Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

у него всегда признак глубокой задумчивости. Неожиданно остановившись 

посредине кабинета, спросил: 

- А что с Васей Векшииым было, помнишь? - И по лицу его посеревшему, 

по губам, плотно сжатым, я видел, что он не для проформы спрашивает, что он 

в самом деле за меня переживает. - Я сам бы пошел, - сказал он чуть не со 

стоном, - да ведь меня они в момент расколют, каждая собака меня в лицо 

знает... 

- О тебе нет речи, - сказал я серьезно. - Не в игрушки играем. Давай 

решай, Глеб, время дорого! Сейчас момент потеряем - больше не повторится 

такая возможность... 

- Мне что решать, - сказал Жеглов глухо. - Я понимаю, надо идти. Но я 

не могу, просто не имею права взять это на себя. Ты ведь не знаешь, что 

творилось после Васи Векшина! - Он подумал еще немного, посмотрел на часы, 

махнул рукой: - Я к Льву Алексеичу, жди, Шарапов!.. 

И ушел. А я сидел один в кабинете, представляя себе встречу с Аней, 

наши разговоры, бандитов и то, как мы их повяжем. Все это сливалось в 

довольно сумбурную картину, но мне сейчас ясности полной и не требовалось, 

ведь когда в разведку идешь - тоже не знаешь, как там в деталях сложится. 

Главное, представлять свою задачу, а решать ее надо по обстановке, на то 

тебе и голова дана, не только ведь каску носить! 

Жеглов вернулся довольно скоро, и по его собранному виду я догадался, 

что "добро" начальства получено. 

- Разрешил Свирский, - сказал Жеглов. - Он, конечно, поговорит с 

тобой, даст руководящие указания, но главное сделано. А я тут еще одну 

деталь надумал: скомандуем в КПЗ, чтобы отобрали у Фокса платочек его 

знаменитый - он тебе заместо пароля будет, а? - И широко улыбнулся. 

- Все, тогда хватит травить, - сказал я деловито. - Время уходит, 

давай соображать... 

 

 

x x x 

 

Кубок СССР по футболу. "Зенит" вышел в 

полуфинал. 

Миллион зрителей просмотрели новый, 

художественный фильм "Без вины 

виноватые", сценарий и постановка 

лауреата Сталинской премии Владимира 

Петрова. 

Московский театр сатиры купит старинные 

украшения: "драгоценности" из 

искусственных камней - кольца, браслеты, 

серьги, броши, кулоны; перчатки, кружева 

и веера. 

 

Московское радио. Городская информация 

 

 

- Ну что? Ждать, пожалуй, больше нечего, - сказал Свирский. - Звони, 

Шарапов. Послушаем, что нам скажут... 

Свирский сидел верхом на стуле прямо перед столом, в углах кабинета 

маялись Тараскин, Пасюк и Гриша, а Жеглов стоял, подпирая спиной дверь, 

будто хотел нам показать, что не выйдем мы отсюда, пока дело не сделаем. Я 

еще раз посмотрел на них, и под ложечкой что-то екнуло и сжалось. Снял я 

телефонную трубку, и показалась она мне ужасно тяжелой, словно это была не 

эбонитовая пустяковина, а ложе "петеэровки", и горло перехватило спазмой, 

как перед командой "Ро-ота!..", когда поднимаешь людей из траншеи для 

первого броска разведки боем. 

- Ну-ну, ничего, все будет нормально, - сказал Свирский и улыбнулся. Я 

почувствовал себя немного увереннее, и диск стронулся с места. 

Долго бродили в проводах далекие гудки и шорохи, потом что-то 

щелкнуло, и старушечий шамкающий голос ответил: 

- Але! Слу-ушаю! 

- Здравствуй, бабанька! - быстро, задушливо сказал я. - Ты мне Аню к 

трубочке подзови... 

- А иде я тебе ее возьму? Нету Анюты, нету ее сейчас. Коли надо чего, 

ты мене скажи, я ей все сообчу, как появится, конечно... 

- Слушай, бабка, меня внимательно. Ты ее где хошь сыщи, скажи ей, что 

человек от Фокса весточку притаранил. Звонить тебе я более не хочу, ты так 

и скажи ей: сегодня в четыре часа я буду около памятника Тимирязеву, в 

конце Тверского бульвара. Росту я среднего, пальто на мне черное будет и 

кепка серая, ну, газетку еще в руки возьму. В общем, коли захочет, узнает. 

Письмо у меня для ней имеется. Так и скажи - не придет, искать ее более не 

стану, время нет, я приезжий. Ты все поняла, чего сказал? 

Бабка судорожно передохнула, медленно ответила: 

- Понять поняла, а делов ваших не разумею. Коли появится, все скажу. 

- Молодец, бабка. Покедова... 

Положил трубку и почувствовал, что вся спина у меня мокрая - будто 

кули мучные на себе таскал. Свирский встал, хлопнул меня по плечу: 

- Хорошо говорил, спокойно. Давай в том же духе. - Дошел до двери и, 

обернувшись, спросил: - Не боишься? 

- Как вам сказать... Я ведь через линию фронта ходил. Вот там всегда 

боялся. А эту мразь мне бояться как-то совестно... 

- Это ты не прав, - покачал Свирский головой. - Бандит опаснее 

фашиста, потому что носит чужую личину - вон на красавца вашего, на Фокса 

взгляни... Так что бояться, наверное, их не надо, а опаску против них иметь 

обязательно. Это для дела полезнее... 

Жеглов ушел вместе со Свирским, а ребята принесли мне все новые 

регистрационные карточки на всех интересующих нас женщин по имени Аня. Я 

специально читал не спеша, некоторые карточки перечитывал дважды, 

внимательно подолгу разглядывал фотографии, старался запомнить особые 

приметы. А стопа выросла на столе уже огромная. 

Анна Шумкова, 23 года, воровка... 

Анна Махова, самогонщица, 37 лет, отрезана мочка левого уха... 

Анна Рождественская, безопределенщица, 26 лет, часто бывает с 

различными мужчинами в ресторанах, рыжая, подкрашивает волосы 

стрептоцидом... 

Анастасия Шварева, она же Надежда Симонова, она же Наталья Кострюк, 


Страница 115 из 135:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114  [115]  116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Цитаты и афоризмы Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"