Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

основные действия уголовного розыска, и потому, что ими сейчас пренебрегли, 

в меня снова вошло это ощущение войны, где не было места никаким 

формальностям и процедурам. 

Я думал о том, что Вася Векшин погиб как на фронте, и то, что не стал 

Жеглов на Цветном бульваре под ночным противным дождиком разворачивать 

уголовное представление с протоколом, осмотрами, фотографированием сбоку, 

сверху, крупным планом, в глубине души считал правильным. Обязательно 

собралась бы толпа зевак, и тогда, казалось мне, смерть Васи была бы чем-то 

унижена, словно он не разведчик, погибший в бою, а какой-то беззащитный 

прохожий, несчастный потерпевший, а мы сами - Жеглов, Пасюк, Тараскин и 

остальные, - суетясь около Васиного тела на глазах прохожих, казались бы им 

необычайно сильными, смелыми муровцами, которые уж наверняка не попали бы 

под нож бандита, а, наоборот, бесстрашно ловят его, в то время как этот 

бедолага не смог защититься. 

Я ушел на фронт мальчишкой и весь свой жизненный опыт приобрел на 

войне. И, наверное, поэтому смотрел на мир глазами человека, у которого в 

руках всегда есть оружие; и от этого безоружные мирные люди невольно 

казались мне слабыми и всегда нуждающимися в защите. И Вася Векшин, который 

сознательно хотел сделать беззащитность своим оружием, не должен был, с 

моей точки зрения, становиться поводом для сочувственных или испуганных 

вздохов толпы случайных прохожих, а поскольку нельзя было этим людям 

крикнуть, что он умер, приняв в себя нож, который, в сущности, был 

направлен в них всех, то надлежало, забрав тело товарища, уйти, чтобы без 

лишних слов, клятв и обещаний сцелать все нужное, что на войне полагается, 

дабы воздать достойно за все... 

В общем, так оно и получилось. Только когда приехала карета "Скорой 

помощи", Жеглов отодвинул на один шаг молодую врачиху в накинутой на плечи 

шинели, бормотнул быстро: "Одну минуточку, доктор", - снял с себя шарфик, 

очень осторожно обернул им ручку ножа и резко выдернул его из раны. Врачиха 

с оторопью посмотрела на него, а Жеглов протянул Пасюку завернутый в шарф 

нож и сказал: 

- Держи аккуратно, Иван, на ручке, может быть, "пальцы" остались... 

А сейчас Жеглов ходил по начальству докладывать о провале операции. И 

хотя я никого из начальников на Петровке не знал, но легко представлял 

себе, каково сейчас достается Жеглову... 

Текли минуты, часы. Коля Тараскин задремал на диване. и сны ему 

снились, наверное, неприятные, потому что он еле слышно постанывал, 

тоненько и протяжно: "ой-ой-ой"... Пасюк расстелил на столе газету и, 

разобрав свой ТТ, смазывал каждую детальку. Гриша невесело насвистывал 

что-то. Я выпрямился на стуле, спросил у Пасюка: 

- А что это за банда такая - "Черная кошка" эта самая? 

Пасюк поднял на меня прозрачные серые глаза, пошевелил бровями, сказал 

медленно: 

- Банда. - Помолчал, добавил: - Банда - вона и есть банда. Убийцы та 

грабители. Сволочье отпетое. Поймаем, Бог дасть, уси под "вышака" пойдуть. 

Тоби вон Шесть-на-девять пусть лучше расскажет, он говорун у нас 

наиглавный... 

Фотограф, видимо, уже привык к своему необычному прозвищу, или мнение 

Пасюка его мало волновало, или желание рассказать было в нем сильно, но, во 

всяком случае, Пасюку он ничего не ответил, только рукой махнул на него и 

протянул презрительно: 

- Ба-анда - она и есть ба-анда! Она ни на одну другую банду не похожа, 

потому нам и поручено ее разрабатывать... 

- Особо тоби, - разлепил в усмешке обветренные узкие губы Пасюк. - На 

тебя сейчас уся надежда... 

А фотограф сказал мне: 

- Банду эту второй год ищут, а выйти на след не удается. Был бы я Лев 

Шейнин - обязательно об этом деле книгу бы написал! 

- А о чем же писать, коли следов никаких нет? - поинтересовался я. 

- Нет, так будут! - уверенно сказал Шесть-на-девять. - Хотя, конечно, 

увертливые они, гады. Грабят зажиточные квартиры, продовольственные 

магазины, склады, людей стреляют почем зря. И где побывали - или углем 

кошка нарисована, или котенка живого подбрасывают. 

- А зачем? - удивился я. 

- Для бандитского форсу - это они вроде бы смеются над нами, почерк 

свой показывают... 

Распахнулась дверь, вошел Жеглов, мы все повернулись к нему, и он 

сказал: 

- Значитца так: ты, Пасюк, завтра с утра поедешь с телом Векшина в 

Ярославль, от нас всех проводишь его в последний путь, мать его 

постараешься успокоить. Хотя какое к чертям собачьим тут придумаешь 

успокоение! 

Лицо у него было черное, подсохшее, будто опаленное, и камнями ходили 

желваки на скулах. 

Пасюк вытер жирные от ружейного масла пальцы о кусок газеты, аккуратно 

свернул его и бросил в корзину, встал, коротко сказал: 

- Есть, будет сделано... 

- Вы, Тараскин и Шарапов, со мной завтра дежурите в группе по городу. 

- А я? - обиженно спросил Гриша Шесть-на-девять. - А я что буду 

делать? 

- Ну и ты с нами, конечно, куда ж тебя девать? Всем спать немедленно. 

 

Сон был неплотен и зыбок, как рассветный туман, и лишь на мгновение, 

кажется, прикрыв глаза, я испуганно вскочил на кровати - показалось, что я 

проспал. В комнате было темно и очень холодно, и мне жаль было вылезать из 

нагретой за ночь постели. Я вытащил из-под одеяла руку и посмотрел на 

мерцающий зеленым светом циферблат: стрелки плотно слиплись на половине 

седьмого. Я досадливо крякнул - пропало полчаса сна; и я подумал о том, что 

утрачиваю фронтовую привычку спать до упора, используя каждую свободную 

минуту, возмещая вчерашний недосып и стараясь хоть миг вырвать у 

завтрашнего. 

Со стула рядом с кроватью взял папиросу "Норд", чиркнул зажигалкой и 

глубоко затянулся. Ничего нет слаще этой первой утренней затяжки, когда 

горячий сухой дым ползет в легкие, заливая голову мягкой одурью, и тело 


Страница 4 из 135:  Назад   1   2   3  [4]  5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"