Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

он мне вот так, - Жеглов провел ребром ладони по горлу, - подозрительный, я 

ему напрямик и врубил: "Признавайтесь, за что вы убили дорогую супругу?" 

Ну, что с ним было - это передать тебе невозможно, куда он только на меня 

не жаловался, до Михаила Иваныча Калинина дошел. 

- А ты что? 

Жеглов поднялся, потянулся всем своим гибким сильным телом, 

удовлетворенно погладил живот и хитро ухмыльнулся: 

- А я его под стражу взял, чтобы он охолонул маленько. Деньков пять он 

посидел без допроса, а я тем временем его любовницу расколол: она домишко 

купила, да непонятно, на какие шиши. Пришлось ей все ж таки признаться, что 

деньги - тридцать тысяч - любовник дал. А он-то плакался, что аккурат эти 

деньги подчистую грабители забрали, ни копейки ему не оставили. Поднимаю я 

его из камеры очную ставочку с любименькой. Да-а... Как он ее увидел, так 

сразу: "Отпустите меня с допроса, подумать надо..." Хорошо. Вызываю через 

день, не успел он рта раскрыть, я ему заключение экспертизы.. 

- Какой экспертизы? - не понял я. 

- Там, понимаешь, среди прочего на полу приемник валялся, 

"Телефункен", как сейчас помню трофейный. И тип этот вовсю разорялся, что 

искали грабители в приемнике деньги, не нашли и со злости грохнули его об 

пол со всей силой. А эксперты пишут категорически, что коли грохнулся бы 

приемник об пол, то произошли бы в его хрупкой конструкции непоправимые 

перемены и работать он бы ни в жисть не стал. А приемник, между прочим, 

работает как миленький... 

- Ага, он значит его на пол поставил, чтобы создать видимость 

разгрома... 

- Точно. Я ему так и сказал, он на полусогнутых: "Жизнь мне сохраните, 

умоляю, вину искуплю..." Вот такие типы, значитца, имеют место, и ты 

привыкай вести с ними беспощадную борьбу, как от нас требует народ. 

- А Груздев? 

- Испекся, - небрежно махнул рукой Жеглов. - Покобенится - и в раскол, 

куда ему деваться? Все улики налицо, а мужичишко он хлипкий, нервный... 

Я поднялся: 

- Пойду его проведаю - как он там? 

- Ни в коем разе, - остановил Жеглов. - Ему сейчас до кондиции дойти 

надо, наедине, как говорится, со своей совестью. Но, между прочим, ты не 

думай, что все уже в порядке, такие дела непросто делаются, тут еще 

поработать придется... 

- Есть, - охотно согласился я и попросил: - Ты обещал насчет 

следственных вопросов поподробней... 

- А-а, - вспомнил Жеглов. - Это можно. Конечно, тут все на словах не 

объяснишь, ты еще пройдешь эту теорию на практике... 

Я усмехнулся. 

- Ну что ты, как медный самовар, светишься? - рассердился Жеглов. - 

Дело серьезное! Ты пойми, когда преступника допрашивают, он весь, как 

зверь, в напряжении и страх в нем бушует: что следователь знает, что может 

доказать, про что сейчас спросит? Вот это самое напряжение, страх этот его 

надо вплоть до самого ужаса завинчивать, понял? А как это делается? Очень 

просто. Вопросы должны идти по нарастающей: сначала про пустячки, то да се, 

мелочишку - тот сказал, та видала, этот слыхал... Преступник уже видит, что 

ты в курсе дела и пришел не так просто, поболтать про цветы и пряники. 

Ладно. И тут ты ему фактик подбрасываешь, железный... 

- Ну, а он, представь себе, отпирается, - сказал я. 

- И хорошо! И прекрасно! Он отпирается, а ты ему очняк - р-раз! Кладет 

его, допустим, подельщик на очной ставке... 

- А он все равно отпирается... - подзадорил я его. 

- А ты ему свидетеля - р-раз, экспертизку на стол - два! Вещдок 

какой-нибудь покрепче - тр-ри! И готов парнишечка, обязан он в этом фактике 

признаться и собственноручно его описать, и к тому же с объяснением, почему 

врал доселе. 

- Ну, допустим, - кивнул я. - Что потом? 

- Потом ты ему предлагаешь самому рассказать о своей преступной 

деятельности. Он тебе, конечно, тут же клянется, что сблудил 

один-единственный разок в молодой своей жизни, да и то по пьянке. А ты 

сокрушаешься, головой качаешь: опять, мол, заливаешь ты, паря, мне тебя 

просто до невозможности жалко, что с тобою при твоей неискренней линии 

станется? Он говорит: "А что?" - а ты краешком, осторожненько, называешь, к 

примеру. Шестой Монетчиковский, где, как тебе известно, кражонка была, но 

доказательств ни на грош не имеется. 

- Так он тебе навстречу и разбежался! 

- А вот и разбежался! Я ведь про первый эпизод тоже его спрашивал с 

прохладцей, издалека. Он мне семь бочек арестантов, а я ему факты, очные 

ставки и все такое прочее, после чего и сознаваться пришлось, и 

оправдываться. Поэтому он встает, смотрит в твои красивые голубые глаза, 

бьет себя в грудь и "чистосердечно" сознается в последнем из преступных 

фактов своей жизни. Протокол, значитца, подписи и другие рассказы... 

Зазвонил телефон - Панков из дому интересовался, не сознался ли 

Груздев. 

- Нет пока, - сказал Жеглов. - Да вы не беспокойтесь, Сергей Ипатьич, 

развалится... - Положив трубку, Жеглов пошутил: - Спи спокойно, дорогой 

товарищ... Стар стал прокурорский следователь Панков. Раньше, бывало, пока 

сам обвиняемого не расколет, хоть ночь, за полночь, хоть до утра, хоть до 

завтра будет пыхтеть. Смешно... 

- Ты не отвлекайся, Глеб. Про следственные вопросы ты рассказал. Мне 

ведь по книжкам некогда учиться. 

- Молодец, Шарапов! - похвалил Жеглов. - При твоей настырности будешь 

толковый орел-сыщик. Слушай. Значитца, раскололся наш клиент на второй 

эпизод, ты ему без промедления третий адресок шепчешь. Притом снова 

железный. А он в это время приходит в соображение, что про второе дело он 

ни на чем развалился, без доказательств, и охватывает его, конечное дело, 

досада. И вскакивает он на ножки молодецкие, ломает свои ручки белые, 

христом-богом и родной мамой клянется, что нет на нем ничего больше, все 


Страница 27 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26  [27]  28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"