Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Полдевятого явился Промокашка и протянул горбуну серую книжечку, 

хрустко-новую, с гербом на обложке. 

- На обычный или на срочный вклад положил? - спросил я. 

- На обычный, - сказал горбун, листая сберкнижку. 

- Это жаль, на срочном за год еще один процент вырастает... 

- Ты проживи сначала этот год, - сказал горбун и бросил мне книжку 

через стол так, что она проскользила по столешнице и упала на пол, и видел 

я, что сделал он это нарочно - заставить меня нагнуться еще раз, снова 

поклониться себе. Ничего! Поклонимся. Поднял с пола, перелистнул - все чин 

чинарем: Сидоренко Владимир Иванович... двадцать пять тысяч... 

- Спасибочки вам, папаша. - Спрятал книжечку в карман и сел допивать 

чай. И во всем этом чаептии и бестолковой утренней суете, в ожидании и в 

неизвестности уже витал потихоньку сладковатый тошнотворный запах смерти... 

В начале десятого горбун слез со своего высокого стульчика и 

скомандовал собираться. Лошак подавал ему тулупчик, он неспешно заматывал 

шею длинным шерстяным шарфом, рыжий лисий малахай натягивал, продевал 

длинные обезьяньи руки в романовский теплый тулупчик, а Лошак терпеливо 

стоял за его спиной, как лакей. Холуи! Противные холуи! 

Нацепил малокопеечку и пальтишко Промокашка, влез в реглан убийца 

Тягунов, накинул на плечи ватник Чугунная Рожа, подпоясал ремнем шинель 

Левченко. У стены неподвижно стояла бабка Клаша и буравила меня глазом. Но 

молчала. 

- Ну, молодцы, родимые, с богом? - сказал-спросил горбун. - Присядем 

на дорожку, за удачей двинулись мы... И снег нам сподручен - коли там 

мусора были, то на пустыре они наследили обязательно... 

Все присели, а горбун сказал: 

- Верю я, будет нам удача - по святому делу пошли, друга из беды 

вызволять. 

Я подумал, что он гораздо охотнее отработал бы друга своего, как 

кролика вчера, кабы не боялся, что он их завтра всех сдаст до единого... 

Горбун встал, подошел к Клаше, бабке-вурдалачке, обнял ее, и 

троекратно расцеловались они. 

- Жди, мать, вернемся с удачей... 

Ах вы, тараканы! Упыри проклятые! Кровью чужой усосались, гнездовье на 

чужом горе выстроили, на слезах людских... 

Да ты, бабка Клаша, не на меня смотри, а на своего распрекрасного 

горбуна! Последний раз вы, сволочи, видитесь! Навсегда, навсегда, навсегда! 

Конец вашей паучьей семейке наступил! Не вернется паук, не вернется... 

- Стерегись его, Карпуша, - сказала бабка-вурдалачка и показала на 

меня в упор пальцем. А я ей поклонился и сказал: 

- Готовь, бабка Клаша, выпивку-закуску, пировать к тебе приеду... 

- Пропади ты пропадом! - громко, с ненавистью шепнула она и 

отвернулась. 

Горбун толкнул меня легонько в спину: 

- Хватит языком трясти. Пошли... 

На улице был сладкий снежный запах, белизна и тишина. Во дворе за 

двухметровым заплотом стоял уже прогретый хлебный фургон, горбун уселся с 

Лошаком в кабину, а мы попрыгали в железный ящик кузова. Заурчал мотор, 

затряслась под ногами выхлопная труба, грузовик медленно тронулся, 

перевалил через бугор у ворот и выкатил на улицу. И поехали мы... 

Тягунов, Левченко и я уселись на пустых ящиках, а Чугунная Рожа и 

Промокашка сняли с борта длинную доску, и под ней открылись продольные щели 

- как амбразуры. В фургоне стало светлее, и через щели мне были видны 

мелькающие дома, трамвай, влетела и сразу же исчезла пожарная каланча. Мы 

ехали из района Черкизова в сторону Стромынки... 

Ужасно хотелось курить. В кармане я нащупал кисет, который мне дал 

вчера Копырин: "Защемит коли - потяни, легче на душе станет..." Сильно 

трясло на ухабах заледеневшей мостовой или руки у меня так сильно тряслись, 

но свернуть цигарку никак не удавалось - все время табак просыпался. 

Левченко долго смотрел на меня, потом взял у меня из рук кисет и очень 

ловко, быстро свернул самокрутку, оставил краешек бумажки - самому 

зализать, - и протянул мне. Чиркнул, прикурил, затянулся горьким дымом, 

ударило мягко, дурманяще в голову, оперся я спиной о холодный борт и закрыл 

глаза. 

Вот и подъезжаю я к концу своего пути. Прощай, Варя... Вся надежда на 

нашу встречу, если Жеглов догадается насчет двери в кладовку... Интересно, 

о чем думал Вася Векшин, когда к нему на скамейку подсел бандит Есин... За 

тебя, Вася, отомстили... И за меня с ними со всеми рассчитаются... Только 

самому еще очень хотелось пожить... Дожить до обещанной Михал Михалычем Эры 

Милосердия... Прощайте, Михал Михалыч... Вы как-то сказали, что люди узнают 

о вашей смерти только из заметки в газете о вашей смерти... А получается 

все наоборот. Обо мне... 

Заскрипели тормоза, фургон стал притормаживать. 

Да ничего! Я ведь разведчик! Я ведь муровец! Убить меня можете, а 

напугать - нате, выкусите! Я и безоружный одного из вас успею сделать... 

Вот тебя, наверное, Чугунная Рожа, ты все от меня не отходишь, - значит, 

судьба тебе такая!.. 

Машина совсем остановилась, стало тихо, и я приподнялся с ящика, чтобы 

выглянуть в щель. 

- Садись на место, падло! - зашипел на меня Чугунная Рожа. Да, не зря 

ты так на меня крысишься - я ведь твоя судьба. И обойдусь с тобой круто. 

- Что ты пылишь, дурак? - сказал Чугунной Роже Левченко. - Он сейчас с 

нами вниз пойдет, а ты ему осмотреться не даешь. Сядь на место и не 

вякай... 

Я посмотрел в щель и от этой ослепительной белизны кругом зажмурился. 

Фургон стоял в переулке неподалеку от магазина - отсюда был виден вход в 

магазин и угол пустыря, который примыкал к черному входу и к подсобкам. 

Снег вокруг был девственно чист, лишь одинокая цепочка следов вела от 

подсобки к воротам. Из кабины вышел горбун и сказал нам через щель: 

- Промокашка пусть сходит к магазину, позекает, как там и что... 

Своей развинченной походкой Промокашка добрел до магазина, и по щуплой 


Страница 131 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130  [131]  132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"