Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

у него всегда признак глубокой задумчивости. Неожиданно остановившись 

посредине кабинета, спросил: 

- А что с Васей Векшииым было, помнишь? - И по лицу его посеревшему, 

по губам, плотно сжатым, я видел, что он не для проформы спрашивает, что он 

в самом деле за меня переживает. - Я сам бы пошел, - сказал он чуть не со 

стоном, - да ведь меня они в момент расколют, каждая собака меня в лицо 

знает... 

- О тебе нет речи, - сказал я серьезно. - Не в игрушки играем. Давай 

решай, Глеб, время дорого! Сейчас момент потеряем - больше не повторится 

такая возможность... 

- Мне что решать, - сказал Жеглов глухо. - Я понимаю, надо идти. Но я 

не могу, просто не имею права взять это на себя. Ты ведь не знаешь, что 

творилось после Васи Векшина! - Он подумал еще немного, посмотрел на часы, 

махнул рукой: - Я к Льву Алексеичу, жди, Шарапов!.. 

И ушел. А я сидел один в кабинете, представляя себе встречу с Аней, 

наши разговоры, бандитов и то, как мы их повяжем. Все это сливалось в 

довольно сумбурную картину, но мне сейчас ясности полной и не требовалось, 

ведь когда в разведку идешь - тоже не знаешь, как там в деталях сложится. 

Главное, представлять свою задачу, а решать ее надо по обстановке, на то 

тебе и голова дана, не только ведь каску носить! 

Жеглов вернулся довольно скоро, и по его собранному виду я догадался, 

что "добро" начальства получено. 

- Разрешил Свирский, - сказал Жеглов. - Он, конечно, поговорит с 

тобой, даст руководящие указания, но главное сделано. А я тут еще одну 

деталь надумал: скомандуем в КПЗ, чтобы отобрали у Фокса платочек его 

знаменитый - он тебе заместо пароля будет, а? - И широко улыбнулся. 

- Все, тогда хватит травить, - сказал я деловито. - Время уходит, 

давай соображать... 

 

 

x x x 

 

Кубок СССР по футболу. "Зенит" вышел в 

полуфинал. 

Миллион зрителей просмотрели новый, 

художественный фильм "Без вины 

виноватые", сценарий и постановка 

лауреата Сталинской премии Владимира 

Петрова. 

Московский театр сатиры купит старинные 

украшения: "драгоценности" из 

искусственных камней - кольца, браслеты, 

серьги, броши, кулоны; перчатки, кружева 

и веера. 

 

Московское радио. Городская информация 

 

 

- Ну что? Ждать, пожалуй, больше нечего, - сказал Свирский. - Звони, 

Шарапов. Послушаем, что нам скажут... 

Свирский сидел верхом на стуле прямо перед столом, в углах кабинета 

маялись Тараскин, Пасюк и Гриша, а Жеглов стоял, подпирая спиной дверь, 

будто хотел нам показать, что не выйдем мы отсюда, пока дело не сделаем. Я 

еще раз посмотрел на них, и под ложечкой что-то екнуло и сжалось. Снял я 

телефонную трубку, и показалась она мне ужасно тяжелой, словно это была не 

эбонитовая пустяковина, а ложе "петеэровки", и горло перехватило спазмой, 

как перед командой "Ро-ота!..", когда поднимаешь людей из траншеи для 

первого броска разведки боем. 

- Ну-ну, ничего, все будет нормально, - сказал Свирский и улыбнулся. Я 

почувствовал себя немного увереннее, и диск стронулся с места. 

Долго бродили в проводах далекие гудки и шорохи, потом что-то 

щелкнуло, и старушечий шамкающий голос ответил: 

- Але! Слу-ушаю! 

- Здравствуй, бабанька! - быстро, задушливо сказал я. - Ты мне Аню к 

трубочке подзови... 

- А иде я тебе ее возьму? Нету Анюты, нету ее сейчас. Коли надо чего, 

ты мене скажи, я ей все сообчу, как появится, конечно... 

- Слушай, бабка, меня внимательно. Ты ее где хошь сыщи, скажи ей, что 

человек от Фокса весточку притаранил. Звонить тебе я более не хочу, ты так 

и скажи ей: сегодня в четыре часа я буду около памятника Тимирязеву, в 

конце Тверского бульвара. Росту я среднего, пальто на мне черное будет и 

кепка серая, ну, газетку еще в руки возьму. В общем, коли захочет, узнает. 

Письмо у меня для ней имеется. Так и скажи - не придет, искать ее более не 

стану, время нет, я приезжий. Ты все поняла, чего сказал? 

Бабка судорожно передохнула, медленно ответила: 

- Понять поняла, а делов ваших не разумею. Коли появится, все скажу. 

- Молодец, бабка. Покедова... 

Положил трубку и почувствовал, что вся спина у меня мокрая - будто 

кули мучные на себе таскал. Свирский встал, хлопнул меня по плечу: 

- Хорошо говорил, спокойно. Давай в том же духе. - Дошел до двери и, 

обернувшись, спросил: - Не боишься? 

- Как вам сказать... Я ведь через линию фронта ходил. Вот там всегда 

боялся. А эту мразь мне бояться как-то совестно... 

- Это ты не прав, - покачал Свирский головой. - Бандит опаснее 

фашиста, потому что носит чужую личину - вон на красавца вашего, на Фокса 

взгляни... Так что бояться, наверное, их не надо, а опаску против них иметь 

обязательно. Это для дела полезнее... 

Жеглов ушел вместе со Свирским, а ребята принесли мне все новые 

регистрационные карточки на всех интересующих нас женщин по имени Аня. Я 

специально читал не спеша, некоторые карточки перечитывал дважды, 

внимательно подолгу разглядывал фотографии, старался запомнить особые 

приметы. А стопа выросла на столе уже огромная. 

Анна Шумкова, 23 года, воровка... 

Анна Махова, самогонщица, 37 лет, отрезана мочка левого уха... 

Анна Рождественская, безопределенщица, 26 лет, часто бывает с 

различными мужчинами в ресторанах, рыжая, подкрашивает волосы 

стрептоцидом... 

Анастасия Шварева, она же Надежда Симонова, она же Наталья Кострюк, 


Страница 115 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114  [115]  116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"