Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

во рту не было. 

Я прервался на мгновение и увидел, что слушают они меня с интересом, и 

вознес я снова хвалу Жеглову, который начисто отмел предложения о любой 

уголовщине в моей легенде. А горбун сидел совершенно неподвижно, поджав 

ножки под себя, и глядел на меня в упор. Только кролик кряхтел и шевелился 

у него на коленях. 

- ...Ну, составляют протокол, заполняют анкет дошло до того места, что 

был я судимый и зона у меня стокилометровая, так они прямо взъелись: надо, 

мол, еще выяснить, не было ли у тебя умысла на теракт!.. 

Хорошо, кабы бандиты проверили мои слова и съездили на Мещанку - там 

открыто во дворе стоит ЗИС-5 с ярославским номером и разбитой кабиной, и на 

посту службу несет словоохотливый милиционер, который без утайки всем 

желающим рассказывает об аварии на Сущевском... 

- Окунули меня, значит, в камеру, в предвариловку, и сижу я там 

неделю, парюсь, и следователь из меня кишки мотает, хотя от допроса к 

допросу все тишает он помаленьку, пока не объявляет мне позавчера: 

экспертиза установила, что водитель легковой машины ЗИС-101 был в сильном 

опьянении. Будто оно не в тот же вечер установилось, а через неделю только. 

Правда, мне Евгений Петрович еще третьего дня сказал: дело твое чистое, на 

волю скоро выскочишь, нет у них против тебя ничего, иначе одними очняками 

уже замордовали бы... 

- Добрый у тебя был советчик, - кивнул горбун и быстро спросил: - А 

что же это тебе Фокс так поверил? 

- Наверное, понравился я ему. А скорее всего, другого выхода у него не 

было. Да и показался он мне за эти дни мужиком рисковым. Я, говорит, игрок 

по своей натуре, мне, говорит, жизнь без риска - как еда без соли... 

- Дорисковался, гаденыш! Предупреждал я его, что бабы и кабаки доведут 

до цугундера, - сквозь зубы пробормотал горбун... 

- Зря вы так про него... - попробовала вступиться Аня, но горбун 

только глазом зыркнул в ее сторону: 

- Цыц! Давай, Володя, дальше... 

Ага, значит, я у него уже Володя! Ах, закрепиться бы на этом пятачке, 

чуточку окопаться бы на этом малюсеньком плацдарме... 

- Ты, Володя, скажи нам, за что же власти наши бессовестные тебе 

зону-сотку определили и судили тебя ранее за что? 

- В сорок третьем за Днепром комиссовали меня после двух ранений. - Я 

для убедительности расстегнул ремень и задрал гимнастерку, показывая свои 

красно-синие шрамы на спине и на груди. - Вторая группа инвалидности. 

Оклемался я маленько и здесь, в Москве, устроился шоферить на грузовик. На 

автобазу речного пароходства. Тут меня как-то у Белорусского вокзала 

останавливает какой-то лейтенант: мол, подкалымить хочешь? Кто ж не хочет! 

На два часа делов - пятьсот рублей в зубы. Поехали мы с ним на пивзавод 

Бадаева, он мне велит на проходной путевой лист показать - все, мол, 

договорено. Выкатывают грузчики две бочки пива - и ко мне в кузов. Отвез я 

их на Краснопресненскую сортировку и помог сгрузить. А через неделю ночью 

являются за мной архангелы - хоп за рога и в стойло! В ОБХСС на Петровке 

спрашивают: вы куда дели с сообщником пиво? С каким, спрашиваю, сообщником? 

А который по липовой накладной две бочки пива вывез, говорят мне. Я 

туда-сюда, клянусь, божусь, говорю им про лейтенанта, описываю его - 

высокий такой, с усиками и ожогами на лице. В трибунал меня - четыре года с 

конфискацией... 

- Совсем ты, выходит, невинный? - спросил горбун. 

- Выходит! Я когда Фоксу в камере рассказал, он полдня хохотал, за 

живот держался. Оказывается, знает он того лейтенанта - кличка ему Жженый, 

и не лейтенант он, а мошенник... 

Горбун быстро глянул на убийцу Тягунова, тот еле заметно кивнул 

головой, и я почувствовал, как меня поднимает волна успеха: аферист 

Коровин, по кличке Жженый, сидел в потьминских лагерях и опровергнуть 

разработанную Жегловым легенду не мог. И случай Жеглов подобрал 

фактический, они могли знать о нем. 

Горбун налил мне в стакан водки, а себе какого-то мутного настоя из 

маленького графинчика. Милостиво кивнул другим - и вся банда рванулась к 

стаканам. Налили, подняли и чокнулись без тоста. И тут я увидел, что ко мне 

со стаканом тянется бандит, который сидел в торце стола - сначала спиной ко 

мне, а потом все время он как-то так избочивался, что голова его оставалась 

в тени. А тут он наклонился над столом, протянул ко мне свой стакан и 

сказал медленно: 

- Ну что, за счастье выпьем?.. 

Его лицо было в одном метре от меня, и ничего больше я не замечал 

вокруг, только сердце оторвалось и упало тяжелым мокрым камнем куда-то в 

низ живота, и билось оно там глухими, редкими, больными ударами, и каждый 

удар вышибал из меня душу, каждый удар тупо отдавался в заклинившем, 

насмерть перепуганном мозгу, и в горле застрял крик ужаса, и только одно я 

знал наверняка: все пропало, безвозвратно, непоправимо пропало, и даже 

смерть моя в этом вонючем притоне никому ничего не даст - все пропало. И 

мне пришел конец... 

Чокнулся я с ним, и сил не хватило отвести в сторону глаза; я так и 

смотрел на него, потому что ничего нет страшнее этого - увидеть лицом к 

лицу человека, от которого ты должен сейчас принять смерть. 

Поднял стакан - рукой свинцовой, негнущейся - и выпил его до дна. 

Напротив меня сидел Левченко. Штрафник Левченко. Из моей роты... 

...Штрафник Левченко, из моей роты. С него должны были снять судимость 

посмертно, потому что он погиб в санитарном поезде, когда их разбомбили под 

Брестом. До этого его тяжело ранило в рейде через Вислу, мы плавали туда 

вместе - Сашка Колобков, я и Левченко. Ему тогда в спину попал осколок 

мины, и он выпал из лодки у самого берега... Значит, не погиб. И вернулся к 

старым делам. И уже час слушает, как я тут выламываюсь... 

- Что ж ты замолчал? Рассказывай дальше... - сказал горбун. Я снова 


Страница 123 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122  [123]  124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"