан из Москвы за сто первый километр, но, по 

имеющимся у меня данным, он регулярно обитает в городе... 

- Кондрат Филимонович, а почему у него такое прозвище? 

Майор Мурашко пожал щуплыми плечиками: 

- Трудно сказать. Может быть, потому, что у него голова такая - 

прямоугольная. Длинная, бруском... - Он перелистал толстый альбом, потом на 

несколько страниц вернулся назад. - Вот он, полюбуйтесь на красавца... 

По фотографии было не видать, что у Сапрыкина голова бруском: просто 

длинное лошадиное лицо с тяжелой челюстью, маленькими глазами, полностью 

смазанными с лица тяжелыми скулами и нависающими бровями. Курносый нос с 

широкими ноздрями... Напоследок Мурашко пообещал: 

- Я своим ребятам скажу. Коли попадется кому Кирпич, к вам доставим... 

Когда я вернулся в отдел, Жеглов встретил меня весело: 

- Ну, как успехи, сыскной орел? 

- Да успехов пока никаких. Я с Мурашко разговаривал... 

- И что тебе рассказал наш Акакий Акакиевич? - засмеялся Жеглов, и, 

видимо, ему самому понравилась эта шутка, потому что он повторил: - Майор 

милиции Акакий Акакиевич... 

А мне шутка не понравилась, и я сказал, глядя в сторону: 

- Мне он не показался Акакием Акакиевичем. Он человек порядочный. И за 

дело болеет. По-моему, он хороший человек... 

И совершенно неожиданно вдруг подал голос Пасюк: 

- Я с Акакием Акакиевичем не знався, но Мурашко свое дело добре 

робыть. Я знаю, што его щипачи як биса боятся, хочь он и есть такой чоловик 

малэнький. Это ты, Глеб Георгиевич, с него зря смеешься... 

- Если он так замечательно робит, что же ты к нему не пойдешь в 

бригаду? - спросил Жеглов, поглядев на Пасюка искоса. 

- Бо у мене пальцы товстые! - протянул к нам свою огромную ладонь 

Пасюк. - Мне шо самому в щипачи, шо ловить их - невможно, бо я ловкости не 

маю. 

Мы с Жегловым расхохотались. 

- А у тебя какие пальцы? - спросил Жеглов. 

- Щипать не смогу, а вот насчет поймать - есть идея, - сказал я, 

улыбаясь. 

- Давай обсудим, - кивнул Жеглов. 


Страница 43 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42  [43]  44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"