Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

стол, накрытый к чаепитию. На чашке с чаем, чуть начатой, остался еле 

видный след губной помады, и вдруг резкой полнотой ощутил я неодолимый 

приступ тошноты. Я быстро вышел на кухню и стал пить холодную воду, 

подставив рот прямо под струю из крана. Вода брызгала в лицо, и тошнота 

ослабла, потом совсем прошла, осталось лишь небольшое головокружение и 

невыносимое чувство неловкости и вины. Я понимал, что приступ вызвал у меня 

вид мертвого тела, и сам в душе подивился этому: за долгие свои военные 

годы я повидал такого, что давно должно было приглушить чувствительность, 

тем более что особенно чувствительным я вроде сроду и не был. Но фронтовая 

смерть имела какой-то совсем другой облик. Это была смерть военных людей, 

ставшая за месяцы и годы по-своему привычной, несмотря на всегдашнюю 

неожиданность. Не задумываясь над этим особенно глубоко, я ощущал 

печальную, трагическую закономерность войны - гибель многих людей. А здесь 

смерть была ужасной неправильностью, фактом, грубо вопиющим против 

закономерности мирной жизни. Само по себе было в моих глазах парадоксом то, 

что, пережив такую бесконечную, такую смертоубийственную, кровопролитную 

войну, молодой, цветущий человек был вычеркнут из жизни самоуправным 

решением какого-то негодяя... 

На кухне громко звучало радио - черная тарелка репродуктора тонко 

позванивала, резонируя с высоким голосом Нины Пантелеевой, старательно 

вытягивавшей верха "Тальяночки". Надя, прижимая платок к опухшему от слез 

лицу, протянула руку, чтобы повернуть регулятор репродуктора. Неожиданно 

для себя я взял девушку за руку: 

- Не надо, оставьте, Наденька, пусть все будет... это... как было.. 

В кухню заглянул Жеглов: 

- Надюша, мне вас надо расспросить кой о чем... 

Девушка покорно кивнула. 

- Чем занималась ваша сестра? 

Надя судорожно вздохнула, она изо всех сил старалась не плакать, но из 

глаз снова полились слезы. 

- Ларочка была очень талантливая... Она мечтала стать актрисой... Ей 

после школы поступить в театральное училище не удалось, это знаете, как 

трудно... Но она занималась все время, брала уроки... 

- И не работала? 

- Нет, работала. Она устроилась в драмтеатр костюмершей, у нее ведь 

вкус прекрасный... Ну, и училась каждую свободную минуту... Все роли 

наизусть знала... 

Я вспомнил трофейный фильм, который недавно видел: зловредная 

зазнавшаяся актриса, пользуясь своим влиянием, не допускает талантливую 

соперницу на сцену. Но перекапризничала однажды и не пришла в театр. 

Режиссер вынужден был дать роль девушке, работающей в театре невесть кем - 

парикмахершей, что ли, - и та блестящей своей игрой покоряет всех: и 

труппу, и режиссера, и публику... Цветы, овации, злые слезы поверженной 

актрисы... Вот и эта бедняга мечтала, наверное, как однажды ее вызовут из 

костюмерной и попросят сыграть главную роль вместо заболевшей заслуженной 

артистки. 

- А муж ее кто? - спросил Жеглов. Надя замялась: 

- Видите ли... Они с мужем разошлись. 

- Да? - вежливо переспросил Жеглов. - Почему? 

- Как вам сказать... - пожала плечами Надя. - Женились по любви, три 

года жили душа в душу... а потом пошло как-то все вкривь и вкось. 

- Ага, - кивнул Жеглов. - Так почему все-таки? 

- Понимаете, сам он микробиолог, врач... Ну... не нравилось ему 

Ларочкино увлечение театром... то есть, по правде говоря, даже не совсем 

это... 

- А что? 

- Понимаете, театральная жизнь имеет свои законы... свою, ну, 

специфику, что ли... Спектакли кончаются поздно, часто ужины... цветы... 

- Поклонники, - в тон ей сказал Жеглов. - Так, что ли? 

- Ну, наверное... - неуверенно согласилась Надя. - Нет, вы не 

подумайте - ничего серьезного, но Илья Сергеевич не хотел понимать даже 

самого невинного флирта... 

- М-да, ясно... - сказал Жеглов, а я прикинул, что даже легкий флирт 

мне лично тоже был бы не по душе. 

- Ну вот, - продолжала девушка. - Начались ссоры, дошло до развода... 

- Они развелись уже? - деловито спросил Жеглов. 

- Нет, не успели. Понимаете, Ларочка не очень к этому стремилась, а 

Илья не настаивал, тем более... - Надя запнулась. 

- Что "тем более"? - резко спросил Жеглов. - Вы поймите, Наденька, я 

ведь не из любопытства вас расспрашиваю. Мне-то лично все ихние дела ни к 

чему! Я хочу ясную картину иметь, чтобы поймать убийцу, понимаете? 

- Понимаю - растерянно сказала Надя. - Я ничего от вас не скрываю... 

Видите ли, Илья Сергеевич нашел другую женщину и хотел на ней жениться. А 

Ларочке это было неприятно, в общем, хотя она его и разлюбила, и разошлись 

они... 

Из комнаты выглянул Иван Пасюк, увидел Жеглова, подошел: 

- Глеб Георгиевич, от таку бумаженцию в бухаете найшов, подывытесь. - 

И протянул Жеглову листок из записной книжки. 

На листке торопливым почерком авторучкой было написано: "Лара! Почему 

не отвечаешь? Пора решить наконец наши вопросы. Неужели так некогда, или у 

тебя нет бумаги? Решай, иначе я сам все устрою..." И неразборчивая подпись. 

Жеглов еще раз прочитал записку, аккуратно сложил ее и спрятал в 

планшет, кивнул Пасюку: 

- Продолжайте. - И повернулся к Наде: - Так-так. Дальше. 

- Да что дальше? Все, - вздохнула Надя. 

- Вы кого-нибудь подозреваете? - спросил Жеглов. 

- Нет, боже упаси! - воскликнула девушка, подняв к лицу, как бы 

защищаясь, руки. - Кого же я могу подозревать? 

- Ну, хотя бы Груздева Илью Сергеевича, - раздумчиво сказал Жеглов. - 

Ведь, если я правильно вас понял, Лариса не давала ему развода, а он хотел 

жениться на другой... А? 

- Что-о вы! - выдохнула с ужасом Наденька. - Илья Сергеевич хороший 

человек, он не способен на... такое!.. 

- Ну-у, разве так вот сразу скажешь, кто на что способен?.. Это вы еще 

в людях разбираетесь слабо... - протянул Жеглов, и я видел, как вцепились 


Страница 19 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18  [19]  20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"