Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

было. В зале было душно, плавал кислый запах мокрого сукна, пота и 

гуталина, люди вокруг меня хохотали и топали ногами, а я сидел и думал о 

том, что дело, похоже, не сорвалось, и сегодня уж конечно мы с Варей не 

увидимся, а с двенадцати ночи у нее дежурство - ей три смены осталось до 

демобилизации, - и если сегодня у меня все пройдет благополучно, то, может 

быть, на этой неделе вся история закончится и мы с Варей пойдем в загс, а 

потом устроим свадьбу, позовем Жеглова, всех наших ребят, Вариных подруг - 

это будет замечательный праздник. Только бы с этими проклятыми выползнями 

закончить! 

К концу картины, когда все дела у Любови Орловой совершенно наладились 

и ее любимый инженер тоже понял, какая она замечательная, мне уже стало 

совсем невмоготу - от напряжения, ожидания, неизвестности. Это как перед 

атакой: уж лучше бы команда - и через бруствер вперед, чем это невыносимое 

тоскливое ожидание, когда знаешь, что ровно через час уже все будет решено, 

но неизвестно только как. Ах, Вася, Вася, как ты томился этот час! 

Праздник, радость, свадьба, ордена, конец фильма! Зажегся свет, и 

народ ручьями потек между стульями на выход. Я уже не оглядывался, точно 

зная, что малокопеечка где-то на пятках у меня сидит. 

Мокрая темнота совсем заволокла город. И фонари не разгоняли мрак, а 

мутными молочными пятнами высвечивали узкие пятачки вокруг столбов, и все 

было заштриховано косыми струями унылого ноябрьского дождя. Народу в 

троллейбус натолкалось до упору, двери не запирались, и люди гроздьями 

висели на подножках, надрывались кондукторы, требуя войти в вагон. Да мы бы 

и сами вошли, коли место нашлось бы: за одну остановку меня на ходу 

промочило насквозь. И "хвост" перестал стесняться, он висел прямо рядом со 

мной, держась за чью-то спину, и, признаюсь, было у меня желание навесить 

ему такого пендаля, чтобы он до следующей остановки катился на пятой 

точке... 

Пересел на Колхозной площади, тут было чуть свободнее, чем на Кольце, 

и когда меня особенно сильно шпыняли, я думал с усмешкой, что, наверное, 

люди создали бы мне получше условия, кабы знали, за каким я делом толкаюсь 

здесь в час "пик"... 

Остановился я у освещенной витрины булочной. Здесь был козырек, под 

которым обычно выгружают хлеб. Вот там я и спрятался от холодных струек, 

заливавших спину ледяной щекотиной. Огляделся - Ани еще не было. Только 

стоял у тротуара хлебный фургон, из которого два мужика вытаскивали пустые 

ящики. И пропал мой "хвост", хотя я видел, как он спрыгнул вслед за мной с 

подножки. А теперь исчез куда-то. Я взглянул на часы - девятнадцать 

тридцать две. Еще несколько минут, и все решится - правильно мы продумали 

или они оказались осторожнее нашей хитрости. И в этот момент я увидел 

идущую ко мне женщину. 

Она была высока, стройна, в красивом светлом пальто. Туфли у нее были 

заграничные, на рифленом каучуке. И зонтик. Протянула мне руку, как старому 

знакомому: 

- Здравствуйте, вы от Евгения Петровича? 

- Здравствуйте. - И я подозрительно стал смотреть на нее. Я и не 

скрывал интереса, с которым глазел на нее. И руку ее задержал на мгновение 

дольше, ощупывая на ее пальце кольцо с камнем-розочкой. Я даже приподнял на 

свет ее руку и откровенно посмотрел на кольцо. Она выдернула руку и зло 

спросила: 

- Вы что? 

- А ничего. Мне Евгений Петрович первым делом велел передать вам, 

чтобы вы это кольцо как можно глубже заныкали. В розыске оно, по мокрому... 

Это было кольцо Ларисы Груздевой - я не мог ошибиться, десятки раз я 

видел его описание в деле. 

- И для этого он прислал вас? - спросила она с усмешкой. 

- Нет, он меня прислал, чтобы я объяснил, как его с нар вытащить. А вы 

тут меня за дурака держите, театры всякие, концерты разыгрываете! 

Подсылаете дуру какую-то! Что же, вы думаете, мне Фокс не объяснил, какая 

вы из себя, коли посылал меня на встречу? 

- А почему же он вас к бабке направил, а не ко мне? 

- Ха! Мы с ним не в парке Горького на лавочке расстались! Он тоже 

против меня опаску имел - л вдруг меня менты расколют? А вдруг я скурвлюсь 

и сам настучу? Так прямо к вам в теплую постелю их и доставлю. Надо думать, 

он этот резон имел. А там бог его ведает, что он думал: вы-то знаете, мужик 

он непростой... 

- Так что же он сказал вам? Что вы должны передать мне? 

- Инструкцию. Так он и сказал - инструкцию. Это, говорит, будет у тебя 

единственный в жизни заработок такой: запомни от слова до слова, передай и 

получишь пять кусков. 

- Что-то больно дорого за такую работу... 

- Ему-то там, на киче, это не кажется дорого. Тем более что речь о 

шкуре его идет. Вышак ему ломится... 

- Хорошо, я слушаю вас... 

- Денежки пожалуйте вперед. Дружба дружбой, как говорится, а 

табачок... 

Она открыла сумку и протянула мне завернутую в газету пачку. Я стал 

разворачивать сверток, но она сердито зашипела: 

- Перестаньте! Там ровно пять тысяч. Говорите... 

Я помялся немного, потом махнул рукой: 

- Смотрите, на совесть вашу полагаюсь. Мне ведь тоже рисковать, с 

МУРом вязаться неохота... 

- И попробуйте наврать только! 

- Зачем же мне врать! - Я огляделся, в переулке никого было не видать, 

только неподалеку возились со своими ящиками грузчики около хлебного 

фургона, и я подумал, что это, наверное, наши ребята меня здесь прикрывают. 

Правда, это мне не понравилось - грубо; они совсем рядом стояли, и раз за 

Аней бандиты присматривают, то и их наверняка засекут. 

- Значит, Фокс так сказал: его в МУРе колют по поводу ограбления 

продмага и убийства сторожа. Дела его неважные - там на карасе отпечатки 

его остались... Содержат его пока на Петровке, на той неделе должны 

перевести в тюрьму - в Матросскую Тишину, а там уже хана - из тюрьмы не 

сбежишь... 


Страница 119 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118  [119]  120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"