Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

оправдать бестолковое ночное существование Соловьева. 

- А откуда у тебя, Петюня, такой распрекрасный сахар? Нам такой на 

карточки не отоваривали! Давай, давай, колись: где взял сахар? - При этом 

Жеглов смеялся, и я не мог сообразить, шутит он или спрашивает всерьез. 

Соловьев наконец проглотил кусок, и от усердия у него слезы на глазах 

выступили: 

- Чего ты привязался - откуда, откуда? От верблюда! Жене сестра из 

Коканда прислала посылку! Человек ты въедливый, Жеглов, как каустик! 

Жеглов уже открывал один из ящиков его стола, приговаривая: 

- Петюня, не въедливый я, а справедливый! Не всем так везет - и 

главный выигрыш получить, и золовку иметь в Коканде! Вот у нас с Шараповым 

родни - кум, сват и с Зацепы хват; и выигрываю я только в городки, поэтому 

мы с трудов праведных и чаю попить не можем. Так что ты уж будь человеком, 

не жадись и нам маленько сахарку отсыпь... 

Соловьев, чертыхаясь, отсыпал нам в кулек, свернутый из газеты, 

крупного желтого песка, и, пока он был поглощен этим делом, понукаемый 

быстрым жегловским баритончиком: "Сыпь, сыпь, не тряси руками, больше 

просыплешь на пол", Жеглов вынул из кармана складной нож с кнопкой, лезвие 

из ручки цевкой брызнуло, быстро отрезал от соловьевской краюхи половину и 

засунул в карман. 

Соловьев сердито сказал: 

- Знаешь, Жеглов, это уже хамство! Мы насчет хлеба не 

договаривались... 

- Мы насчет сахара тоже не договаривались, - засмеялся Жеглов. - 

Скаредный ты человек, Петюня, индивидуалист, нет в тебе коллективистской 

жилки. Нет, чтобы от счастья своего, дуриком привалившего, купить отделу 

штук сто батонов коммерческих! Комсомольская организация с тобой 

недоработала, надо будет им на это указать! 

- Ты на себя лучше посмотри! - недовольно пробормотал Соловьев. - 

Вместо того чтобы спасибо сказать, оскорбил еще... 

- Вот видишь, Петюня, и с чувством юмора у тебя временные трудности. 

Нет, чтобы добровольно поделиться с проголодавшимися после тяжелой работы 

товарищами... 

- А я тут что, на отдыхе, что ли? - спросил Петюня и улыбнулся, и я 

видел, что вся его сердитость уже прошла и что удальство и нахрапистость 

Жеглова ему даже чем-то нравятся - наверное, глубинным сознанием 

невозможности самому вести себя таким макаром, чтобы чужой хлеб 

располовинить и тобой же довольны остались. 

- У тебя, Петюня, работа умственная, на месте, а у нас работа 

физическая, целый день на ногах, так что нам паек должны были бы давать 

побольше. А засим мы тебя обнимаем и пишем письма - пока! Да, чуть не 

забыл: утром придет Иван Пасюк, скажи ему, чтобы никуда не отлучался, он 

мне понадобится... 

В дверях я оглянулся и увидел, что на круглом веснушчатом лице 

Соловьева плавает благодушная улыбка и покачивает он при этом слегка 

головой с боку на бок, словно хочет сказать: ну и прохвост, ну и молодец!.. 

На улице сразу прохватило мокрым, очень резким ветром, и мы шли к 

бульвару, наклоняясь вперед, чтобы ветром не сорвало кепки. На полдороге к 

Трубной площади нас догнал какой-то шальной ночной трамвай, пустой, гулкий, 

освещенный внутри неприятными дифтеритно-синими лампами. На ходу вскочили 

на подножку, и до самой Сретенки Жеглов лениво любезничал с молоденькой 

девчонкой-вагоновожатой. 

Вошли ко мне, я щелкнул выключателем, и Жеглов быстро окинул комнату 

глазом - от двери до окна, от комода до кровати, словно рулеткой промерил, 

потом, не снимая плаща, устало сел на стул и сказал довольно: 

- Хоромы барские. Как есть хоромы. В десяти минутах ходу от работы. Ты 

не возражаешь, я у тебя поживу немного? А то мне таскаться на эту Башиловку 

проклятущую, в общежитие - душа из него вон, - просто мука смертная! 

Времени и так никогда нет, а тут, как дурак, полтора часа в день коту под 

хвост. Значитца, договорились? 

- Договорились, - охотно согласился я. Жить вместе с Жегловым будет 

гораздо веселее, да и вообще Жеглов казался мне человеком, рядом с которым 

можно многому научиться. 

- Ты как насчет того, чтобы подзаправиться перед сном? - спросил 

Жеглов. - У меня кишка кишке фиги показывает. 

Я отправился в кухню ставить чайник, а Жеглов выложил на стол кулек с 

сахаром, краюху хлеба, банки с американским "ланчен мит". На днищах ярких 

жестяных коробочек были припаяны маленькие ключики. Жеглов крутил ключик, 

сматывая на него ленту жести быстро и в то же время осторожно, и, оттого 

что держал он банку перед глазами, мне казалось, что он заводит мудреные 

часы и следит внимательно, чтобы, не дай бог, не перекрутить пружину, иначе 

часы сломаются навсегда. Но Жеглов справился с пружиной хорошо - звякнула 

крышка, и он выдавил на тарелку кусок неестественно красного 

консервированного мяса, которое видом и запахом не похоже было ни на какие 

наши консервы. 

- Говорят, их американцы из китового мяса делают специально для нас. - 

Я зачарованно глядел на мясо и чувствовал, как слюна терпкой волной 

заполняет рот. 

- Уж наверное, не из парной говядины, - мотнул головой Жеглов. - Они 

говядинку сами жрать здоровы. Ух и разжиреет на нашей беде мировой 

империализм! Нам кровь и страдания в войне, а им барыши в карман! 

- Это как водится, - кивнул я, с наслаждением глотая очень вкусные 

консервы. - Мы им в июле в городке Обермергау передавали "студебеккеры", 

что по ленд-лизу за нами числились. Так они их требовали в полном порядке и 

комплекте, без гайки одной не примут. А потом они их на наших глазах 

прессом давили. Свинство! 

- Во-во! А у нас в деревнях бабы на себе да на коровах пашут, мать мне 

недавно отписала, как они там вкалывают, хозяйство поднимают. Да ничего, 

погоди маленько, понастроим своих машин, получше их "студеров". Будет еще 


Страница 16 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15  [16]  17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"