Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

вдох-выдох, - и я ощущал его как бомбу с часовым механизмом - тик-так, 

вдох-выдох, - и нельзя было угадать ни за что, на каком тик-таке рванет она 

и разнесет вокруг все вдребезги. 

Внизу убийца Тягунов напился, видимо, и пел песни, здесь отчетливо 

слышался его высокий злой голос пьяный и бесшабашный. Он голосил: 

 

Денежки лежат в чужом кармане, 

Вытащить их пара пустяков. 

Были ваши - стали наши, эх! 

На долю вора хватит дураков... 

 

Цыкнул на него с ожесточением горбун, и громче, истеричнее заплакала 

Аня. Тик-так, вдох-выдох, тик-так, вдох-выдох, тишина, темнота и тоска. 

- Завидую я тебе, Шарапов, - сказал Левченко. 

- Завтра некому будет завидовать. А так все хорошо, - усмехнулся я. 

- Вот этому я и завидую, - сказал Левченко. - В твоей жизни был 

смысл... 

И я невольно обратил внимание, что он говорит обо мне как о покойнике. 

- Знаешь, Левченко, мне, наверное, завтра лихо достанется. Но я ведь 

не жалею. Я на это иду за очень большое дело. А ты? Из-за этого горбатого 

упыря? Помнишь, мы с тобой в разбитом блиндаже под Ковелем сидели и 

мечтали, как заживем после войны?.. 

- Беда только, что с нами вместе не мечтал тот пес поганый, из-за 

которого моя жизнь снова под уклон побежала... 

- Это кто такой? 

- Когда разбомбили немцы под Брестом санитарный поезд, документы все 

сгорели. Оклемался я, раньше срока из госпиталя рванул - хотел вас догнать. 

Размечтался о небесных кренделях и в запасном полку все про себя обсказал: 

так, мол, и так, ранее трижды судимый, был в штрафной роте, представлен к 

снятию судимости, как искупивший кровью свою вину, и направлена на меня 

наградная - ты же мне в медсанбате еще сказал. А там сидит такая сука 

нерезаная, крыса тыловая, рожу раскормил красную - хоть прикуривай. И 

говорит мне: нет на этот счет в вашем деле никаких сведений, рядовой 

Левченко, и, пока мы выясним, направляйтесь-ка вы снова в штрафную роту. 

Обидно мне стало - что же это, совсем правды на земле нет, что ли? Сказал я 

ему пару ласковых, он в крик, то-се, до рук дошло, ну, мне трибунал 

армейский новый срок. И привет! В июне сбежал и вот с этими гнидами 

кантуюсь. Куда же мне деваться теперь? Один путь... 

- Слушай, Левченко, я тебе больше не командир, приказывать не могу, но 

прошу тебя как человека - уходи сегодня. Если только вывернется так, что 

уцелею завтра, по всем инстанциям с тобой пройду, расскажу, как ты 

воевал... 

- А про подвиги мои после войны тоже расскажешь? - тоскливо спросил 

Левченко. - Нет, Шарапов, со мной дело кончено. А тебя я не расколол 

потому, что под одной шинелью нам спать доводилось и офицерский свой 

доппаек ты под койкой втихаря не жрал, за спины наши не прятался под 

пулями. А с Вислы на себе меня, с осколком в спине, до санитаров дотащил. 

Поэтому мы с тобой вместе завтра пойдем, и как уж там бог даст, так и 

будет. 

- Левченко... - окликнул я его. 

- Ладно, Шарапов, хватит! Давай спать, не о чем толковать... 

И громко, часто задышал вдох-выдох, вдох-выдох, тик-так, тик-так... 

Вытянулся я на своем топчане, закрыл глаза и только сейчас ощутил, что 

всего меня еще до сих пор трясет дрожь уходящего напряжения и страха. 

Уходить с Левченко нельзя: если меня хватятся, логово тут же опустеет. 

Конечно, не так нам все это мнилось - Жеглов этого в виду не имел, да и я 

не собирался из себя живца устраивать. Мы ведь думали их только к магазину 

этому подманить, а делать из меня заложника не собирались. Да вот так уж 

выкрутилось - для дела лучше, для меня хуже. И, прикидывая сейчас шансы 

выйти живым из этой заварухи, я с грустью убеждался, что их не существует. 

Реальных. Даже если руководство МУРа отменит операцию и заманивать банду в 

ловушку не станут, а нападут прямо у магазина, всегда у бандитов останется 

миг, чтобы выстрелить в меня или воткнуть нож. И не помогут даже уроки 

инструктора по самбо Филимонова - слишком их много вокруг меня будет и 

рассердятся они наверняка очень сильно. Так что, Шарапов, финиш? Или еще 

покувыркаемся? Ведь там, на воле, остался Жеглов - он же не сидит сложа 

руки, они ведь там наверняка все думают, как меня вызволить. Но нет связи - 

даже если придумают, мне этого сюда не передать. Но придумают наверняка! 

Должны придумать! Они не могут меня здесь бросить... 

Эта мысль снова вдохнула в меня какую-то надежду, и я начал 

лихорадочно думать о том, что могут сделать наши ребята. Только суетиться 

не надо, нужно медленно, не спеша думать, обстоятельно, как думают там 

сейчас они. Они наверняка думают, может быть, даже придумали уже. Но не 

имеют возможности сообщить мне. Хорошо, давай так прикинем: если бы я был с 

Жегловым на воле, а на моем месте здесь парился Пасюк. И мы бы придумали 

план его спасения, а сообщить не можем, и из-за этого план может не 

сработать - он ведь расписан на две роли или на несколько и если он не 

будет знать, что делать, то спектакль не состоится. Что бы мы с Жегловым 

тогда решили? Использовать какой-то план, или обстоятельства, или условия, 

которые нам были известны и до нашей операции и о них ничего не надо 

сообщать дополнительно... 

От этих быстрых судорожных мыслей гудела голова и сна не было ни в 

одном глазу - мне очень хотелось отыскать лазейку, я так не хотел умирать! 

Что же нам обоим с Жегловым было известно заранее? 

Состав банды? Нет! 

Их характеры? Нет! 

Изменение плана? Нет! 

Место операции? Да! 

 

 

x x x 

 

В госпитале, где начальником тов. Лившиц, 

состоялась встреча раненых с чемпионом 

Москвы В. Смысловым. Гроссмейстер 

рассказал воинам о шахматном матче 


Страница 129 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128  [129]  130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"