Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

наклонной, с массой кружков, закорючек, изгибов и замкнутой плавным 

округлым росчерком. Помахал бумажкой в воздухе, чтобы чернила просохли, и 

сказал Пасюку: 

- В камеру его... 

 

 

x x x 

 

Ленинград, 11 октября, ТАСС. 

 

В Ленинград из Свердловска прибыли, два 

эшелона, в которых доставлены все 

экспонаты сокровищницы мирового искусства 

- Государственного Эрмитажа, 

эвакуированные в начале войны. 

 

 

Следователь Панков позвонил ровно в десять и осведомился, как идут 

дела с Груздевым. 

- Да куда он денется?.. - сказал Жеглов беззаботно и снова заверил 

Панкова, что все будет как надо. 

Положил трубку, закурил, подумал, потом велел мне и Тараскину пойти 

проведать арестованного. 

- В беседы всякие вы с ним не пускайтесь, - сказал он. - Напомните про 

суровую кару и зачитайте из Уголовного кодекса насчет смягчения оной при 

чистосердечном раскаянии. В общем, пощупайте, чем он дышит, но интереса 

особого не надо. Как, мол, хочешь, тебе отвечать... 

Тараскин охотно оторвался от какой-то писанины - всякий раз, когда 

требовалось написать даже пустяковый рапорт, он норовил сбагрить эту работу 

кому-нибудь другому, - и мы пошли к черной лестнице, ведущей во двор, где 

находится КПЗ. Еще в кабинете он начал рассказывать постоянному и верному 

своему слушателю Пасюку содержание новой картины, а по дороге решил 

приобщить и меня. Обгоняя меня на лестнице, он заглядывал мне в лицо и 

торопливо, словно боялся, что я остановлю его, излагал: 

- А тут приходит Грибов, ну, этот... Шмага, в общем, и говорит: 

"Пошли, Гришка! Наше место, - говорит, - в буфете!" - Тараскин залился 

счастливым смехом, быстрые серые глазки его возбужденно блестели. - В 

буфете! Понял? И Дружников его обнимает, понимаешь, за талию, и они гордо 

выходят. А Тарасова - в обморок, но они все равно уходят и ноль внимания!.. 

Мы вышли во внутренний дворик, слабо освещенный вялым осенним солнцем, 

успевшим, однако, подсушить с утра лужи на асфальте, прошли мимо собачника, 

из которого доносились визг, лай, глухое басовитое рычание - собак, видно, 

кормили, потому что в другое время они ведут себя тише. Подошли к 

кирпичному подслеповатому - из-за того что окна наполовину были прикрыты 

жестяными "намордниками" - зданию КПЗ. 

- И чего же ты радуешься? - спросил я Колю. 

- Как чего? - удивился он. - Тарасова-то думала, что он запрыгает от 

счастья, а они - на тебе - в буфэ-эт... 

Лязгнула железными запорами тяжелая дверь, надзиратель проверил 

документы, пропустил внутрь. В караулке он отобрал пистолеты, положил их в 

сейф и провел нас на второй этаж, открыл одну из камер: 

- Груздев! На выход! 

Я впервые видел камеру изнутри и с любопытством оглядывал ее. 

Небольшая, довольно чистая комната с зарешеченным окном и двумя нарами - 

деревянными крашеными полатями. На одной из них лежал Груздев, повернувшись 

к нам спиной. Еще по дороге сюда я размышлял о том, с каким напряженным 

ожиданием вслушивается, должно быть, Груздев в каждый звук, в каждый шорох 

из коридора - не за ним ли идут, нет ли новостей с воли?.. 

На окрик надзирателя Груздев отозвался не сразу, зашевелился, медленно 

поднял голову и только потом повернулся к нам. И тут я понял, что он спал. 

Спал! Даже мне после вчерашнего далеко не сразу удалось уснуть, а уж насчет 

него-то и сомнений никаких не было: где ж ему хоть глаза сомкнуть? И вот 

тебе - спит как сурок, будто ничего не случилось. Ну и нервы! От такого 

действительно всего можно ожидать... 

- Собирайтесь, Груздев, на допрос, - повторил надзиратель, замкнул 

дверь камеры и проводил нас в следственный кабинет - узкую тесную каморку с 

подслеповатым оконцем, маленьким колченогим столиком и привинченными к полу 

стульями - зто чтобы их нельзя было использовать как оружие, догадался я. 

Вошел Груздев, неприветливо мазнул сонным взглядом по моему лицу, даже 

не кивнул. А на Тараскина он вообще внимания не обратил. Но я решил волю 

чувствам не давать: что ни говори, он сейчас все одно что военнопленный, 

считай - лежачий, так что надо быть повежливей. Я и сказал ему культурно: 

- Здравствуйте, Илья Сергеевич. Как вы себя чувствуете? 

Он усмехнулся недобро, да я и сам понял, что глупость сморозил - какое 

уж тут самочувствие! А он сказал, скривив рот: 

- Вашими молитвами. Ну-с, что скажете? 

- Да вот спросить вас хотели: может, облегчите душу-то? Пора бы, вам 

же лучше станет... 

Он посмотрел на меня - глазки маленькие, со сна припухшие, а тут 

совсем в щелочки превратились: 

- Тоже мне, исповедник с наганом... - И скрипуче засмеялся. 

Но не стал я на него обижаться, я ему просто разъяснил статью сорок 

восьмую - о чистосердечном раскаянии и так далее, - а он все слушал, не 

перебивал, пока я не закончил. Потом сказал и ладонью по столу постучал, 

будто припечатал: 

- Вы, молодой человек, уясните себе наконец, что не на такого напали - 

каяться, в чем не виноват, во имя ваших милостей. Правда - она себя 

покажет. И лучше всего будет, если вы от меня отвяжетесь, и будете искать 

настоящего убийцу, а не того, кто к вам поближе оказался, для следствия 

поудобней, ясно? - Он подумал немного, потер ладонью лоб, будто соображал, 

не забыл ли чего. Видно, сообразил, потому что заулыбался даже, и говорит: 

- Я придумал, как самому себе помочь. Официально вам заявляю, что больше 

давать вам никаких показаний не буду, сюда напрасно не ходите. Может быть, 

хотя бы это побудит вас оглядеться окрест себя повнимательней. Все!.. 

И сколько я ему ни объяснял после этого, что он себе же делает хуже, 


Страница 31 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30  [31]  32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"